Четыре идеи для «фундаментальной политической онтологии» М. Хайдеггера Идея бытийно-соразмерной возможности «скрещивания»



Скачать 44.29 Kb.
Дата02.06.2016
Размер44.29 Kb.
А. Лаврухин
Четыре идеи для «фундаментальной политической онтологии» М. Хайдеггера
Идея бытийно-соразмерной возможности «скрещивания» экзистенциалов фундаментальной онтологии с нацистской идеологией земли и крови
Инаугурационная речь Хайдеггера на вступление в должность ректора является программной и написана с пафосом проницательного предчувствия свершения многообещающей исторической революции. Она заканчивается описанием великолепия и величия этого нового начала (der neue Anfang).1 Это начало подразумевает будущую роль немецкой науки после захвата власти нацистами. Хайдеггер интерпретирует эту ситуацию как историческую возможность для Германии возвратить ее истинный духовный мир. Этот истинный духовный мир не является неким пустым абстрактным умом (‘Weltvernunft’) или всего лишь культурной надстройкой. Хайдеггер настаивает на том, что это часть исконной, осознающей себя решимости, которая находится в особом настроении, подпитываемом силами земли и крови нации.2 Тем самым Хайдеггер заставляет работать ключевые термины «Бытия и времени» в новом – подчёркнуто политическом – контексте: решимость (Entschlossenheit) и настроенность (gestimmt sein). Первый термин описывает путь к подлинности (Eigentlichkeit), второй - ключ к пониманию «Бытия и времени», а именно того, что Dasein всегда находится в особой эмоциональной расположенности (Befindlichkeit). Появление двух этих терминов не может быть случайным: это два фундаментальных экзистенциала фундаментальной онтологии «Бытия и времени». Скорее, Хайдеггер считает возможным и продуктивным осуществить «скрещивание» экзистенциалов фундаментальной онтологии с нацистской идеологией земли и крови. Конечно, нельзя утверждать, что нацизм является единственной возможной политической антропологией, которую можно вывести из «Бытия и времени». Такой вывод не позволяет сделать слишком абстрактное и неопределённое содержание «Бытия и времени». Но то, что сам Хайдеггер счёл возможным «скрещивание» фундаментальных экзистенциалов с нацистской идеологией земли и крови, позволяет нам утверждать о бытийно-соразмерной возможности именно такой версии политической антропологии во всей её исторической конкретности и фактичности (Faktizität). Для того, чтобы поддержать нацистов Хайдеггеру не понадобилось искажать свою собственную философскую теорию. Пассажи из его речи в полной мере соответствует его доктрине о судьбе как об ограничении возможностей открываться людям c целью избежать модуса неподлинности. В "Бытии и времени" судьба была определена конкретной коллективностью, частью которой является Dasein. В своей инаугурационной речи по случаю вступлении в должность Хайдеггер ясно дает понять, что судьба означала для него в 1933: обретать подлинность в Националсоциалистической революции и поддерживать нацистское движение в удачный момент (Augenblick) захвата власти нацистами.

Неподлинность академической свободы и идея авторитарного университета (немецкая пайдейа)
Не менее показательна аргументация Хайдеггера в контексте его понимания того, как должна выглядеть модель образования (немецкий аналог греческой пайдейи). Строго говоря Хайдеггер привел доводы в пользу авторитарного университета с жёстким руководством, попирающим академическую свободу. С его традиционной точки зрения академическая свобода имела исключительно негативный (неподлинный) характер. Истинная (подлинная) свобода должна быть связана с сообществом нации (Volksgemeinschaft), честью и судьбой нации, а также духовной миссией немцев.3

Идея избранности немцев и уникальности потенциала немецкого языка
Хайдеггер утверждал, что порвал с национал-социализмом после своего ректорства и об этом свидетельствуют, прежде всего, его лекции о Ницше и "Материалы к философии" (Beiträge zur Philosophie. Vom Ereignis), из которых видно как он дистанцируется по отношению к нацистскому государству. Однако, все эти критические переосмысления никогда не касаются идеи, согласно которой немцы являются исторически и философски избранным народом.4 Эта идея уникальности немцев сопровождает Хайдеггера на протяжении всей его жизни. Её ядром является такое видение истории, когда мир, находящийся в опасности из-за жажды власти, воплощенной в технологиях и организованной (политически) Россией и Америкой, может быть спасён только Германией, в которой, согласно убеждению Хайдеггера, живут “метафизические люди”.5 О том, насколько глубоко это представление укоренено в мышлении Хайдеггера ясно свидетельствует интервью журналу "Шпигель" 1966г., которое было издано в 1976 посмертно и, очевидно, было задумано Хайдеггером в качестве некоего интеллектуального завещания: Германия обладает уникальным потенциалом, позволяющим придать необходимый поворот всемирной истории, а именно - потенциалом особенного немецкого языка. Он даже утверждает, что как только французы начинают думать, они начинают говорить на немецком языке.
Идея искажения национал-социалистического движения
В интервью журналу "Шпигель" Хайдеггер удивительно откровенен. Он заявляет что одной из самых важных мотиваций к его сотрудничеству с нацистами была надежда. Он видел в националсоциалистическом движении потенциал, чтобы возродить немецкую нацию и позволить ей выполнить свою миссию в истории Запада.6 Он пишет, что рассматривал нацистов как альтернативу универсальному правилу жажды власти, доминирующему над историей в форме коммунизма, фашизма или демократического мира.7 И далее он даёт совершенно поразительный комментарий: он спрашивает, что могло бы получиться, если бы удалось избежать негативных последствий, если бы нацистское движение было бы очищено людьми, действующими из лучших побуждений, ясно давая понять, что проблемой нацистов была вовсе не их нацистская идеология, но именно то, что это движение не было достаточно хорошо очищено, чтобы позволить немцам реализовать свою историческую миссию.8 То есть даже после 1945г. Хайдеггер продолжает защищать исторический потенциал нацистского движения и сожалеет лишь о его искажении. Эта идея искажения нацистского движения является самой неизменной в мышлении Хайдеггера.
Данные об авторе:

Лаврухин Андрей Владимирович, кандидат философских наук, доцент Департамента социологии Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (Санкт-Петербург). Эл.адрес: alavruhin@hse.ru




1 Heidegger, ‘Die Selbstbehauptung der deutschen Universität’, 19.

2 Heidegger, ‘Die Selbstbehauptung der deutschen Universität’, 14.

3 Heidegger, Die Selbstbehauptung der deutschen Universität, 15.

4 Martin Heidegger, Beiträge zur Philosophie (Vom Ereignis), Gesamtausgabe, Bd. 65, 1989, p. 398.

5 Martin Heidegger, Einführung in die Metaphysik (Gesamtausgabe, Bd. 40, 1983), 41.

6 Heidegger, ‘Das Rektorat 1933/34, Tatsachen und Gedanken’, 23. Der Spiegel, 23/1976, 196.

7 Heidegger, ‘Das Rektorat 1933/34, Tatsachen und Gedanken’, 24f. Der Spiegel, 23/1976, 196.

8 Heidegger, ibid., 25.

Каталог: data -> 2016
2016 -> Xviii вв. Социальная история России XIX
2016 -> Программа предназначена для преподавателей, ведущих данную дисциплину, и студентов направления подготовки 46. 03. 01 История, уровень
2016 -> Программа дисциплины «Психология массовых коммуникаций»
2016 -> 1Область применения и нормативные ссылки
2016 -> Программы учебной дисциплины «Управление конфликтами и организация переговорного процесса» Краткое описание курса (outline)
2016 -> Программа дисциплины «Местное самоуправление и самоорганизация местных обществ»
2016 -> Программа дисциплины «Социально-психологический тренинг»
2016 -> Программа дисциплины «Медиакультура и основы библиотерапии»


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница