Данилин А. Г. Lsd. Галлюциногены, психоделия и феномен зависимости



страница100/182
Дата26.04.2022
Размер8,33 Mb.
#138943
ТипКнига
1   ...   96   97   98   99   100   101   102   103   ...   182
ориентацию», в поиске истинного «Я», лишенного противоречий и страха.
Но психоделия лишь симулировала удовлетворение этой потребности. Как и всякая симуляция, она привела лишь к прямо противоположному результату увеличению меры рабства в человеческой душе.
Цивилизация, исповедующая узкую «религию разума в -пределах одного лишь разума», не нашла ничего лучшего, чем, потворствуя человеческой гордыне, подтолкнуть ее к поиску чуда, сотворенного рассудком.
«Психонавты» лишь повторили, по-своему, ошибки алхимиков и революционеров... И их жертва оказалась не напрасной! «Чудеса» психоделии, включая сюда и неспособность к выделению главного в человеческой жизни, во многом определили судьбу культуры всей второй половины только что закончившегося века.
СУЩЕСТВУЕТ ЛИ ЗАВИСИМОСТЬ ОТ LSD?
Главным признаком психической и физической зависимости от психоактивных веществ является формирование синдрома отмены. Его определяет плохое психическое или физическое самочувствие человека, возникающее после прекращения приема наркотика. В конечном счете желание вернуть себе «хорошее» состояние, при неспособности или нежелании найти иные, не наркотические пути к достижению адекватного состояния организма, мы и называем зависимостью от того или иного химического фактора.
Но вот отзывы разных людей, прекративших прием LSD:
«Как будто тяжелый камень упал у меня с души».
Знакомый уже нам пациент, психолог
«В душе осталась какая-то пустота. Так бывает после болезненного разрыва отношений с мужчиной. Как будто внутри есть что-то не высказанное до конца. И вместе с тем жить стало гораздо легче. И это снова похоже на чувство освобождения после затянувшегося и ненужного уже обоим любовного романа».
Пациентка Л.
«Через кислоту стоит пройти хотя бы потому, что, прекратив «трипы», ты опять способен радоваться окружающе-
293
му – травке, солнышку, красивым девочкам. Все это опять имеет для тебя значение».
Пациент К.
Если вместо тягостного синдрома отмены пациенты испытывали чувство, говорящее скорее об удовлетворении или освобождении, то о какой зависимости, казалось бы, может идти речь? Нужно учесть, что приведенные высказывания принадлежат пациентам, регулярно, более чем по году (хотя и с разной частотой) участвовавшим в LSD-«трипах».
Что же вызывало желание продолжать прием наркотика?
Из написанного выше следует, что на продолжение экспериментов толкала иссякавшая в их душах потребность в преображении. Теперь мы можем попытаться структурировать эту потребность, выявить два ее «направления».
Первое такое направление понятно. Это уже описанный нами интеллектуальный интерес – голод познания.
«После каждого сеанса становится все интереснее и интереснее и все страшнее и страшнее. Каждый раз, когда все заканчивается, кажется, что ты не прошел какой-то барьер, не прорвал какую-то пленку. Ты все время считаешь, что в следующий раз тебе удастся проникнуть куда-то еще глубже и еще дальше. Ты ждешь проникновения в гораздо более значимые миры, чем те, в которых уже побывал. Каждый раз тебе кажется, что сможешь проникнуть в первопричину мира...
Это не болезнь, это безумная увлеченность новым опытом».
Феномен, который описывает пациент (все тот же кандидат психологических наук), мы назвали «интеллектуальной толерантностью». Суть ее в том, что полученную в ходе «трипа» информацию пациент ощущает как недостаточную (для преображения), и он пытается увеличить дозу или изменить условия приема наркотика, дабы получить доступ к некоей «абсолютной» информации, к «первоисточнику» интеллекта.
Как мы уже выяснили, пациент-психолог, по тесту Рот-тера, относится к группе «интерналов» – людей «онтологически уверенных» (Р. Лэнг) – обладающих врожденно сильным «Я»-чувством.
Здесь все очень похоже на сценарий развития физической зависимости от наркотиков, разница лишь в том, что
294
«интрига» сосредоточена в области человеческой души, а не тела.
Социальный психолог Леон Фестингер назвал подобную ситуацию, возникающую в обычной человеческой жизни, независимо от наркотиков, «когнитивным (познавательным. – А.Д.) диссонансом».
Сущность его теории заключается в том, что когнитивный диссонанс появляется тогда, когда человек располагает двумя взаимосвязанными познавательными элементами (например, верованиями, намерениями, убеждениями или сознательными установками), которые противоречат друг другу. Диссонанс между сходными установками порождает тревогу и желание уменьшить его и сохранить гештальт {образ происходящих событий и самого себя как их части – сложное понятие современной психологии, которое мы не рассматриваем в этой книге).
Возникновение когнитивного диссонанса у нашего пациента связано с внешним сходством испытываемой им потребности в преображении своего «Я» (достижении цельности) и желанием открыть, расширить границы своего восприятия с помощью LSD.
Потребность в преображении человек не осознает. Она существует на уровне «Я»-чувства и полностью отринута (вытеснена) культурой и воспитанием. На уровне сознания (рассудка) существует лишь «Я»-концепция. Разум материалиста объясняет себе потребность в преображении как желание получить новые знания с помощью механизмов восприятия. Возникает когнитивный диссонанс между истинной потребностью «Я»-чувства и его отражением в структуре «Я»-концепции. Диссонанс этот становится главным энергетическим механизмом формирования зависимости.
Человек не может объяснить себе причину диссонанса – появляющейся тревоги. Сознание «психонавта» в^е время продолжает считать, что беспокойство вызвано тем, что он недостаточно глубоко проник в новый способ познания (в галлюцинаторные переживания). И вместо того чтобы серьезно задуматься, увеличивает дозу наркотика или частоту его приема.
С несколько иной, по всей видимости, ситуацией мы сталкиваемся в случае пациентки, для которой важно было видеть окружающих «раскрашенными» в кислотные цвета.
295
LSD использовался ею вовсе не для расширения интеллектуальной сферы. Потребность пациентки в наркотике относилась скорее к сфере изменения чувственного восприятия. Ей было проще взаимодействовать с окружающим миром, находясь под воздействием наркотика. Похоже, что она хотела совсем иного «чуда», чем упоминавшийся неоднократно психолог.
Пациентка неосознанно стремилась сделать мир более понятным для себя, свести его сложность к игре понятных ее образному мышлению красок. Она неосознанно хотела упростить реальность и значимые межличностные отношения, в которых до приема наркотика окончательно запуталась.
Изменить степень сложности реального мира личность не в состоянии. Зато человек может попытаться упростить свое восприятие.
Упрощение восприятия под воздействием наркотика субъективно будет восприниматься человеком как упрощение мира. Личности будет казаться, что ее чувственное восприятие проникло к краскам как к истинным «источникам» реальности – ее «базовым», а потому простым, закономерностям...
Но ведь желание упрощения реальности – это тоже желание чуда преображения, только имеющее обратный знак.
Человек не всегда справляется с приходящим к нему из внешнего мира потоком эфферентных сигналов. Реальность воспринимается как непереносимо сложная – непонятная. Пациентка испытывает уже знакомый нам страх того, что мир поглотит, растворит его хрупкое «Я». Пациентка хочет сузить свой разум, она не хочет понимать мир, который ее окружает.
«Экстернал» видит выход онтологической неуверенности либо в том, чтобы упростить саму реальность (что невозможно), либо – в упрощении собственного восприятия.
Мы имеем две противоположные тенденции. Психолог-пациент пытается обрести или укрепить свое «Я» посредством увеличения объема знаний. Для него чудо – это беспредельный рост интеллектуального пространства с помощью того самого «кайроса» – расширенной с помощью наркотика сферы восприятия.
Пациентка «с красками» с помощью LSD хочет достичь прямо противоположного – спрятать, сузить свое «Я», ог-
296
\
радить от реальности наркотическим «барьером», упростив тем самым свои взаимоотношения с миром.
В первом случае («интернал») для утверждения собственной самости работает как бы центробежная потребность в преображении.

Австрийский психоаналитик Леопольд Сцонди, исходя из своей оригинальной теории влечений «Я», по аналогии с сердечной деятельностью, называл такой вариант влечением к эгодиастоле (диастола – момент работы сердечной мышцы, во время которого сердце максимально расширяется и вбирает в себя кровяные потоки).




297


Во втором случае («экстернал») та же самая потребность в преображении действует центростремительно, «сжимает» «Я», прячет его от действительности.
Л. Сцонди называл этот вариант потребности, соответственно, влечением к эгосистоле (систола – момент максимального сокращения сердечной мышцы, во время которого она выталкивает из себя кровь по сосудам, оставаясь максимально «пустой»). «Эгосистола» – это влечение к «понижению умственного уровня» (!) по К. Юнгу.
Но в обоих случаях действует закономерность «интеллектуальной толерантности» (когнитивного диссонанса). В первом пациент отмечает недостаточное «расширение» своего «Я» в момент воздействия галлюциногена. Во втором – галлюциноген всегда недостаточно глубоко прячет «Я» пациента от жестоких глаз реальности.
В результате там и там желаемый эффект не достигается. Первый так и не становится пророком, а вторая – отшельницей, до которой мир не в состоянии добраться.
Развитие интеллектуальной толерантности в схемах 20 и 21 должно, теоретически, привести к следующим результатам.
В случае эгодиастолы: В случае эгосистолы:

Итак, в первом случае тело и его органы чувств должны как абсолютную реальность воспринимать галлюцинации, а во втором «Я» должно попросту заместить себя ими. Читатель уже понял, наверное, что в обоих случаях исход абсолютно одинаков – он должен сводиться к исчезновению «Я».
По счастью, такой ход событий невозможен из-за наличия того, что условно можно назвать внутрипсихическими
298

Каталог: wp-content -> uploads -> 2016
2016 -> «Из опыта работы по внедрению фгос»
2016 -> Вопросы по отечественной истории для студентов очного и заочного отделений
2016 -> Конспект занятия «Уроки доброты»
2016 -> Отчет по результатам аналитического исследования российской и зарубежной практики профессиональной и социально-бытовой поддержки и закрепления международных специалистов различных категорий в высшем учебном заведении
2016 -> Программа по курсу внеурочной деятельности «Практикум общения «Я и мои друзья»
2016 -> Как надо вести себя родителям с единственным ребенком Заботиться и опекать, но не до безрассудства
2016 -> 1 Пояснительная записка 1 Планируемые результаты освоения обучающимися основной образовательной программы 6 Система оценки достижения планируемых результатов освоения основной образовательной программы 11 Содержательный раздел
2016 -> «Музыкальное воспитание детей»
2016 -> А. С. Пушкина» Фонд «Духовно-нравственное просвещение» имени А. И. Петрова омские епархиальные кирилло-мефодиевские чтения сборник статей Омск 2015


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   96   97   98   99   100   101   102   103   ...   182




База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница