Данная работа посвящена рассмотрению типологии грамматических трансформаций


Глава 1. Трансформационная модель перевода



страница3/20
Дата07.01.2021
Размер0,54 Mb.
ТипРеферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20
Глава 1. Трансформационная модель перевода
1.1 Переводческие трансформации
Изучение видов и способов переводческих трансформаций занимает одно из центральных мест в процессе обучения переводу.

В XX в. появляются попытки создать классификацию соответствий. Одной из первых мы можем считать классификацию «закономерных соответствий», предложенную в 1950 г. Я.И. Рецкером. Рецкер различает 3 категории закономерных соответствий:

1) эквиваленты — однозначные соответствия;

2) аналоги — соответствия, полученные с помощью выбора одного из синонимов;

3) адекватные замены — соответствия, выбранные исходя из целого (художественного, идейного и т.п.). В дальнейшем классификация Рецкера неоднократно уточнялась им самим, а также послужила базой для последующих версий. В частности, в целом ряде работ аналоги получили название вариантных соответствий, а адекватные замены стали называть трансформациями.

Сам термин «трансформация» стал толковаться все более широко, что привело к его неоднозначному употреблению. Другое место он стал занимать иногда и в классификациях соответствий. Так, Т.Р. Левицкая и А.М. Фитерман делят все соответствия на эквиваленты и трансформации и понимают под эквивалентами не только лексические, но и грамматические соответствия. Трансформациями авторы называют соответствия, появляющиеся в переводе в тех случаях, когда эквивалент отсутствует; они разграничивают грамматические, лексические и стилистические трансформации. Но те же авторы рассматривают и сам «перевод как некую трансформацию», подчеркивая тем самым, что термин «трансформация» может обозначать не только разновидность соответствия, но и процесс его получения.

В.Н. Комиссаров, с одной стороны, толкует трансформацию как преобразование отрезка оригинала в отрезок перевода по определенным правилам, т. е. как процесс. Вместе с тем он тут же называет трансформацию «приемом перевода», т. е. признает за ней статус операционной единицы этого процесса и подразделяет эти приемы на лексические (транскрипция, калькирование, лексико-семантические замены: конкретизация, генерализация и модуляция), грамматические (дословный перевод, членение предложений, объединение предложений и грамматические замены) и лексико-грамматические (антонимический перевод, описательный перевод и компенсация). Затем автор отграничивает от трансформаций «переводческие соответствия», определяя их как «единицы ПЯ, регулярно используемые для перевода данной единицы ИЯ», т. е. заранее известные, для применения которых, в переводе не нужно использовать особых приемов. Однако тут же автор отмечает, что многие соответствия являются множественными и выбор надлежит делать опять-таки переводчику. Значит, переводчик все-таки применяет некий прием: он совершает выбор. При уточнении диапазона соответствий оказывается, что некоторые из них являются лексическими заменами и «создаются с помощью лексических трансформаций» (!), а иногда и с помощью описательного перевода, который, как мы помним, был отнесен к разряду лексико-грамматических трансформаций. Налицо очевидная классификационная путаница.

По определению В.Н. Комиссарова, преобразования, с помощью которых можно осуществить переход от единиц оригинала к единицам перевода в указанном смысле, называются переводческими (межъязыковыми) трансформациями.

В западном переводоведении термин «трансформация» встречается крайне редко; по большей части используется понятие «соответствие». В частности, В. Коллер предлагает количественный параметр для разграничения соответствий: один — один (Eins-zu-eins-Entsprechung), один — много (Eins-zu-viele-Entsprechung), много — один (Viele-zu-eins-Entsprechung), один — ноль (Eins-zu-Null-Entsprechung) и один — часть (Eins-zu-Teil-Entsprechung).

Итак, в группу трансформации помещают все соответствия, которые переводчик «выстраивает» сам, не пользуясь готовым арсеналом средств. Представление о том, что к трансформациям переводчик прибегает в крайнем случае, обнаружив, что готовых соответствий нет, приходится признать, по меньшей мере, наивным. Процесс порождения перевода как «вторичного» текста — явление синтетическое, включающее в себя априорное знание о различиях языков, и вряд ли он содержит этап «проверки» текста на наличие эквивалентов. Скорее всего, попытка применения всех трех описанных приемов поиска соответствий происходит одновременно, и вероятность успеха (что переводчик найдет раньше: нужный эквивалент или нужную трансформацию) прогнозировать очень трудно. Для этого у нас нет пока достоверных экспериментальных данных.

Так или иначе, под трансформациями мы будем понимать межъязыковые преобразования, требующие перестройки на лексическом грамматическом или текстовом уровне.

Гак понимает под переводческой трансформацией – отход от использования изоморфных средств, наличных в обоих языках.

По мнению Щетинкина В.Е., невозможность установить во всех случаях однозначные отношения между разноязычными единицами зачастую ведет к тому, что в процессе перевода становится необходимым так или иначе трансформировать исходную единицу текста с единственной целью – сохранить в переводе специфику выражаемого ею значения и тем самым получить в языке-приемнике полноценный ее содержательный эквивалент. Подобного рода перестройка какого-либо элемента исходного текста, осуществляемая в процессе перевода, называется переводческой трансформацией.

Трансформация – основа большинства приемов перевода. Заключается в изменении формальных или семантических компонентов исходного текста при сохранении информации, предназначенной для передачи.

В основе переводческих трансформаций лежат не только особенности узуального, т.е. общепринятого употребления изоморфных средств выражения, закрепленные нормами соответствующей пары языков, но и особенности окказионального, обусловленного специфическим контекстом, использования этих средств в конкретной функциональной разновидности речи. Эти последние не всегда учитываются начинающими переводчиками. Вместе с тем игнорирование особенностей окказионального употребления языковых средств приводит к тому, что переведенный текст теряет выразительность оригинала, а в некоторых случаях может быть нарушен его функционально-стилистический статус, т.е. комплекс черт, свойственных данной функциональной разновидности речи, принятый в языке перевода.

Конкретные причины трансформации многообразны: это и различия в семантическом объеме слова, несовпадение признаков, положенных в основу номинации, лакуны; это и расхождения в грамматической структуре языков, выражающиеся в разной организации материала; это и специфика употребления той или иной языковой единицы и т. д. Так, например, в лексике нередки случаи, когда единица одного языка соотнесена с несколькими номинативными единицами другого (cp. рус. часы и франц. montre, pendule, horloge); в грамматике часты случаи асимметрии в соотношении разноязычных знаков (ср. употребление сослагательного наклонения во французском и русском языках); нет полного параллелизма и в стилистических системах (ср. сниженный стилистический регистр французской разговорной речи по сравнению с русской). Кроме того, процесс перевода, независимо от уровня, на котором он реализуется, должен учитывать прагматический фактор, т. е. ориентироваться на коммуникативно-значимую информацию, содержащуюся в тексте. Учет прагматического фактора важен еще в одном отношении: та иерархия языковых ценностей, при которой на первом месте по значимости стоит перевод лексических значений, на втором – стилистических, на третьем — грамматических, верна лишь в самом общем виде, точнее — она относится к тексту, который, действительно, представляет собой амальгаму лексических, стилистических и грамматических ценностей. Но текст как средство коммуникации всегда содержит определенное сообщение, и это сообщение может быть закодировано не только в лексических ценностях, но и в грамматических и стилистических. Иными словами, в реальных высказываниях указанная выше иерархия может нарушаться и коммуникативно-значимыми, т. е. адекватно передающими прагматические установки отправителя речи, могут оказаться не лексические, а грамматические и стилистические значения. Подобное изменение иерархии языковых ценностей также является одной из причин межъязыковых трансформаций: в тех случаях, когда они не обусловлены системно, они обычно вызваны необходимостью обозначить в переводе прагматические установки автора оригинала, что и оправдывает, а иногда и диктует отступления от языковых ценностей оригинала.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница