Дэн Браун Ангелы и демоны



страница34/95
Дата11.02.2016
Размер4,27 Mb.
1   ...   30   31   32   33   34   35   36   37   ...   95
    Навигация по данной странице:
  • Глава 51

Глава 50

Роберт Лэнгдон стоял у архивного хранилища номер 9 и читал прикрепленные к полкам ярлыки: БРАГЕ63... КОПЕРНИК... КЕПЛЕР64... НЬЮТОН...

Повернувшись к Виттории, изучавшей содержимое соседнего хранилища, Лэнгдон сказал:

– Я нашел нужную рубрику, но Галилея в ней нет.

– Его там нет, – сказала она, переходя к следующему стеклянному кубу, – но не огорчайтесь. Он здесь. Надеюсь, вы не забыли прихватить очки? Они вам понадобятся, поскольку все это хранилище посвящено нашему герою.

Лэнгдон подбежал к девушке и убедился, что та права. Все указатели хранилища номер 10 содержали лишь два слова:

IL PROCESSO GALILEANO

Лэнгдон даже присвистнул, увидев, что Галилею отведен целый блок.

– «Дело Галилея»! – восхитился он, вглядываясь сквозь стекло в темные ряды полок. – Самый продолжительный и самый дорогой судебный процесс в истории Ватикана. Четырнадцать лет и шестьсот миллионов лир. И все это собрано здесь.

– То еще собрание юридических документов!

– Похоже, что юристы за последние четыреста лет не очень изменились.

– Не больше, чем акулы.

Лэнгдон надавил на большую желтую кнопку, и за стеклом под самым потолком вспыхнула батарея темно красных ламп, превратив хранилище в светящийся багровый куб с темным лабиринтом полок.

– Бог мой, – произнесла Виттория, – так мы будем загорать или работать?

– Пергамент под воздействием света обесцвечивается, поэтому все хранилища имеют приглушенное освещение.

– Да мы там просто свихнемся.

Или даже хуже того, подумал Лэнгдон, подходя к единственному входу в стеклянный куб.

– Хочу вас предупредить. Поскольку кислород является окислителем, его содержание в атмосфере хранилища существенно снижено. В кубе соблюдается частичный вакуум, и ваше дыхание будет затруднено.

– Не волнуйтесь. Если даже старцы кардиналы выдерживают эту атмосферу...

«Верно, – подумал Лэнгдон. – Может, и нам повезет».

В хранилище вела единственная вращающаяся дверь. В шахте двери ученый заметил четыре кнопки, по одной в каждом отсеке. Когда нажимали на кнопку, управляемая электроникой дверь приходила в движение. Совершив пол оборота, она останавливалась в соответствии со стандартной процедурой сохранения постоянного атмосферного давления в помещении.

– После того как я войду, – продолжал Лэнгдон, – нажмите на кнопку и следуйте за мной. Учтите, что влажность там не превышает восьми процентов, поэтому будьте готовы к появлению сухости во рту и горле.

Лэнгдон зашел в открытую секцию и надавил на кнопку. Дверь издала громкий сигнал и начала вращаться. Следуя за двигающейся панелью, Лэнгдон готовил себя к шоку, который он всегда испытывал, оказываясь в помещении с пониженным атмосферным давлением. Такое ощущение может испытать человек, мгновенно оказавшийся на высоте 20 000 футов. Столь резкий перепад давления довольно часто сопровождается легкой тошнотой и головокружением. «В глазах двоится, в ушах шумит», – вспомнил он присказку архивистов, ощутив хлопок в ушах. Послышалось шипение, и дверь замерла.

Он был в архиве.

Воздух в кубе оказался даже более разреженным, чем он предполагал. Похоже, что в Ватикане относились к своим архивам несколько бережнее, чем в большинстве других учреждений. Лэнгдон поборол рефлекторное желание вдохнуть как можно глубже и замер. Капилляры его легких вскоре расширились, и напряжение сразу спало. «Превращаемся в дельфина», – сказал он себе, с благодарностью вспоминая те пятьдесят дистанций, которые он каждый день проплывал в бассейне. Выходит, он напрягался не зря. Когда дыхание почти полностью восстановилось, Лэнгдон огляделся по сторонам. Несмотря на то что стены помещения были стеклянными, к нему вернулось привычное чувство тревоги. «Я заперт в ящике, – думал он. – В кровавой красной коробке».

За его спиной снова раздался сигнал, и Лэнгдон обернулся. В хранилище вошла Виттория. Ее глаза сразу же начали слезиться, а дыхание стало тяжелым.

– Потерпите минутку, – сказал Лэнгдон, – а если кружится голова, слегка наклонитесь.

– У... меня... – задыхаясь, начала Виттория, – у меня такое ощущение... что я ныряю с аквалангом... а баллоны заполнили не той газовой смесью.

Лэнгдон подождал, пока девушка придет в себя. Он знал, что с ней все будет в полном порядке. Виттория Ветра находилась в потрясающей физической форме и являла собой полную противоположность той престарелой выпускнице Редклифа, которую Лэнгдону пришлось спасать, делая ей искусственное дыхание методом «изо рта в рот». Случилось это, когда он знакомил старушку с архивным хранилищем Гарвардской библиотеки. Бедняга тогда едва не погибла, подавившись своей искусственной челюстью.

– Ну как? – спросил американец. – Вам уже лучше? Виттория утвердительно кивнула.

– Мне пришлось лететь на вашем проклятом стратоплане, а долг, как известно, платежом красен.

– Сдаюсь, – с трудом выдавив улыбку, произнесла она.

Лэнгдон запустил руку в стоящий у дверей ящик и извлек оттуда пару белых нитяных перчаток.

– Разве нас ждет светский раут? – спросила Виттория.

– Все дело в кислоте, которая образуется на пальцах. Мы не можем работать с документами без перчаток.

– Сколько времени в нашем распоряжении? – спросила Виттория, также доставая из ящика перчатки.

– Начало восьмого, – ответил Лэнгдон, взглянув на Микки Мауса.

– Нам надо управиться здесь меньше чем за час.

– Честно говоря, даже этого времени у нас нет, – сказал Лэнгдон, указывая на прикрытый фильтром вентиляционный люк. – Когда внутри куба находятся люди, смотритель обычно увеличивает подачу кислорода. Но сегодня этого не случится. Через двадцать минут мы начнем задыхаться.

Даже в красном свете было видно, как побледнела Виттория.

– Итак, докажи или сдохни. Так, кажется, говорят у вас в ЦЕРНе, мисс Ветра? – усмехнулся Лэнгдон, разглаживая перчатки. – Поторопимся. Микки Маус продолжает тикать.

Глава 51

Прежде чем отключить связь, корреспондент Би би си Гюнтер Глик секунд десять тупо смотрел на зажатый в руке сотовый телефон.

Чинита Макри, сидя на заднем сиденье микроавтобуса, в свою очередь, внимательно изучала коллегу.

– Что случилось? – наконец спросила она. – Кто это был? Глик обернулся. Он ощущал себя ребенком, получившим такой рождественский подарок, на который совсем не рассчитывал.

– Мне только что передали сногсшибательную информацию. В Ватикане что то происходит.

– Эта штука называется конклав, – язвительно произнесла Чинита. – Разве до тебя еще не дошло?

– Нет. Там творится что то еще.

Что то очень необычное, думал он. Неужели все то, что ему только что сообщил неизвестный, правда? Глик устыдился, осознав, что молится о том, чтобы слова информатора оказались правдой.

– А что ты скажешь, если я тебе сообщу, что похищены четыре кардинала и что их сегодня вечером убьют в четырех различных церквях? – продолжил он.

– Я скажу, что тебе сумел заморочить голову какой то придурок с извращенным чувством юмора.

– А как ты отреагируешь, если я скажу, что нам каждый раз будут сообщать точное место очередного убийства?

– Прежде я хочу знать, с кем ты, дьявол тебя побери, говорил?

– Он не представился.

– Возможно, потому, что вся его информация всего лишь воз дерьма.

Глик нисколько не удивился столь резкой реакции со стороны коллеги. Но Чинита не учла, что, работая в «Британском сплетнике», он почти десять лет профессионально общался с врунами и психами. Звонивший сегодня, похоже, не относился ни к одной из этих категорий. Он говорил холодным голосом с заметным средиземноморским акцентом.

– Я позвоню вам около восьми, – сказал этот человек, – и сообщу, где произойдет первое убийство. Сцены, которые вы сможете запечатлеть, сделают вас знаменитым.

Когда Глик поинтересовался, почему с ним делятся этой информацией, он получил произнесенный ледяным тоном ответ:

– Средства массовой информации есть не что иное, как пособники анархии.

– Он мне еще кое что сказал, – продолжал Глик.

– Что именно? Неужели Элвиса Пресли только что избрали папой римским?

– Тебя не затруднит связаться с электронной базой данных Би би си? – спросил он, чувствуя, как в кровь мощной струей поступает адреналин. – Надо узнать, какой материал мы уже давали об этих парнях.

– О каких парнях?

– Сделай, что я прошу. Макри вздохнула и начала подключаться к базе данных.

– Это займет пару минут, – сказала она.

– Звонивший очень хотел знать, есть ли у меня оператор, – сказал Глик. Голова у него шла кругом.

– Человек с видеокамерой?

– Да. И еще он спросил, сможем ли мы вести прямую пeредачу с места событий.

– Сколько угодно. На частоте 1,537 МГц. Но в чем дело? – База данных дала сигнал о соединении. – Готово. Кого будем искать?

Глик назвал ей ключевое слово.

Макри внимательно посмотрела ему в глаза и пробормотала:

– Остается надеяться, что это всего лишь идиотская шутка.


Каталог: data -> bib
bib -> Особенности национальной "охоты за головами" "Охотник"
bib -> Сергей Анатольевич Мусский 100 великих нобелевских лауреатов 100 великих
bib -> Проблемы церковного попечения о детях-сиротах Дети, оставшиеся без попечения родителей, история и современное состояние
bib -> Увеличению достигнутых результатов
bib -> Эдипов комплекс (комплекс Электры) найти и обезвредить
bib -> 100 идей для развития творческого потенциала сотрудников
bib -> Анвар Бакиров Базовые пресуппозиции – весело о важном или
bib -> Н. Н. Петров аутогенная тренировка для вас практическое пособие
bib -> Сканирование: Янко Слава (библиотека Fort/Da)


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   30   31   32   33   34   35   36   37   ...   95


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница