Cоциальный капитал и гендерное равенство в объяснении рождаемости в России1


Влияние социального капитала на репродуктивное поведение российского населения: некоторые результаты



Скачать 341,56 Kb.
страница2/4
Дата22.02.2016
Размер341,56 Kb.
1   2   3   4

Влияние социального капитала на репродуктивное поведение российского населения: некоторые результаты


Результаты регрессионного анализа факторов, связанных с желанием стать родителями или последующим рождением первенца, представлены в Таблица , а факторы намерений родить второго ребенка и фактических рождений вторых детей – в Таблица . Итак, влияние социального капитала на репродуктивное поведение – если измерять его через желание родить ребенка в определенном временном интервале и рождение ребенка – оказалось не таким существенным, как мы ожидали, приступая к анализу. Одна из наиболее вероятных причин этого связана с ограниченным размером выборки и, как следствие, в небольшом количестве интересующих нас исходов (прежде всего, рождений детей). Некоторую роль, безусловно, сыграли и сложности в эмпирической оценке характеристик социального капитала. Скорее всего, с недостаточным числом наблюдений связано и то, что вопреки ожиданиям характеристики индивидуального социального капитала лучше объясняют поведение, связанное с переходом к родительству, нежели планы и фактические действия в отношении рождения второго ребенка.

Вместе с тем, важный результат исследования состоит в том, что оно выявило существенную роль социального окружения в формировании репродуктивного поведения на этапе формирования семьи, нередко связанного по времени с этапом экономического взросления.

Влияние состава родительской семьи (проживания в детстве с одним или обоими родителями и количества братьев или сестер) как предпосылки формирования социальных норм детности на показатели репродуктивного поведения на показатели репродуктивного поведения в данном исследовании проявилось лишь в том, что выходцы из многодетных семей с большей вероятностью выражали желание родить как первого, так и второго ребенка. При этом значимое влияние этой компоненты социального капитала при контроле других параметров сохраняется лишь для намерений стать родителями. Таким образом, влияние социальных норм, берущих свое начало в родительской семье, на вероятность рождения опосредовано: они воздействуют на репродуктивные планы, а те в свою очередь – на фактическое поведение в самом начале репродуктивного цикла.

Тесные отношения с родителями, проживающими отдельно, положительно сказываются на желании стать родителями. Напротив, если потенциальная бабушка живет очень далеко, то повышается вероятность откладывания рождения первенца. Вместе с тем, те, кто живет вместе с родителями, также склонны откладывать рождение ребенка (Рисунок ). Очевидно, что в этой группе преобладают респонденты самых младших репродуктивных возрастов, еще не сформировавших собственную семью. Среди тех, кто, живя с родителями, планирует завести ребенка в ближайшие 3 года, более 40% собираются в этот же период начать жить отдельно от родителей (тогда как среди тех, кто не планирует деторождение, таких менее 30%), что отражает стремление к выделению из родительского дома одновременно с формированием собственной семьи.

Рисунок . Намерения родить и фактические рождения первенцев в разрезе тесноты отношений с родителями

Размер социальной сети положительно влияет на репродуктивное поведение независимо от числа детей в тех случаях, когда через эту сеть предоставляются ресурсы общего вида, не обладающие специфическими характеристиками и не предъявляющие к участникам сети дополнительных требований, например, денежная и материальная помощь. Этот результат хорошо согласуется с предыдущими исследованиями данного вопроса в странах ЦВЕ. Желание родить первого ребенка в течение ближайших 3 лет было выше в группах респондентов, у которых есть потенциальные и, тем более, фактические источники финансовой помощи. При контроле прочих факторов респонденты, вовлеченные в финансовые трансферты, в 1,5 раза чаща выражали желание стать родителями. Доля рождений за период между опросами среди тех, кто имеет 2 источника помощи, была выше на 10 п.п. по сравнению с теми, кто не имеет ни потенциальных, ни реальных источников. Однако на фактической вероятности рождения первого ребенка размер сети по финансовым трансфертам не сказывается. Скорее всего, заметно более высокая доля рождений в этой подгруппе обусловлена влиянием возраста респондента: 2 источника помощи во многих случаях представляют собой родительскую поддержку, которая обыкновенно оказывается студентам или молодым специалистам с низкими доходами. В этом же возрасте (20-24 года) многие молодые люди формируют собственную семью и заводят первого ребенка. В отношении намерений родить второго ребенка сохраняется значение только широкий размер сети обмена финансовыми ресурсами (2 и более чел.).

Напротив, когда социальная сеть используется для обмена специфическими ресурсами, в нашем случае – неформальными услугами по уходу за детьми, которые могут быть предоставлены ограниченным кругом лиц из окружения респондента, ее влияние на дальнейшее репродуктивное поведение респондентов оказалось статистически слабо значимым. В группе тех, кто не пользуется никакими услугами по уходу за детьми, выше всего доля тех, кто вообще не хочет рожать второго ребенка. Таким образом, дефицит услуг по уходу за ребенком – государственных или частных – может рассматриваться в качестве барьера в рождении вторых детей. Вместе с тем, получение помощи из одного источника – то есть от институтов или членов семьи – в целом положительно связано с планами родить ребенка, но при контроле прочих факторов оказывается статистически не значимым.

То, что доступ к институциональным услугам не оказывает статистически значимого влияния на репродуктивное поведение россиян, согласуется с результатами ряда зарубежных исследований, которые – за редким исключением – не подтверждают данную взаимосвязь на микроуровне. В то же время, развитие и доступность услуг по уходу за детьми положительно влияют на рождаемость на макроуровне. Взаимосвязь между этими параметрами опосредована женской занятостью и рынком труда, поэтому на ее исследование на микроуровне может требовать более тонких инструментов, чем имеющиеся в нашем распоряжении.

Таким образом, различные аспекты социального капитала, действительно, влияют на репродуктивное поведение российского населения. Однако, по крайней мере, применительно к влиянию на временные (темпо) характеристики рождаемости это проявляется не столько через трансляцию определенных установок, сколько через повышение возможностей домохозяйства сглаживать колебания дохода в связи с рождением и воспитанием детей и отчасти снижение возможных издержек по уходу за детьми.

Вместе с тем, наиболее устойчивым и сильным воздействием на репродуктивное поведение обладает характер распределения ролей между партнерами. В российском обществе уход от традиционной модели семьи осуществляется очень медленно и противоречиво. Существуют серьезные противоречия между гендерным равенством, провозглашаемым на институциональном уровне (формально равный доступ к образованию, занятости, политическим правам и т.д.) и сохраняющимся неравенством внутри семьи.

Данное исследование показало, что желание стать родителями наиболее распространено среди партнерств, основанных на традиционном распределении обязанностей, когда практически всю работу по дому выполняет женщина, но лишь в том случае если респондент полностью удовлетворен такой моделью семьи. Однако фактическая вероятность рождения первенца выше среди партнерств, придерживающихся эгалитарного распределения ролей (Рисунок ).

Рисунок . Намерения родить и фактические рождения первенцев в разрезе распределения ролей в партнерстве



Среди однодетных участие мужчин в домашних делах и уходе за детьми наравне с женщиной способствует повышению как намерения родить еще одного ребенка, так и фактической вероятности рождения (Рисунок 3, Таблица ). Вероятность второго рождения в период между опросами в партнерствах с эгалитарным распределением обязанностей лишь немного меньше вероятности рождения в случае образования нового партнерства – главного демографического фактора реализации репродуктивных планов. При этом эгалитарное распределение обязанностей сохраняет свое значение и в том случае, если мы анализируем намерения родить второго ребенка в стабильных партнерствах. Более того, согласованность намерений и фактического поведения выше всего в эгалитарных партнерствах с одним ребенком. Таким образом, снижение альтернативных издержек ухода за детьми вследствие более активного участия мужчины в выполнении домашних обязанностей и воспитании детей представляется наиболее благоприятным фактором для повышения числа рождений вторых детей в однодетных семьях.

Рисунок . Намерения родить и фактические рождения вторых детей в разрезе распределения обязанностей внутри партнерства

Конечно, помощь мужчин в ведении домашнего хозяйства может рассматриваться как элемент социального капитала женщины, тем не менее, то обстоятельство, что этот параметр оказался более явно связан с репродуктивным поведением, чем другие компоненты социального капитала, позволяет предположить, что концепция гендерного равенства более релевантна при изучении данного вопроса, чем концепция социального капитала.

Более глубокое изучение вклада в объяснение репродуктивного поведения таких факторов как индивидуальный социальный капитал и уровень гендерного равенства внутри семьи, требует привлечения данных дополнительных обследований. В частности, речь идет об обследованиях бюджета времени, которые позволили бы пролить свет на вопрос о количестве часов, затрачиваемых на уход и воспитание ребенка со стороны его матери, отца, других членов семьи и социального окружения. Это дало бы возможность более обосновано судить о влиянии каждого вида помощи на желание и вероятность завести еще одного ребенка. К сожалению, репрезентативные на национальном уровне обследования подобного рода в настоящее время в России отсутствуют.

Учитывая упомянутые выше ограничения выборки и инструментария, наше исследование не претендует на окончательное решение поставленных вопросов. Тем не менее, сделан еще один шаг в изучении роли социального окружения, семьи, партнера в объяснении того, почему рождаются или не рождаются дети в России. Учитывая сохраняющуюся слабость государственной поддержки семей с детьми, которую приходится компенсировать российским семьям, важность поставленного вопроса не стоит недооценивать.



Каталог: data -> 2010
2010 -> Введение о чем эта книга
2010 -> Психология гендерных отношений 19. 00. 05 социальная психология
2010 -> В. Д. Шадриков 14 апреля 2000г. Номер государственной регистрации
2010 -> Психология и педагогика
2010 -> Программа дисциплины актуальные проблемы теоретической и прикладной психологии для направления 030300 «Психология»
2010 -> Программа дисциплины Философия и методология науки для направления 030100. 62 Философия подготовки бакалавра
2010 -> Программа дисциплины Психология для направления 080500. 62 «Менеджмент»
2010 -> Александр Дмитриев По ту сторону «университетского вопроса»: правительственная политика и социальная жизнь российской высшей школы
2010 -> Программа обновление гуманитарного образования в россии
2010 -> Назад в будущее. "Послезавтра" в экономике


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница