Демоны плоти Полный путеводитель по сексуальной магии пути левой руки


Мантра — один из видов звуковой магии



страница7/56
Дата21.04.2016
Размер7.27 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   56
Мантра — один из видов звуковой магии

Традиционная магическая практика пути левой руки (как индийская, так и тибетская ее ветвь) неразрывно связана с наукой мантр; и каждый этап сексуальных ритуалов пути левой руки сопровождается чтением определенных мантр. Слово «мантра» принято переводить «инструмент мысли», что дает четкое техническое определение слов и звуков, которым гуру обучает последователей в качестве вспомогательного средства изменения сознания.

Тантристы пути и левой, и правой руки верят, что особые звуковые вибрации (произнесенный звук) или просто мысль (звук непроизнесенный) способны изменить внутреннюю и внешнюю реальность — эта идея не столь уж далека от концепции магических формул в западной культуре. И в самом деле, мантры, называемые дхарани, часто понимаются как вид «заклинаний». Тантра учит, что ткань всей материальной вселенной сформирована звучанием определенных базовых вибраций и тонов.

То, что на протяжении всей книги мы не устаем подчеркивать, как важно знать магу точное значение всех слов, можно трактовать как следование одной из фундаментальных концепций Тантры. Правильное оперирование словами и звуками — это магический инструмент, которым управляются видимые и тонкие измерения. Тантризм придает мантре настолько громадный смысл, что буддийскую разновидность тантры часто называют просто мантраяма.

Выполняя сексуальный ритуал Вама Марга, йоги и йогини традиционно поют специальные мантры (на каждом этапе особые), иногда вслух, иногда про себя. Многие из этих мантр насыщены зашифрованной сексуально-магической символикой. Например, тибетское Ом Мани Падми Хум, пожалуй, самая известная на Западе тантрическая буддийская мантра, переводится как «драгоценность в лотосе». Драгоценность символизирует пенис или лингам, а лотос — вульву или йони; их соединение в коитусе обозначает божественное слияние мужского и женского принципов, столь значимое в инициации темной волны. Другая мантра, которой в практиках пути левой руки придается большая смысловая нагрузка — интонирование слова Клим, которое служит выражением сокровенной силы, высвобождаемой ритуальным совокуплением. Чтение Аджапа-мантры представляет собой простое чередование вдоха-выдоха; это называется производить вибрацию «ханса, ханса», т. е. произносить превербальный звук, с которым воздух поступает в легкие и выходит оттуда. Мантра — это магическое воспроизведение в своем теле вдоха и выдоха создающей универсум силы, акт слияния созидания и разрушения.

Знакомые с алхимической традицией церемониальной магии читатели могут провести любопытную параллель чтения мантр в практиках пути левой руки с произнесением «варварских имен» в ритуалах этой традиции или Энохианским языком, придуманным доктором Джоном Ди. Все это виды звуковой магии, воздействующей на скрытые пустые области разума и материи, их сила тем больше, чем невнятнее они звучат для дремлющего сознания. Люди, к магии отношения не имеющие, презрительно обзывают мантры бессмысленными звуками, поскольку те направлены к уровням реальности, куда рациональному мышлению проникнуть не дано. Алистер Кроули, чьи поэтические упражнения сделали его более восприимчивым к магии слова, нежели основная масса магов, заметил, что «длинные струны великих слов, что грохочут и стонут во многих заклинаниях, воистину способны вознести сознание мага на должный уровень».

Значительная часть силы мантр левой руки генерируется благодаря секретности обстановки, в которой они сообщаются посвящаемому. Подобно интимному обмену эротической силой, осуществляемому через прикосновение в процессе ритуалов Вама Марга, мантра, переданная шепотом от гуру к ученику, оборачивает слова силы покрывалом тайны. В соответствии с традицией Вама Марга, мантра, преподанная адепту наставником, не имеет силы, если она просто была вычитана из книги. Ритуальный акт передачи мантры от одного к другому в интимном инициатическом контексте обеспечивает мантре ту динамику, которая наделяет ее способностью изменять сознание.




Проклятие Тантр

Как и все тантрические концепции, в том числе Вама Марга, санскритское слово «тантра» само по себе является мантрой и допускает ряд истолкований. Самое правильное определение тантры — «инструмент, обеспечивающий развитие» или, иными словами, «освобождение через развитие». Слово «тантра» часто переводят такими значениями как «паутина», «ткань» или «сплетенное воедино», что наводит на мысль о взаимопереплетенности тантрических методик, которые можно метафорически представить в образе гигантской паучьей сети из переплетенных нитей. Уместно вспомнить и о переплетении сексуальных энергий мужского и женского начал.

Пытающиеся однозначно классифицировать все полотно тантрической паутины в понятиях, пригодных для аккуратно подстриженных и прилизанных концепций западной рациональности, попадают пальцем в небо; Тантра отрицает саму мысль о четких параметрах. Многие прекраснодушные ученые любят утверждать: «Вот это тантра». Другие столь же упрямо возражают: «Нет, вот это Тантра». И, тем не менее, самая суть предмета обсуждения ускользает, ее надо постигать интуитивно и страстно, как живое существо, а не хладнокровно изучать как объект извне.

Сами тантры составляют корпус некогда запрещенных учений, которые, по легенде, пошли от самых первых тайных бесед Шивы, творца и разрушителя космоса, с его возлюбленной супругой, многорукой богиней Шивой, — иногда в облике прекрасной Парвати, но чаще в облике наводящей ужас Кали — во время их бесконечного небесного соития. Исторически древнейшие из сохранившихся тантр относятся к буддийской традиции и датируются приблизительно 600 г. н. э. Точное время их написания установить практически невозможно, поскольку они составлены на основе протографов. Тантрическое предание утверждает, что эти беседы, раскрывавшие секреты самоперерождения и магии, в том числе — сексуальной, были якобы подслушаны могущественными йогами-сиддхами или, другими слова, магами, затем выработавшими для человечества систему тантрической инициации. Записанные тантры раскрывают лишь малую толику гупта-видья (тайной доктрины), истинное же приобщение осуществляется от учителя к ученику. Поскольку господствует мнение, что все священные писания в нашу эпоху утратили свою силу, тантры считаются единственным ценным духовным источником в Кали-юге.

Просвещенные сиддхи обучили кое-каким запретным практикам нескольких учеников, обладающих необходимым для этого умом и даром. Затем, говорится в преданиях, век за веком тантры передавались от адепта к адепту; устная традиция постепенной передачи учения из уст учителя на ухо ученику жила множество столетий и по сей день остается самой истинной формой инициации среди западных и восточных последователей пути левой руки. Секреты тантры зашифровывались в произведениях искусства учениками, имеющими талант к рисованию, музыке, скульптуре и танцу. Творческое вдохновение художника, порыв, уносящий его от общественных обычаев и ценностей, есть символ свободной от догмы энергии, обретаемой магами-тантристами. Создать выдающее произведение любого жанра — значит стать богом и творцом мира; такая творческая деятельность всегда была причастна к черной магии, как на Западе, так и на Востоке.

Со временем тантры стали записывать от руки на хрупких пальмовых листьях, в основном используя сандхья-бхаса или «сумеречный язык», которым владели только посвященные. Уроки, изложенные в этих текстах, ни в коем случае не образуют целостного учения, они представляют собой головокружительную мешанину из тысячи разнообразных трактовок и методик инициации, от глубочайших философских прозрений до довольно примитивных советов по любовной магии и способам наведения порчи, очень схожих с западной народной магией. И действительно, многие из тантрических практик, в их числе — рисование магических символов (йантр) и описанное выше интонирование «слов силы» (мантр), схожи с ритуалами традиции черной магии на Западе, образуя, таким образом, связь между двумя магическими культурами.

Из-за обилия и несхожести тантрических концепций не получается выделить одно доминирующее направление тантризма — вместо этого традиция предлагает множество противоречивых учений, объединенных общей тематикой. Неоднородная и «децентрализованная» природа тантрических магических и мистических методик обладает тем преимуществом, что с самого начала эти практики делают невозможным появление догматизма; именно посему наиболее радикальные и еретические направления тантрического пути левой руки дошли до наших дней, успешно справившись с гонениями на них.

Одни тантры постепенно влились в буддизм, индуизм и джайнизм, другие, более общественно-опасные учения были отвергнуты как представляющие опасность и приемлют их лишь избравшие путь левой руки. Хотя многие тантрические тексты были изложены в письменной форме, следует подчеркнуть, что темная Тантра прежде всего манифестируется активными действиями адепта в его бурлящем энергией существовании. Это не пассивно усваиваемое знание, которое получают штудированием текстов. Путь левой руки есть учение о теле, и передаваться оно должно по непрерывной цепочке мастеров этого искусства, обладающих компетенцией, необходимой для обучения других. Стремящийся следовать по пути левой руки подчас тратит много лет на поиски учителя, который наилучшим образом сумеет лично его приобщить к числу адептов. И Тантра упорно настаивает на том, что инициации нельзя научиться из книг, что знание из вторых рук никогда не приведет к полному раскрытию личности. Свойственное тантрическому пути левой руки недоверие к книгам, или пустаке-ликита, настолько глубоко, что адепт откровенно предупреждается о том, что богиня Шакти, божественная жизнетворная сила, которая покровительствует этому направлению, проклянет каждого, кто попытается избрать короткую дорогу к инициации через посредство книг. Отдавая должное тантрическим писаниям, адепты левой руки отрицают ценность книжного знания и чистой умозрительности, которые так близки многим западным магам. Путь левой руки манифестируется через земные дела, и потому его надо воспринимать скорее как образ жизни, нежели как религиозную веру или систему абстрактных убеждений.

Угроза божественного проклятия ничуть не помешала распространению на Западе разнообразных «самоучителей Тантры». Ни одно из них порекомендовать мы не можем. Хотя в нашей работе мы даем определенные сведения по историческим условиям развития Тантры левой руки, мы целиком и полностью согласны с постулатом традиционного подхода, в котором говорится о том, что собственно работой по самотрансформации крайне желательно заниматься под непосредственным руководством опытного учителя. Это может более чем смутить многих наших западных читателей, привыкших получать всю информацию небольшими удобоваримыми порциями, особенно из всяких сомнительных источников вроде СМИ или, хуже того, движущихся по так называемой «информационной супермагистрали», рассчитывая наскоро поймать просветление. Идиотизм тех, кто думает, что традицию можно до конца изучить, просто прочитав соответствующие книги, не испытав ничего из этого на себе, очевиден.




Вселенная как божественное соитие

Вернемся к сексуальной основе пути левой руки. Вся Тантра связана с идеей страстного соединения бога и богини (Шивы/Шакти), которому поклоняются как священному слиянию космического мужского принципа в самой его чистой форме — Сознании — и космического женского принципа изначальной Силы или абсолютной Энергии, приводящей в движение и пожирающей материальный универсум. Шакти, женское начало, всегда мыслится как активная созидающая сила вселенной. Шива, мужское начало, проникающее в нее, изображается как состояние неподвижной неизменности. Сексуальное растворение этих противоположных полюсов незримого мужского сознания и видимой женской силы демонстрирует радикально-целостную картину мира, предлагаемую Тантрой.

В отличие от прочих эзотерических школ, Тантра ставит абсолютный знак равенства между миром изменчивых материальных образов-явлений (майей) и вечной внутренней реальностью, лежащей за пределами дремлющего сознания. К многочисленным двойственным функциям Шакти относится и то, что она скрывает природу реальности от зачарованного разума образами обманчивой майи и одновременно является силой, открывающей истинный универсум тем, кто достигает через нее просветления.

Массовый синдром, заставляющий столь многих мистиков и магов отворачиваться от материального мира как от отвратительной и грязной заразы, пути левой руки совершенно чужд. Адепт должен не презирать иллюзорность майи, видя в ней гибельный морок, от которого следует усердно отстранятся через очищение аскетизмом, а прославлять ее, узнавая в ней восхитительную манифестацию женской силы. Собственно говоря, призрачная, но, как ни парадоксально, реальная субстанция мира воспринимается с вышеупомянутой точки зрения игры или лилы, и именно это чувство превалирует в магических практиках в тантрических кругах. Такое отношение выходит за рамки дихотомии тело = зло, сознание = добро, давая возможность адептам видеть в плотском теле средство, открывающее путь к просветлению.

Поцелуй Сфинкса. Франц фон Штук.


Ярче всего дихотомию статичное мужское/активное женское, устоявшуюся в теории сексуальных полярностей пути левой руки, иллюстрирует традиция изображать Шакти в ее разрушающей ипостаси черной как ночь Кали, с некрофилической страстностью склоняющейся принять эрегированный фаллос мертвого и бледного Шивы, распростертого на погребальном костре. Тантра утверждает, что без Шакти Шива — труп; мужское сознание без женской силы инертно. «Камакалавиласа-тантра» говорит, что «бесплотному Шиве, несущему в себе принцип чистого сознания, нужна Шакти, чтобы обрести телесную оболочку». Ее тело, в которое в момент их сладостного соединения входит Шива, на самом деле является ставшим зримым сознанием Шивы. Название «Камакалавиласа Тантра» означает «Тантра об эротической радости в любовных движениях», восхитительное наслаждение встретившихся магнетических космических сил. Конечная цель поисков посвященного левой руки — стать бисексуальным двуликим божеством, активизировав в своем личном сознании состояние вечного сексуального наслаждения. В западном герметизме этому соответствует идея о внутреннем андрогине.

В метафизике пути левой руки настоящая и тайная сила любого мужчины-адепта — это его шакти, как воплощенная в женщине-партнере, так и одновременно жизненная сила внутри него. Данная крайне значимая концепция распространена не только в Индии; она четко прослеживается в ряде легенд, где могущественный маг-мужчина приобщается к сокровенной силе через подругу-спутницу или темную музу, несущую в себе великую эротическую энергию. В современной западной сексуально-магической традиции, пожалуй, самое известное свое выражение эта идея находит в образах Багряной Жены (человеческой аватаре Вавилонской Блудницы) и Иштар.

Замешанная на христианстве западная духовная традиция предоставляет своим женщинам ограниченный репертуар из всего нескольких как бы противоположных ролей: мадонна/девственница, которой возносят с алтаря почести как недоступному идеалу чистоты, и блудница/соблазнительница, которую проклинают как источник греха и причину всех мужских недугов. Тантра левой руки, путь женщины, трактует женский принцип Шакти как бесконечно сложный принцип жизни, принцип одновременно девственницы и блудницы. Отвратительная старая ведьма и удивительная красавица в то же время, изменчивая, созидающая, разрушающая, милосердная, жестокая, любящая и равнодушная — бесконечный поток вечно меняющейся женской энергии, материнское начало, испускающее всю существующую материю, и при этом — загадочная ночь, в которой вся материя поглощается.

Во многих древних культурах, даже тех, которые принято относить к «патриархальным», магическую силу правителя, позволяющую ему царствовать, традиционно приносило ему в дар сверхчеловеческое женское существо, универсальная манифестация шакти. Кельтская сказка о таинственной Даме Озера, помогающей королю Артуру добыть великий меч Экскалибур — известный пример магической женской силы, скрывающейся за троном. Остальные кельтские мифы более однозначно трактуют сексуальную природу обмена силой — многим легендарным ирландским королям приходилось вступать в связь с местными женскими божествами, которые через эротический акт дарят власть над той или иной землей. Как и любое вступление в контакт со сверхчеловеческими сущностями, эти сексуальные ритуалы коронации часто представляются потенциально опасными, выдержать их способен только тот, кому суждено носить королевский венец. Также этот архетип шакти воплощает в себе, только не в столь сверхъестественной форме, смертная царственная супруга Артура Гвиневера, изменившая мужу с рыцарем Ланселотом, став тем самым причиной духовного и «физического» падения замка Камелот. У советчика Артура, бессмертного волшебника Мерлина, тоже была своя шакти — его сводная сестра Фея Моргана. Неуловимый артефакт, предмет отчаянных поисков рыцарей Артура — Грааль — еще один символ шакти-йони, представляющий собой бездонную чашу, наполненную тайной мудростью.

Представление о мужском начале, сила которого выражается через спокойствие и созерцание, и безудержно активном женском начале кардинально отличается от западных стереотипов агрессивного самца и кроткой девы, и оттого именно эта часть доктрины левой руки западной культурой усваивается труднее всего. Мужской принцип, как он трактуется в темной волне — и находит выражение в сексуальном ритуале — обретает силу, приобщаясь к источнику внутренней энергии, открываемому через видимый контроль над механизмами как биологическими, так и психическими. Очень распространенная в левом течении практика сдерживания семяизвержения при оргазме, пожалуй, служит идеальным примером мужского спокойствия-неподвижности и сдерживания себя. Мужской контроль над своей личностью выражает идею вселенского порядка. Последний представляет собой статичную энергию, находящую себя в женской динамичной, волнообразной траектории бесконечного движения и служащую способом проявления хаотичной жизненной энергии Шакти.

В буддийской Махаяне, более поздней тантрической школе, эти полярные концепции были заменены на противоположные: мужское начало — активное, женское начало — статичное. В своей практике мы склоняемся к более старой индуистской модели. Те, кто знаком с китайской даосской метафизикой, могут увидеть сходство двойственной Богини с вечно несхожими полюсами, магнетически притягивающимися друг к другу — женским, темным инь и мужским солнечным ян. Но как бы они не назывались, именно с этими энергиями работает адепт сексуальной магии пути левой руки.

Тема стремления темной волны осуществить магическое слияние мужского и женского полюсов, чтобы создать третью, богоподобную сущность, затрагивалась и в не-тантрическом контексте, а именно в платоновском «Пире». В этом тексте Аристофан ссылается на легенду о том, что на самом деле мужчины и женщины — это разделенные половинки, в незапамятные времена составлявшие единое целое. Эти древние андрогины восстали против Зевса, своего божественного отца, и за свою hubris (Hubris (греч.) — надменность, дерзость, гордость, своеволие.) были наказаны тем, что их разделили на два пола. Из-за этого разделения мужчина и женщина обречены вечно тосковать и стремиться восстановить некогда утраченное состояние, ища свою вторую половину, чтобы с ней соединиться. Комментаторы высказывали немало соображений о том, что многие из символических историй Платона, имеющих исключительно эзотерический, а не исторический характер, были взяты им из традиции мистических культов Древней Греции.

Сексуальное слияние противоположностей, метафорически представленных в эротических полярностях Шивы и Шакти, осмысливалось не только в рамках соответствующих ритуалов, как мы увидим дальше. Приемы кундалини направлены на осуществление такого слияния внутри тела отдельного адепта.

В современных парных практиках темной волны маги реализуют божественные ипостаси космического мужского и космического женского начал в извечном состоянии метаморфоз, принимающих бесконечное число форм. Магия пары проистекает в мир из эротического взаимодействия мужского и женского потоков, созидая, либо разрушая явления этого мира, аналогично тому как бесконечное совокупление Шивы/Шакти, которое иногда в тантризме называют «великим ритуалом», созидает и разрушает вселенную.

Хотя сегодня на Западе многие маги левой руки тяготеют к символике и пантеону богов Индии, инициатический коитус божественных мужской и женской сущностей ни в коем случае не сводится к мифологии Шивы/Шакти. Сексуально-магический ритуал можно успешно провести в любой точке земного шара, пользуясь символикой какой угодно культурной традиции. Можно обратится к германским Вотану и Фрейе, Сету и его невесте Астарте (Бабалон), суккубу Лилит и Самаэлю, равно как и к другим бесчисленным божественным парам, выражающим аспекты сверхчеловеческой мужской и женской природы в мириадах форм ее проявления. В конце концов, сексуальные маги пути левой руки вольны и не выбирать ни одного из известных богов; можно «дорастить» собственное сознание до уровня божественного и не обращаясь ни к какому из мифологических прототипов. Путь левой руки не занимается рабским поклонением небожителям, финальная его цель состоит в трансформации человеческой природы мага в божественную силу путем эротической инициации. Выбор в пользу того или иного божества, как шаг к превращению себя в бога, составляет прерогативу адепта, проходящего инициацию, а никоим образом не означает слепую веру в сверхъестественное.

Хотя тантрическое мировоззрение и строится на интеграции полярностей мужского и женского, женскому принципу придается куда большее значение. Степень почета, коим окружена богиня Шакти, показывает тот факт, что мужчин-тантристов принято называть просто шакта. Именно к Шакти, женскому воплощению двуликого Божества, обращаются с особым трепетом поборники пути левой руки, поскольку это она порождает, поддерживает, одушевляет, наполняет жизненной силой и, в конечном счете, разрушает космос. Левое течение нередко именуют «лучшей половиной», аналогично тому, как на Западе сегодня принято именовать чью-либо жену, носительницу энергии шакти. Признанное превосходство левого над правым никоим образом не обусловлено моральной оценкой; темная энергия Женщины в традиции пути левой руки мыслится как «лучшее», поскольку та считается сильнее и поскольку это единственная энергия, обладающая достаточным динамизмом, чтобы произвести инициацию.

Детальное объяснение того факта, что темная женская сила превосходит «правые» мужские качества тела и вселенной, предлагает текст «Махакала-тантра». Хотя санскритская терминология может отпугнуть тех, кто с ней не знаком, следующий пассаж дает четкое определение процесса, лежащего в основе практик пути левой руки, правда, отдавая предпочтение поэтической лексике, не сразу доступной для рациональной стороны мозга.

«Пуруша [сознание в чистом виде] считается правым (Дакшина, поскольку концентрируется в правой стороне тела), а Шакти — левым (Вама, поскольку она — в левой части тела). И покуда левое и правое, мужское и женское, остаются равно могущественными, до тех пор бремя сансары [мир иллюзий, прячущих истинную реальность] длится. Когда посредством упорной садханы [сексуальных практик] будет пробуждена левая шакти, когда левое победит Пурушу, правую шакти, и растворится в сладостных наслаждениях собственного тела, что будет означать — и левое и правое переполнены ее силой, тогда та, кто есть чистая радость, даст высшую степень свободы Дживе [индивидуальное сознание, близкое к западному понятию «душа»].

Обратное действие

Как читатель уже увидел, восторженное следование идее изменения порядка и утверждения обратного содержится уже в самом сочетании Вама Марга — пути иного. Соответственно, метод Випарита-Карами — обращение вспять или «обратное действие» — занимает центральное место в традиции пути левой руки. Он находит применение не только на физическом уровне, когда энергетический поток обращают вспять, как мы уже описали это выше — маг темной волны непрестанно работает над парадоксальным соединением противоположностей.

Каждым своим действием адепт пути левой руки переносит в сферу сакрального все, что обычай считает нечестивым либо профанным. Это переворачивание нормативных ценностей включает в себя сакрализацию сексуальности, чувственной страсти и наслаждений, которые ортодоксальное религиозное сообщество осуждает, а последователи Вама Марга используют как ключ к самообожествлению. Причем данная практика доходит до пересмотра таких этических установок и поведенческих норм, которые считаются позорными, пугающими и даже мерзкими среди поборников общепризнанных социальных и религиозных учений.

Такие изменения установленного порядка рассчитаны не просто на то, чтобы шокировать невежд — это было бы слишком легко, а в скором времени и утомительно, если не сказать, реакционно. Практика Випарита-Карами нацелена на перерождение посвящаемого в сущность, пребывающую вне известных и общепринятых пределов, что представляет собой необходимый этап процесса перерождения и манифестации себя в качестве суверенного божества.

В традиционной доктрине Вама Марга одной из наиболее распространенных физических форм такой сознательно совершаемой инверсии является Випарита-майтхуна или ритуал обратного соития. Эта техника предполагает, что адепт-мужчина принимает сидячую абсолютно неподвижную позу, а его партнерша энергично двигается на его эрегированном фаллосе. На взгляд «здравого» человека, такой эротический прием выворачивает наизнанку «нормальный» половой акт, где принято, что партнер играет активную роль, совершая фрикции с пассивной дамой. Данный же эротический ритуал, особенно в контексте до мозга костей патриархальной Индии, символизирует превосходство женского начала, Шакти, воплощенного в адепте-женщине. Однако, кроме и помимо такого символического «переворачивания», эта практика ставит гораздо более прагматичную и универсальную цель, в соответствии с многослойной природой темной волны. Адепт мужского пола сохраняет неподвижность, дабы лучше контролировать дыхательный и мыслительный процессы, таким образом, измененного состояния сознания легче достичь во время такого ритуала. Випарита-майтхуна также является человеческим воспроизведением божественного коитуса, когда ненасытная, активная Шакти оседлала застывшего без движения, как кажется, мертвого Шиву, в блаженстве распростершегося под священным телом своей подруги.

Пожалуй, к одной из самых известных на Западе практик Випарита-майтхуны пути левой руки относится техника сознательного возвращения потока спермы в момент оргазма обратно в тело тогда, когда она должна брызнуть наружу. Это не просто профанное упражнение из категории спортивных или средство продления полового акта, как иногда предполагают. Согласно тантризму, сперма одержит в себе духовную субстанцию бинду, саму суть принципа Шивы. Считается, что потеря бинду при эякуляции ослабляет посвящаемого. Обратив истечение семени вспять через каналы тонкого тела в так называемую коронарную, теменную чакру, как предполагается, можно укрепить центр сознания и даже добиться бессмертия. Вера в магический потенциал спермы на Востоке весьма распространена; очень популярен постулат народной мудрости о том, что у йога, который отказался от секса и никогда не эякулирует, из пореза на коже потечет сперма, а не кровь.

Кое в чем восточный культ накопления семени перекликается с идеями сексологии начала прошлого века, убеждавшей молодых людей в том, что ночные поллюции и мастурбация приносят мужчине страшный вред, поскольку ведут к истощению сил и ослаблению организма.

В буддийской Тантре уделяется много внимания практикам, направленным на то, чтобы мужчина не потерял ни капли спермы, которая является сосредоточением Тиг Ле, тибетского аналога бинду. Индуистская Тантра эякуляцию не запрещает, усматривая в ней священную жертву. Ряд учений предписывает мужчине, если он извергает семя в вульву своей шакти, «втянуть» бинду обратно себе в пенис, обратив течение семени вверх обратно в организм. Согласно другим концепциям, адепт-мужчина должен орально принять в себя смешавшиеся мужские и женские выделения, ибо, таким образом, бинду возвращается в тело посвящаемого. (Китайские даосские сексуальные ритуалы призывают испить соединившиеся эликсиры инь и ян). Как в индийской Вама Марга, так и в даосской сексуальной магии ценится не материальная субстанция физиологических выделений, а скорее вечно пребывающие тонкие энергии, которые, по теории, возвращаются в духовное тело.

Основная идея здесь состоит не просто в обретении спиритуальной силы семени. Равное значение придается изменению направления движения естественных сексуальных процессов — достигаемое волевым усилием обращение вспять течений в организме отражает почти божественную способность адепта изменять через обратное действие мир материи.

Хотя, на наш взгляд, такое освоение техники не представляет собой крайней необходимости для магических практик левой руки (вообще говоря, семяизвержение здесь — довольно ценный инструмент сексуальной магии), надо как минимум на теоретическом уровне понять ее механизм, ибо она относится к многочисленным методам изменения направления движения энергии в системе пути левой руки Випарита-Карами. К тому же, обращение мужского семяизвержения вспять приводит посвящаемого в состояние экстаза, что может весьма способствовать достижению божественного духа.
[Иллюстрация: Западный вариант позы Випарита-майтхуны, подчеркивающий демонический аспект энергии Шакти.]
Как всегда, во всяком действии, связанном с эротическими ритуалами пути левой руки, можно усмотреть несколько слоев смысла. Для практикующего мага наиболее важен результат, который то или иное конкретное действие окажет на его (ее) сознание; такой аспект легко высвобождается из менее значимых культурных наслоений. Упорное стремление не лишиться ни капли драгоценного семени представляется нам наименее ценным моментом традиционных практик пути левой руки.

И все же применение принципа обратного действия в других сферах жизни мага, в том числе — в эротической области, имеет огромное значение для инициации пути левой руки в любом культурном контексте. Мы уже давали описание эффектного примера Випарита-карами, когда тантрист совмещает телесное сексуальное наслаждение с мыслью о неизбежном распаде того же самого тела. Вариации обратного действия безграничны; поясняя эту концепцию, адепты пути левой руки говорят о своем намерении «обратить день в ночь». Пожалуй, самый распространенный метод инициатической инверсии в сексуальном контексте представляет собой практика превращения первоначального неприятия адептом того или иного полового акта в способ достижения наслаждения. В этих случаях обратное действие служит для того, чтоб распрограммировать личные сексуальные предпочтения, на интуитивном уровне демонстрируя уязвимость казалось бы незыблемых сторон майи. Едва сексуальные пределы пройдены, и маг преодолел установленные границы своего бытия, другие могут последовать его путем, в конечном итоге достигнув рубежа между человеческим и божественным сознанием.




Кундалини — Лики Огненной Змеи

На сексуальном уровне высший акт обратного действия в инициации пути левой руки для тантристов мужского пола состоит в пробуждении богини Шакти в собственном теле, т. е. психосексуальном превращении, позволяющем ему самому стать богиней. Одна тантрическая поговорка утверждает: «К чему мне посторонняя женщина? Женщина уже есть внутри меня». Идущий по пути Вама Марга стремится стать существом противоположного пола, создав этим цельного андрогина, принимая участие в образующем космос слиянии Шакти и Шивы внутри своего сознания. Одно из почитаемых в тантризме воплощений Шивы известно под именем Арданирисвара; этот образ бога рисуется в виде андрогина, левая сторона тела которого наделена женскими половыми признаками, правая — мужскими. (На Западе таинственный двуполый эгрегор Бафомет символизирует тот же принцип). Маг пути левой руки приходит к осознанию, что демон, обитающий в физическом организме, на самом же деле, есть его (ее) вторая сексуальная половина. В Кундалини, где богиня-хранительница является человеческому сознанию в образе женщины-змеи, часто можно усмотреть и услышать оживший Женский Демонизм.

Пожалуй, человеку западной культуры, впервые прикоснувшемуся к традиции темной волны и воспринявшему ее идею о спиритуальной субстанции противоположного пола внутри собственного тела и психики, проще всего понять ее с помощью концепции anima и animus, которая стала известна благодаря работам швейцарского психолога Карла Юнга. В «Развитии личности» Юнг писал: «Каждый мужчина носит в себе вечный образ женщины, не какой-либо конкретной женщины, но определенный женский образ. Этот образ, в сущности, бессознателен; он представляет собой наследственный фактор изначального происхождения, запечатленный в живой органической системе человека, отпечаток или архетип всего наследственного опыта женщин, хранилище всех отпечатков, когда-либо запечатленных женщиной».

Такой образ, названный Юнгом анима, мужчина бессознательно переносит на известных ему женщин; точно так же женщина проецирует на мужчин внутренний мужской анимус. По предложенной Юнгом теории, личностная целостность достигается лишь при том условии, что внутреннее альтер-эго противоположного пола — для этой психической реальности Юнг предложил изобретенный им термин «контрасексуальный» — полностью интегрируется с эго; как правило, это происходит в сновидениях. Если рассуждать в терминах доктрины Вама Марга, анима представляет собой сокровенную внутреннюю шакти, источник магической силы адепта-мужчины, а также психическую экстернализацию шакти на сексуальную инициатрикс. Женская анима как сверхъестественная жизненная энергия не аналогична алхимической Анима Мунди, которая мыслится как реальное земное существо — мировая душа в образе духа женского пола, объективно напоминающая шакти из традиции пути левой руки.

Ричард Нолл в биографии Юнга «Арийский Христос» приходит к выводу, что за образом вполне земного психолога скрывался, впрочем, скрывался — не вполне точное слово, сексуальный маг, проповедовавший в созданном им учении сексуально-магическую полигамию. Среди прочего, психолог всю свою жизнь считал себя учеником немецкого поэта Гёте, чье вполне укладывающееся в концепцию пути левой руки преклонение перед Ewigweibliche (Вечной женственностью) в поэме «Фауст» не могло не повлиять на весьма «фаустовского» доктора Юнга. Несомненно, Юнг, хотя и считал себя ученым, разрабатывал свою философию эзотерического пола, корнями глубоко уходящую в алхимию, гностицизм и германскую традицию сексуальной магии. Его анима и анимус несут на себе отпечаток древнескандинавской традиции seithr (в основе своей сексуальной) — экстатического шаманизма, перекликающегося с путем левой руки. Ее ритуалы были связаны с использованием женской энергетики богини Фрейи, также известной как Фригг. Присутствующие в имени «Фрейя/Фригг» коннотации с сексуальностью сегодня находят свое отражение в английском слове «frigging», являющемся англо-саксонским эвфемизмом «fucking».

В siethr маг входит в состояние измененного сознания, дабы обрести своего двойника в образе сверхъестественного существа, называемого fyligya или «fetch» (призрак). Сторонники юнговских теорий, выросших из той же индоевропейской культурной матрицы, что и seithr, вполне могут поставить знак равенства между анима и демоническим двойником-женщиной у мага-мужчины; так же и адепты-женщины, имевшие опыт общения со своим двойником-мужчиной, могут назвать последнего анимус. (fyligya иногда является магу в анималистических образах, близких к тотемным животным сибирских шаманских традиций и визионерских ритуалов североамериканских индейцев.)

В традиции Вама Марга пробуждение внутреннего двойника противоположного пола наиболее эффективно достигается посредством Кундалини, изменения направленности естественных процессов, когда тонкая энергия, которая, как принято считать, в дремлющем состоянии сосредоточена в основании позвоночника, пробуждается и, словно змея, начинает подниматься по позвоночному столбу. Адепты пути левой руки чаще всего активизируют в своем организме змеиную энергию с помощью сексуальных ритуалов, проводимых вместе с партнером противоположного пола. Во время майтхуны, или сексуального ритуала, ощущения от физической передачи кундалини от одного партнера к другому сравнимы по силе с электрическим шоком. И действительно, испытавшие движение потока темной силы кундалини от представителя одного пола к партнеру противоположного, говорят, что метафора «электрический разряд» отлично описывает такую вполне ощутимую передачу энергии.

Как и в случае с электричеством, если энергия Кундалини была активизирована и доведена до максимума, ею крайне трудно управлять, и потенциально опасные действия, связанные с контролем над ней, дают возможность столкнуться с истинной реальностью. Именно самый драматичный из всех физических процессов позволяет посвящаемому адепту прийти к состоянию пробуждения.

Известно, что такой грозящий гибелью опыт приводил к необратимой психической деградации тех, кто пытался его осуществить. Такой риск очень удачно сравнивают с опасностью, угрожающей тому, кто тревожит кобру, спящую в своей норе: как говорится, Кундалини «пробуждается от сна подобно змее, когда касаешься ее палкой, она шипит и принимает боевую стойку». То, что должно двигаться вниз, адепт силой воли заставляет двигаться вверх. Кундалини, что дословно означает «Та, что Скрыта», — это понимаемое в буквальном смысле присутствие спящей богини внутри тела каждого из людей. С помощью упражнений, регулирующих дыхание, или пранаямы, совмещенных с ритуальным половым актом, женские/лунные и мужские/солнечные энергетические потоки сливаются воедино, что ведет к оргазменной вспышке света, озаряющего осознание и активирующего дремлющую энергию.

Кундалини, сосредоточенная в муладхара-чакре, где пребывает Шакти, поднимается из этой точки, проходит через чакры (круги), расположенные вдоль позвоночного столба, чтобы соединиться с Шивой, пребывающим в сахасара-чакре. В коронарной чакре энергия кундалини раскрывает чакру аджна, иначе — третий глаз, орган тонкого тела, расходящийся от зоны пинеальной железы грубого тела. Тогда посвящаемый впервые получает возможность видеть. Считается, что женская сила кундалини, как и сама майя, гипнотизирует человека и делает его рабом нереального, пока спит в зоне основания позвоночника, и лишь поднимаясь вверх, становится пробуждающей энергией.

Спиритуальное соитие Шакти и Шивы внутри тела через упражнения кундалини-йоги повторяет сексуальный акт мужчины и женщины, которые следуют по пути левой руки. В терминах западной магии кундалини можно истолковать как акт заклинания, призывание богини внутри собственного тела мага. Как и во всех практиках йоги, не столь уж редко такое упражнение служит для развития магических способностей или сиддхи, в особенности — сиддхи, имеющих отношение к женскому началу, к примеру, обостренной интуиции или ясновидения. На архетипическом уровне сознания змея, символизирующая кундалини, является мистическим соединением мужских и женских образов, двуполое создание, вызывающее характерные фаллические ассоциации с выпрямившейся змеей, источающей животворную слюну, и одновременно несущее в себе идею женского принципа, поскольку по поверью, в змее скрыта богиня.

Отголоски древнего санскритского слова кундалини встречаются в ряде индоевропейских языков. Старое англо-саксонское «cunt» <вульва> и современное английское «cunning» <искусство, умение> — вот лишь два примера из многих. Другой пример — Кундри, зловещая колдунья из саги о Граале и Парcифале. Дикарку Кундри сравнивают с «дьяволицей» и «адской розой», о ней говорится, что она обучалась ворожбе в «далекой Аравии» — намек на персидское происхождение легенды. Ее отношения со злым волшебником Клингзором носят несомненно инициатический характер; она — темная кундалини-шакти Клингзора, экстернализированная анима. С помощью Кундри Клингзор надеется обмануть наивно-глуповатого Парсифаля и завладеть Граалем, вечным символом Женского Демонизма. Миннезингер Вольфрам фон Эшенбах наполнил свою поэму экзотическими образами, многие их них так или иначе связаны с культом Женского Демонизма, которым пропитана традиция трубадуров.

Кундалини, понимаемая как сокровенная женская энергия, практически идентична германской богине Хольде, чье имя аналогично переводится «Та, Что Скрыта». Эта языческая богиня вошла в христианскую традицию, превратившись в средневековой Германии в Фрау Холле, сексуального демона в обличье растрепанной простоволосой женщины, которая наделена многими атрибутами индийской Кали или месопотамской Лилит.

Восхождение Кундалини, открывающее третий глаз в верхней чакре, в западном контексте нередко сравнивалось с сияющим изумрудом, выпавшим из венца Люцифера во время его мифической Небесной Битвы. По предложенной фон Эшенбахом трактовке легенды о Парсифале, утерянный Люцифером изумруд, в конце концов, превратился в Грааль, предмет поиска западных адептов. Святой Грааль, неиссякаемая чаша изобилия, мудрости и вечной молодости, которую веками искали европейские маги, представляет собой десексуализированный, но недвусмысленный символ йони Шакти. История о Граале и Парсифале содержит характерную мифическую символику, соединяющую европейский и индоарийский культ вагины. Обретение во время инициации драгоценного камня из венца Люцифера в форме Грааля — таинственного символа безграничной женской мудрости — можно трактовать как аналог пробуждения Кундалини.

Современные искажения идеи Кундалини, придуманные в контексте движения нью-эйдж, нередко низводят эту практику до тривиальных способов увеличения нормальных энергетических уровней или их активизации. Вполне безвредное времяпрепровождение для заскучавших домохозяек. Все это хорошо и замечательно. Но подобные упрощения западной культуры, как и многочисленные новейшие вариации техник пути левой руки, не несут в себе ни грамма смысла. Пробуждение Кундалини с помощью сексуальных ритуалов или чего иного, на самом своем глубоком уровне представляет собой инициатический опыт, способный перевернуть привычный мир.

Сходные с Кундалини концепции встречаются в самых разных эзотерических традициях мира, что свидетельствует о том, что тантризм — не более чем локальное осмысление некоего универсального явления. Размышления о феномене кундалини появились в западной герметической литературе задолго до того, как знание о пути левой руки попало в Европу. Змей Кадуцей — хорошо известный символ змеевидной женской сексуальной энергии в герметизме и алхимии. Более конкретно — Гихтель, ученик немецкого мистика Якоба Бёме, писал в 1696 году в своем трактате «Teosophia Practica» («Практическая теософия») о несущем просветление «змеевидном огне», локализованном в основании позвоночника. Такого рода замечания европейцев о змееподобной расширяющей сознание неизвестной энергии, каковая находится в человеческом теле, показывают, что опыт активизации кундалини был известен далеко за пределами Индии. В описании Гихтеля этот позвоночный огонь принимает форму могучего дракона. Дракон как хранитель тайной женской мудрости есть мифический символ, встречающийся помимо европейского фольклора в месопотамской легенде о богине Тиамат, на основе которой позднее сложилась библейское предание о драконе Левиафане, чудовище из «Откровения».

Грех. Франц фон Штук.


Тантрическая символика изображает Кундалини в виде змеи, открывающей секретное, потенциально опасное знание. Аналогичную символику мы находим в еретической интерпретации гностиков мифа о змее в райском саду. Змей, считающийся у ортодоксальных христиан Дьяволом, понимался некоторыми гностиками как божественная София, принявшая форму змеи, дабы даровать людям бессмертие и возможность «быть как боги».

Часть позвоночника, расположенная над тазовой костью, где, как считалось, прячется огненная змея кундалини, в современном английском языке называется secrum <крестец>, производным от латинского слова os sacra («священная кость»). В экзотерическом смысле соседство крестца с гениталиями позволяло приписать ему сакральный статус. Однако, в до-римской культуре нет свидетельств в пользу гипотезы, что крестец считался местом сосредоточения силы, сходной с кундалини.

В древнеегипетском культе Сета — неистового бога-«аутсайдера», знаменитого своей ненасытной сексуальностью и тем, что иногда он принимал женское обличье — встречаются упоминания о том, что область спины, особенно позвоночный столб, считается зоной, которой управляет Сет. Египтолог-мистик Иша де Любич описал «силу Сета» как «активную силу огня, чей канал — позвоночный столб… поэтому говорят, что спина принадлежит Сету». Аналогичным образом змей урей, изображенный в боевой стойке на короне равных богам египетских фараонов, практически неотличим от гораздо позднее появившихся индийских изображений проснувшейся огненной змеи Кундалини, поднимающейся из верхней чакры адепта.

В пользу подобных египетских свидетельств о том, что на африканском континенте знали, что такое Кундалини, говорят факты из жизни современных!кунгов, племени, населяющего пустыню Калахари («!» в слове «!Кунг» произносится щелчком языка). Живущие охотой и собирательством!кунги описывают некий механизм экстатического транса, достигаемого, как правило, в ритуальном танце, поразительно напоминающем индийскую тантрическую модель кундалини; хотя, насколько известно, эти две культуры никогда не соприкасались.

В древней Греции оргиастический культ бога вина Диониса, зародившийся на Крите, содержит массу сходной с Кундалини символики, что дает нам еще одно доказательство некогда повсеместной распространенности в дохристианской Европе традиции Женского Демонизма. Главное божество преимущественно женского дионисийского культа было двуполым. Дионис, по природе своей родившийся мальчиком, магическим образом трансформировался в женщину, став в итоге богом, сочетающим в себе оба пола — его история отражает фазы Кундалини. Рожденного с счастливой «женской» отметиной в виде рогов на голове (своей формой символизирующих матку и «женский» лунный серп, позднее демонизированный в рога Дьявола) и изображаемого с короной из архетипических, напоминающих Кундалини, змей, ребенка-Диониса разорвали титаны и сварили в котле.

Богиня Рея, которую иногда представляли в образе близкого к Кундалини дракона, оживила его, превратив в девочку, и воспитала. От этого он получает змееподобную силу шакти женского принципа, хотя исступленное поклонение менад его не трогает в сексуальном плане. Гибель Диониса с последующим воскрешением в пограничном двуполом образе перекликается с концепциями кундалини, когда посвящаемый разрывает себя на части психически, дабы вернуться в мир богиней; в равной мере эта легенда близка к инициатическому испытанию шамана, который магически «умирает» для того, чтобы обрести женскую магическую силу. В дионисийском культе принимали участие в основном женщины, возвращавшиеся в дикое состояние через сексуальную вседозволенность. В контексте насквозь патриархальной культуры классической Греции подобное поведение части женщин, как правило, считалось антиобщественным нарушением установленной роли женщины как покорной домохозяйки.

Рея, превратившая своим колдовством Диониса из мужчины в женщину, в Малой Азии носила имя богини Кибелы — темной лунной богини, последователи которой подвергали себя ритуальной кастрации в состоянии измененного сознания в момент экстатических инициатических обрядов. Это радикальное средство служило той же цели, что и кундалини, то есть пробуждению женской магической силы в адепте-мужчине. Ритуальная кастрация была обязательным этапом посвящения в жрецы Кибелы; после оскопления новые служители облачались в женскую одежду и приучались носить длинные, как у женщин, волосы в знак их внутреннего изменения.

Современный рассудок могут шокировать столь экстремальные процедуры. Однако же, обет безбрачия католического духовенства, по сути — та же инициатическая кастрация, дающая им власть отправлять магические обряды пресуществления, точно так же двусмысленное облачение, которое католические священники надевают после посвящения, перекликается с древними шаманскими знаками обретения женской магической силы. Католики признают существование Женского Демонизма, поэтому сурово подавляют именно те сексуальные энергии, которые сознательно активизирует путь левой руки; с эзотерической точки зрения, маг может увидеть, что за этим скрывается знание основ приобщения к шакти.

Полный анализ всех, подчас досадно непоследовательных, трактовок Кундалини, какие только существуют, уведет нас слишком далеко от поставленной нами задачи дать описание основ сексуальной инициации пути левой руки. Более того, ни одна книга не способна привести к достаточному пониманию кундалини. Постичь это явление возможно лишь своим физическим телом. Это лучше, чем пытаться понять, что это такое, читая соответствующий текст и воспринимая его строго рациональным левым полушарием мозга. Как всегда, когда речь заходит о сверхрациональных явлениях, тот, кто претендует на это, сам испытал, как разворачивается огненная змея, и возвращается с противоречивыми «отчетами» о том, каким способом это было проделано, и какие были результаты.

На одном полюсе стоят поучения некоторых тантристов о том, что сексуальное наслаждение есть единственный и самый главный механизм постижения кундалини, в то время как последователи пути правой руки настаивают на том, что разбудить кундалини можно исключительно через жесткое воздержание. Согласно традиционным учениям, энергия кундалини содержится в семени, а оно, в прямом смысле слова, превращается в оджа, огненный эликсир, поступающий из гениталий в позвоночный столб, потом в мозг, откуда, как утверждается, питает все тело жизненной силой. Прошедшие такую инициацию и испытавшие перерождение через кундалини женщины по вполне понятным психологическим причинам отрицают связанную со спермой теорию. Другие отдают предпочтение менее «буквалистской» школе, где энергетика, о которой идет речь, описывается как абсолютно не имеющие отношения к физическому телу манифестации тела тонкого (или эфирного).

Чакры, энергетические центры, через которые, как принято считать, движется вверх энергия кундалини, являются другим краеугольным камнем споров. Многие из сегодняшних последователей кундалини-йоги придерживаются мнения, что чакры — не более чем субъективные символы, не имеющие под собой физической реальности, в то время как более консервативные адепты настаивают на их совершенной объективности. Как правило, существование системы чакр более или менее признается всеми, но одни секты выделяют их всего шесть, другие — целых тринадцать.

Сверхъестественные слуховые эффекты, нередко сопровождающие опыт пробуждения Кундалини, подчас воспринимаются как божественная музыка. Грохот цимбал и колокольчиков, режущие слух звуки флейты, бесконечное монотонное гудение часто сравнивают с жужжанием пчелиного роя: это всего лишь несколько примеров акустических ощущений, сопровождающих движение развернувшейся змеи.

Пробуждение Кундалини может привести к измененному состоянию сознания, сопровождаемому ощущением счастья, но все же бывает, что признаки ее проявления на физическом уровне пугают неподготовленного человека. Нередко ощущение Кундалини сопровождается симптомами вроде чувства жестокой лихорадки, особого «дрожания» в области живота и сердца, подчас люди испытывают странный зуд в конечностях. Непроизвольные подергивания, трудности с дыханием, иллюзорное ощущение увеличения тела, словно растешь — вот что, по свидетельствам, сопровождает фазы трансформации. Возможны головная и прочие физиологические боли. Когда Кундалини поднимается, все чувства обостряются до болезненности.

Однако испытавшие пробуждение Кундалини чаще всего сообщают о физическом чувстве — иногда причиняющем боль, иногда радость — обжигающего электрического тока, текущего по спине. О таком, ни на что не похожем, ощущении в позвоночнике говорят даже те, кто до этого не знал о тантрической метафоре, об «огненной змее». Пандит Гопи Кришна в своей классической работе «Кундалини: путь к высшим формам сознания» дает следующий отчет о своем опыте спонтанного пробуждения кундалини:

«Вдруг вместе с ревом, подобном реву водопада, я ощутил поток жидкого света, входящий в мой головной мозг через спинной… Свечение становилось все ярче и ярче, грохот усиливался… [Я] почувствовал, как покидаю свое тело, полностью одетое свечением… в сознании мелькает, что я становлюсь шире, меня окружают волны света… тело, которое обычно является всегда присутствующим объектом восприятия, как мне показалось, начало отдаляться, пока я совершенно не утратил всякое о нем представление… Я весь теперь был одно сплошное сознание…»

Ощущение того, как женская энергия кундалини поднимается по позвоночнику или, если вам угодно, раскрывает чакры, обычно сопровождается очищающим чувством снятия эмоциональных блокировок — чувством освобождения. Подобно сильнейшему генитальному оргазму, «ментальный оргазм» кундалини, бывает, вызывает у посвящаемого неконтролируемый смех или плач, когда происходит отбрасывание ненужных аспектов личности. Подобный опыт может показаться неотличимым от западных концепций безумия, нередко многих практиков-одиночек он заставляет усомниться в здравии собственного рассудка. Это одна из причин, почему мы рекомендуем каждому, всерьез заинтересованному в прохождении именно этого способа инициации, проводить данную процедуру под руководством учителя, уже проходившего ритуал.

Часто звучат сообщения о следующем побочном эффекте кундалини: подчас она вызывает острейшее ощущение духовного смятения. Именно из-за него эта практика считается опасной для психики. Гопи Кришна описывает такие пугающие состояния измененного сознания, особенно ярко они проявляются у тех, кому кундалини является неожиданно, без предупреждения или подготовки, как «Черная Кундалини». Он делает запись о своем мучительном опыте такого неожиданного и непостижимого вихря, об испытании, запомнившемся ему «затянувшимся кошмаром», о случившемся без воздействия наркотических средств сдвига сознания, которое многим на Западе покажется худшим из возможных «бэд-трипов»:

«Чувство ужаса перед сверхъестественным… неожиданное отвращение к работе и беседе, и, как неизбежный результат, поскольку у меня не осталось ничего, что могло бы меня занять, время повисло на мне тяжелым грузом, усугубляя и без того обезумевший рассудок. Ночи были еще страшнее. Я не мог выносить света у себя в комнате… Стоило мне закрыть глаза, как я оказывался глядящим в странный круг света, где кружился вихрь сияющих потоков, стремительно двигаясь из стороны в сторону. Зрелище было увлекательным и в тоже время жутким, оно наполняло меня сверхъестественным ужасом, от которого подчас стыл мозг в костях».

Традиционно считается, что кундалини лучится из свадхиштхана-чакры, которую Тантра описывает как сексуальный центр человеческого тела, расположенный прямо над гениталиями. Физиологический ли это факт или нет, однако еще одним из известных эффектов кундалини является его мощное воздействие на человеческую сексуальность. Воздействие это может варьироваться от сильнейшего сексуального всплеска, включая спонтанный оргазм, до резкого спада эротического желания. В своем изложении опыта Кундалини в 1974 году в книге «Игры сознания» свами Муктананда рассказывает об эротической травме, полученной им в момент пробуждения этой энергии: «Любовь и упоение, испытываемые мной в медитации, полностью покинули меня… Их сменило острейшее сексуальное желание… Я не мог думать ни о чем, кроме секса!.. Все мое тело кипело от похоти, и я не могу описать, как страдали мои половые органы…»

Едва эта страсть поутихла, Муктананда сделал вывод: «Когда раскрывается чакра свадхиштхана, сексуальное желание крайне обостряется, но происходит это таким образом, что если можно направить поток сексуальных флюидов вверх, садхака навсегда избавляется от похоти». Эта интерпретация, следует уточнить, дается последователем пути правой руки; адепт пути левой руки не обязан соглашаться с убежденностью Свами в том, что сексуальная страсть есть негативная энергия, которую надо разрушать. Пандит Гопи Кришна, несмотря на то, что был далек от пути левой руки, придерживается не столь осуждающего взгляда на сексуальное воздействие Кундалини, и задает риторический вопрос: «Неужели создатель… столь обделен умом, что сотворил человека таким образом, что сексуальное желание является наиболее сильным его импульсом, сопровождаемым столь острым наслаждением, а потом повелел не следовать ему?» Напротив, он утверждает, что «невероятно восторженным чувством», связанным с подъемом Кундалини, «природа побуждает совершить усилие, направленное на преодоление себя, подобно тому, как оргазм побуждает совершать акт размножения».

Невзирая на эти глубокие физиологические трансформации, материалисты, отрицающие существование кундалини, возражают, что это, в лучшем случае, субъективные психические переживания, не имеющие собой физической основы. Доктор Ли Саннелла, один из немногих западных медиков, всерьез изучавших клиническую природу кундалини, заключил, что этот процесс сложным образом связан с сексуальным функционированием организма, заметив одновременно, что это никак не проявляется у людей, достигших окончательной половой зрелости. Его теория совпадает с нашим собственным убеждением, что инициатический эффект эротических манипуляций пути левой руки может быть активизирован лишь в том теле, которое полностью сложилось сексуально.

Наш краткий обзор некоторых принципов Кундалини иллюстрирует, как тантрическая концепция сексуальных полярностей работает не только в сексуальном контакте с другими людьми, но и как внутренний процесс самотрансформации. Кундалини — это hieros gamos, или божественная свадьба, разыгрываемая внутри микрокосма тела, подобно тому, как практики пути левой руки восславляют мистическое соединение Шивы и Шакти, осуществленное через плотское слияние сексуальных полюсов двух физических тел.

Потуги прояснить противоречия кундалини с помощью традиционного научного подхода, в конечном счете, бесплодны, ибо такой анализ не способен проникнуть вглубь внутреннего mysterium, таинства, наполняющего данное инициатическое испытание. Древние формулировки о пробуждении спящей змеи, либо внутренней богини, намного глубже затрагивают мифические, сверхчеловеческие слои сознания, где, собственно, и происходит инициация. Создание спиритуального андрогина, составляющее цель кундалини, изначально не поддается логике, равно как и все сознательные обратные действия пути левой руки, магические акты, нацеленные на то, чтоб вызвать сбои в навязанном социумом причинно-следственном мышлении и «перепрограммировать» новую реальность.

Одним из вариантов Кундалини, который завоевывает все новых сторонников среди сексуальных магов Запада, является манипулирование энергией, открытое китайскими даосами и известное под названием микрокосмической орбиты. Вместо того, чтоб заставлять спящую телесную энергию устремляться вверх по позвоночнику, а оттуда — в область головы, как в индийской Кундалини, китайская микрокосмическая орбита нацеливает на создание замкнутого круга, опоясывающего тело, по которому энергия будет направляться в зону солнечного сплетения. Поскольку авторы мало экспериментировали с данной методикой, ограничимся замечанием, что микрокосмическая орбита, по всей видимости, представляет собой в равной мере ценную технику оперирования с циркуляциями сексуальной энергии, хотя и не относится собственно к пути левой руки.




Нарушение табу

Тесно связано с путем левой руки Випарита-карами нарушение табу в широком смысле. Слово «табу» происходит от полинезийского тапу, означающего «запрещенный» или «отмеченный». В контексте священного ритуала это одна из центральных методик, составляющих всю инициацию пути левой руки. Хотя путь левой руки — сложившаяся традиция, эта традиция, как ни парадоксально, базируется на систематичном разрушении традиций. Разрушая привычные, автоматические модели мышления, преступая через запрет, садхака левой руки ищет освобождения и просветления, производя трансформацию сознания до божественного уровня. Сексуальный маг всегда приходит к открытию, что нарушение табу дает доступ к блокированным энергиям и ведет к их мощному выплеску.

Здесь надо оговориться, что ваши табу — не обязательно наши, и наоборот. То, что запрещено одной из эпох или культур, среди людей какого-либо класса или уровня образования, в ином контексте не вызовет даже секундного замешательства. Фактически, табу, господствующее в культуре А, будет совершенно нормативным и даже обязательным в культуре В.

Достаточно вспомнить гомосексуальные церемонии посвящения для достигших половой зрелости мальчиков, по сей день являющиеся обязательным религиозным обрядом на некоторых тихоокеанских островах. Сексуальные действия, обладающие сакральным статусом в этом регионе, на Западе считаются уголовным преступлением. Во многих исламских странах действует табу на употребление алкоголя, курить же гашиш, запрещенный почти во всех западных государствах, вполне приемлемо. Пищевые табу — из разряда самых строгих. В ряде азиатских стран собачье мясо считается деликатесом, при том, что на Западе мало кто рискнет нарушить запрет на него. А чтобы читатель на сей счет не воротил нос, напомним ему, что западный обычай есть говядину многим индусам покажется вопиющим оскорблением, поскольку коровы для них — священные животные. Установленный папами запрет для католиков употреблять мясную пищу по пятницам в память о мертвой плоти Христа сегодня особо не работает, однако служит хорошим примером религиозных/социальных пищевых ограничений.

В различных племенах по всему миру табуированной считается женщина во время месячных, общине предписано избегать ее; даже на «цивилизованном» Западе относительно распространенное негласное табу велит мужчине избегать секса с менструирующей женщиной. Однако ритуальное употребление в пищу менструальной крови имеет значение в ряде тантрических сект пути левой руки. По ведийским законам индусам, которые относятся к так называемым пашу, по традиции разрешено заниматься сексом — даже с женой (женами) — всего раз в месяц в период с четвертого или пятого дня по пятнадцатый после месячных. Все остальное время им предписано воздерживаться от половых контактов. Вира пути левой руки имеет право нарушать этот запрет, поскольку он ритуально порвал с обычаем и стремится превратить себя в божественную сущность, находясь вне человеческих законов и норм.

Смерть окружена мириадами табу, которые варьируются от культуры к культуре. По некоторым религиозным обычаям, важнейшим из запретов является запрет демонстрировать фотографии усопшего в течение установленного периода времени. В восточной культуре не позволяется выставлять не набальзамированный труп. Запад предпочитает созерцать реальность физической смерти в отстраненной безопасности, которую ему обеспечивает предварительная санитарная обработка тела в морге.

В нашем кратком перечне табу мы не упомянули так называемые сексуальные «перверсии» и «отклонения» — источник наслаждения для одних и объект невыразимой антипатии для других. Такого явления как «нормальная сексуальность» не только не существует в природе; определения нормального практически всегда ограничиваются рамками конкретной культуры, отторгающей явления, не вписывающиеся в местную реальность. Например, на Западе большинство склонно считать моногамию нормальным состоянием человеческих отношений. На самом же деле, как сообщает Мервин Коннер в работе «Взъерошенное крыло», моногамия является нормой лишь в 16 % из приблизительно 849 человеческих сообществ, известных этнографической науке. Гораздо шире распространена полигамия, представляющая собой нормальную модель семьи в 83 % сообществ. (Полиандрия, брак одной женщины с несколькими мужчинами, присутствует в оставшемся одном проценте сообществ из 849.)

Во многих уголках мира, среди малообеспеченных семей, довольствующихся однокомнатным жильем, более чем естественным считается заниматься сексом в присутствии родителей, братьев, сестер и детей. Представителям западного евро-американского среднего класса секс в такой публичной обстановке покажется немыслимым и недопустимым, как о том свидетельствует абсурдная теория Фрейда о том, что у малышей, случайно подсмотревших, как совокупляются их родители, формируется «детская травма».

Когда речь заходит о свойственном пути левой руки нарушении эротических табу, большое разнообразие видов «нормального» сексуального поведения делает невозможным выделить конкретный механизм преодоления запрета в контексте современного Запада. Вам необходимо достаточно хорошо знать самого себя, дабы решить, насколько далеко вы способны зайти в сферы, превосходящие ваше нынешнее бытие. В конечном итоге, как и в случае с сознательной инверсией в Випарита-Карами, каждый маг (вне зависимости от пола) должен сам установить собственный запретный предел, который он будет преодолевать. Как и в случае с вышеприведенными примерами табу, не сам по себе запрет обладает магической силой. Скорее, источник потенциальной энергии кроется в индивидуальной психологической системе ценностей, подвергшейся воздействию такого рода трансгрессии.

Чтобы до конца разобраться с тем смыслом, какое имеет нарушение табу в практиках пути левой руки в Индии, надо обсудить кое-что касательно значения концепций грязи и чистоты в индуизме. Бесконечное множество действий грозит запачкать правоверного индуса, существующего в жестких рамках, запрещающих есть, вступать в брак или просто общаться с представителями прочих каст — это пример лишь нескольких из неисчислимого количества поступков, о которых говорится, что они кого-то могут запачкать. Запутанность и неумолимость таких законов не поддается описанию, они регулируют каждый из возможных аспектов жизни ортодоксальных индусов, в особенности — элитной касты брахманов, стоящей на вершине иерархии.

Адепт пути левой руки сознательно идет на «нечистые» поступки, вознося их до уровня священного ритуала, преодолевая тем самым божественные законы. Мужчина или женщина, низвергнувшие положенные богами ограничения, с неизбежностью становятся равными богам. Даже сейчас, в социальном хаосе времени и культуры Кали-юги, когда ушли четкие представления о духовной нечистоте, известные на субконтиненте, все же остались способы преодоления установленных рубежей, благодаря которым посвященный левой руки способен приобщиться к той же самой освобождающей силе.


[Иллюстрация: Принц, развлекающийся в гареме]
[Иллюстрация: Ритуальное соитие; скульптурное изображение в храме Хаджурахо]



Каталог: wp-content -> uploads -> 2014
2014 -> Образовательная программа высшего образования направление подготовки 38. 06. 01 Экономика
2014 -> Образовательная программа повышения квалификации «технология развития информационно-интеллектуальной компетентности»
2014 -> Литература 2013 г. 1 Ю 2 с 44 Скороходов, С. Н
2014 -> Человек в коммуникации: от категоризации эмоций к эмотивной лингвистике
2014 -> Образовательная программа муниципального бюджетного дошкольного образовательного учреждения детский сад №504 на 2014 – 2015 учебный год
2014 -> Закон «Об образовании»
2014 -> Концепция развития открытой электронной образовательной среды


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   56


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница