Целостность гештальт-подхода



Скачать 48.19 Kb.
Дата24.02.2016
Размер48.19 Kb.
Светлана Фридрик
ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИЯ ПРИ НЕВРОТИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВАХ

(Несколько глав из монографии, изданной в 1999 году)

ЦЕЛОСТНОСТЬ ГЕШТАЛЬТ-ПОДХОДА

Гештальт-терапия, исходя из понятия "природа человека-животного", утверждающего, что человеку свойственно столько же физиологических и животных факторов, как социальных и культурных, рассматривает функционирование человека в неразрывной целостности поля "организм-среда" (Робин Ж-М., 1996). Это вполне соответствует биопсихосоциальной модели болезни. Коррегирующее воздействие гештальт-терапии фокусируется на когнитивном, эмоциональном, соматическом аспектах личности в неразрывной связи и взаимодействии со средой (поведенческий аспект личности). В настоящее время указывается четыре модели психотерапии : медицинская, психологическая, социологическая, философская (Leder S., 1980). Медицинский и физиологический аспекты гештальт-терапии заключаются в целостном подходе к организму человека, в изучении психо-телесных механизмов накопления эмоционального напряжения. Психологический аспект гештальт-терапии базируется на осознавании, на интеграции человека в целостную, адекватно функционирующую ответственную личность. Социологический аспект гештальт-терапии изучает целостное поле "организм-среда". Философский аспект гештальт-терапии в том, что сама гештальт-терапия является "философией очевидного" (Перлз Ф., 1969), изучающей все феномены контакта между организмом и средой. Вполне очевидно, что гештальт-подход является полным и всесторонним.

Невротическим расстройствам в разных степенях и формах проявления подвержены все личности с достаточным интеллектуальным уровнем, поскольку отсутствие единства с самим собой - признак человека культуры (Юнг К.Г, 1942). Внутриличностные конфликты имеются не только у каждого больного, но и у каждого здорового (Лаутербах В.О., 1989). Ф. Перлз называл невротиком всякого, кто манипулирует средой вместо того, чтобы изменять себя (Перлз Ф., изд. 1996). Невротические расстройства возникают всегда, когда человек прерывает полноценный контакт с реальностью. По мнению И. и М. Полстер (1997), жизнь невротика, в основном, обращена в прошлое. Способов прерывания контакта с реальностью множество : это и тревожное устремление в несуществующее будущее, и способы, так называемой, невротической защиты -все они подробно изложены в известных источниках по гештальт-терапии. Гештальт-терапия, базируясь на феноменологическом подходе, является психотерапией реального, психотерапией действия. Ее стратегия и тактика существенно отличаются от каузального подхода, широко применяемого в на¬стоящее время в клинической психотерапии. Цель гештальт-терапии не анализ, а интеграция зачастую находящихся в конфликт между собой частей личности. Объединение разрозненных частей личности в целое помогает личности обрести новую энергию для развития. В результате человек становится способным делать свой выбор и жить осмысленной жизнью (Дж Кори, 1994)

ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД В ПСИХОТЕРАПИИ

Вне всякого сомнения, от правильно поставленного диагноза при органической патологии зависит жизнь пациента в экстренных случаях.


Существующая система подготовки врачей в ВУЗах акцентирует диагностический каузальный подход к пациенту. Этим объясняется тот факт, что гештальт-терапия недостаточно используется врачами-психотерапевтами. Добросовестное отношение студентов-медиков к учебе, а затем совершенствование врачей в диагностике, как это ни парадоксально, ограничивают их возможности в реальной помощи пациентам, если они избрали своим делом психотерапию Многие современные психотерапевты приводят достаточно взвешенных и серьезных аргументов против диагнозов в психотерапии. Действительно, увлечение диагностикой создает иллюзию, что именно это и есть основная работа психотерапевта. Психиатры могут блестяще проводить диагностику различных личностных акцентуаций, но о лечении пограничных нервно-психических расстройств говорят как-то вскользь. Постановка диагноза не приносит пациенту реальной помощи. Процесс диагностики включает в себя субъективизм врача, его оценочные суждения, его анализ и интерпретацию вербальной и невербальной информации от пациента. Поэтому, вполне справедливо можно заметить, что каждый психиатр имеет право на свой диагноз (как свой собственный, так и относительно пациента). Язык диагноза существует для общения специалистов, а о сложностях самого пациента он не говорит ничего. Тогда как с каждым больным картина болезни раскрывается заново (Фром И., 1994). В качестве примера неинформативности диагноза можно рассмотреть депрессию. Депрессия, как подавленное психическое состояние, душевное угнетение, когда больному все окружающее представляется в мрачном виде. О лечении депрессии достаточно данных в медицинской литературе. Практика показывает увлечение врачей антидепрессантами, транквилизаторами. Но лечить депрессию не значит лечить конкретного человека, поскольку феноменология депрессии у каждого человека своя. Эмоциональный компонент депрессии может состоять из самых различных чувств: тоски, печали, чувства собственного бессилия, никчемности, тягостного одиночества, тревоги, страха, отчаяния, вины, стыда, сдерживаемой злости, зависти, ненависти. И в каждом конкретном случае мысли пациентов, их поведение обусловлены какими-то конкретными эмоциями.
При феноменологическом подходе врач имеет дело с каждым феноменом пациента, его словами, движениями, чувствами, и постепенно прорабатываются все значимые компо¬ненты, поддерживающие страдания человека. Тактика врача зависит от содержания феноменов депрессии. Феномен (от греч. - phainomenon - являющееся) - это всегда субъективное явление, существующее в сознании, отражающее некую реальность. Диагноз претендует на высокую степень объективности. Тогда как реальное положение вещей таково: сколько людей - столько и феноменов их восприятия. Эйнштейн показал, что никакое явление во Вселенной не может быть зарегистрировано абсолютно объективно, потому что наблюдатель и скорость процессов в его нервной системе должны быть учтены из внешней по отношению к наблюдателю и объекту точки отсчета (цит. из Перлз Ф., 1969). В диаде «врач – пациент» ведущими являются феномены пациента, поскольку он обращается за помощью к специалисту. Именно поэтому врачу надлежит иметь способность видеть, слышать, чувствовать и понимать феномены пациента, чтобы работать именно с ними, а не со своими представлениями о них.

МЕТОДИКА ПРОВЕДЕНИЯ ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИИ

Цель гештальт-терапии не анализ, а интеграция находящихся в рассогласованности между собой частей личности (Кори Д., 1994) Гештальт - метод организован вокруг работы по осознанию явлений, которые происходят на границе кон¬такта между пациентом и врачом, чтобы способность осуще¬ствлять творческое приспособление при контакте со средой могла восстанавливаться (Немеринский О.В., 1993; Папуш М., 1993). Техники не являются самоцелью, а лишь обозначают различные подходы и пути экспериментирования в каждом отдельном случае. В гештальт-терапии с каждым пациентом заново открывается, что значит здоровье в каждом конкретном случае (Фром И., 1994). Запретов на методики нет (Хломов Д., 1992). Основной принцип работы гештальт-терапевта «здесь и теперь». Для очень многих людей сила настоящего потеряна: они тратят свои энергию на оплакивание прошлых ошибок или на тревогу о будущем. Принцип «здесь и теперь» никак не обесценивает значение прошлого и будущего. Все незавершенные ситуации прошлого или тревожное ожидание будущего моделируются терапевтом в ситуацию «здесь и теперь». Работа с будущим, определяемая как футуропрактика, может изменить установку на «здесь и вперед», придающую особое внимание к фигурам будущего, появляющегося и проявляющегося в настоящем.(Долгополов Н., 1996). Чтобы помочь пациенту прийти в контакт с настоящим моментом, гештальт-терапевт задает вопросы «что ?» и «как?», но редко спрашивают «почему?» (Кори Д., 1994). Основными вопросами к пациенту для успешной работы с ним Ф.Перлз (1969) считал такие: «Что вы делаете?», «Что вы чувствуете?» и «Что вы хотите?», предлагая для более полного разворачивания действия еще два : « Чего вы избегаете?» и «Чего вы ждете?». Гештальт-терапевт поощряет диалог в настоящем времени, задавая вопросы типа: «Что сейчас происходит?», «Что вы ощущаете, сидя здесь и пытаясь говорить?», « Что вы осознаете в этот момент?», «Как вы ощущаете свой страх?», «Как вы пытаетесь уклониться от ответа в этот момент?». Вопросы «почему?» рождают только заранее готовые ответы, стремление защититься, рационализировать, оправдаться и создают иллюзию объяснения события. Словесные ответы пациента исходят из его интеллекта, но его целостный ответ исходит из его целостной личности. Всегда имеют место дополнительные реакции : смущение, колебания, мимика, жесты, восклицания. Каждая из этих реакций намного важнее, чем словесный ответ . Гештальт-терапевт фиксирует внимание пациента на всех его проявлениях, при этом существенно все, что происходит на поверхности, где осуществляется контакт. Это все настолько же очевидно, насколько и значимо. Терапевт не может делать открытия за пациента, он может только способствовать его собственному процессу. Чтобы смотреть и видеть, терапевту следует быть совершенно « пустым» и непредвзятым. Вопросы терапевта основаны на его наблюдениях и направлены на то, чтобы ввести определенные факторы в область сознавания пациента. Вопросы терапевта, в действительности, являются переводом его наблюдений. Все вопросы являются прерываниями каких-то процессов, происходящих в пациенте. Это внедрение, которое часто оказывается миниатюрным шоком. В гештальт-терапии устанавливается определенный баланс между фрустрацией и удовлетворением: с од¬ной стороны терапевт, внедряясь во внутренний мир пациента, не дает ему поддержки извне, а с другой - дает пациенту исключительное внимание.

Терапевтическое экспериментирование является сердцевиной метода и определяет своеобразие работы геш-тальтиста. Экспериментирование должно быть связано с ситуациями каждого клиента и основываться на наблюдениях терапевта. Эксперименты могут быть направлены на фокуси-рование осознания, когда пациенту предлагается осознать свое дыхание, движение, мимику, часть тела; или можно исследовать метафору пациента («я чувствую, что грудь моя будто в тисках»). Исследование может пройти через усиление, акцентирование употребленных слов, жестов и т.д. Экспериментирование должно проводиться целенаправленно для каждого пациента. Оно исследует разные типы границ собственного «я» и контакта, пределы проявления себя, границы самовыражения, может исследовать фантазии, катастрофические ожидания, незавершенные или застывшие ситуации.


Техники в гештальт-терапии разнообразны настолько, насколько позволяет творчество терапевтов, ограничений в этом плане нет. Использование же техник вне целостности гештальт-подхода критикуется многими настоящими гештальт-терапевтами (Кори Д., 1994; Фром И., 1994; Робин Ж.М., 1996 и др.). В гештальт-терапии все техники направлены на интеграцию разрозненных частей личности, на воссоздание аутентичности пациента, на восстановление или обучение приобретению собственного опыта. Групповая гештальт-терапия имеет ряд своих отличительных особенностей от других видов групповой психотерапии. Целью гештальт-группы является пробуждение организмических процессов в каждом участнике. Стиль ведения группы может быть разным, но всегда он предполагает директивность со стороны терапевта : терапевт фокусирует внимание членов группы на «здесь и теперь», на невербальных проявлениях, дает указания лингвистического характера, целенаправленно экспериментирует (Полстер И., Полстер М, 1997). Гештальт-терапевт не интерпретирует и не анализирует. Руководитель группы должен сам быть подлинным, непредвзятым, должен тщательно сочетать фрустрацию и поддержку, должен уметь творчески выбирать те гештальт-эксперименты, которые наиболее соответствуют в данный момент потребностям членов группы. Многие практики ответственны за некритическое использование методик вне целостности гештальт-подхода без принятия во внимание индивидуальных желаний каждого члена группы (Рудестам, 1982). Об одностороннем увлечении гештальт-техниками Перлз Ф. (1969) написал следующее. "Одно из моих возражений против тех, кто называет себя гештальт-терапевтами, касается использования техник. Техника - это трюк. Трюк может быть использован только в крайнем случае. Сейчас достаточно людей, которые изучают все новые и новые трюки и злоупотребляют ими. Эти техники весьма полезны в ходе семинаров по сенсорному сознаванию или радости для того, чтобы напомнить вам, что вы еще живы. Но печальный факт состоит в том, что эта встряска все чаще становится опасной замещающей активностью, псевдотерапией, подменяющей подлинный рост". Исследования показывают, что гештальт-группы ведут к расширению осознания самих себя, усиливают эмпатию, чувство понимания себя другими, автономность, увеличивают глубину переживаний и способность к контакту.

Проведение гештальт-терапии

Целью гештальт-терапии в каждом конкретном случае является приобретение пациентом полноценного опыта осознаваемого контакта с самим собой (со своими чувствами, мыслями, фантазиями, телом) и с объектом среды для того, чтобы научиться осознавать и выделять свои личные потребности и путем творческого взаимодействия со средой удовлетворять их.


Каждый сеанс гештальт-терапии включает в себя следующие этапы:
1. Работа с «потоком осознавания» пациентом того, что происходит с ним здесь и теперь, с феноменологическим проявлением, актуальным в настоящей ситуации.
Например : Ведущей жалобой пациентки является головокружение. При работе с "потоком осознавания" она ощущает напряжение мышц шеи, неопределенный внутренний дискомфорт в виде распирания в груди.
2. Расширение среды осознавания себя (связи феномена с эмоциями, ощущениями, мыслями, действиями).
Далее . Пациентке предлагается показать как кружится ее голова. Она вращает головой, при этом нарастает внутренний дискомфорт, ощущение тяжести в груди. Внезапно останавливает вращение, склоняет голову влево: "Хочется остановиться, так спокойнее".
3. Разблокировка осознавания неосознанной в данной ситуации потребности (или осознавание заблокированной потребности)
Далее : "Осознай, что ты сейчас сделала?" Ответ пациентки: "Прислонила голову - так мне лучше". Вопрос: "Куда ты хочешь ее прислонить?"
Пауза - мини-шок. Начинает плакать: "Я хочу ее скло¬нить к мужу, но не поймет, не посочувствует, не пожалеет (проекции)".
4. Осознавание того, каким образом он себя блокирует (механизмов избегания контакта). Далее: Предписание: "Повтори это, приняв ответственность на себя." -" Я хочу ее склонить к мужу, но не склоняю, так как воспринимаю его черствым и невнимательным. Вопрос: "Как ты действуешь, чтобы получить от него тепло и ласку?"
5. Работа с механизмами блокирования в этой ситуации приводит к разблокированию потребности, к завершению незавершенной ситуации и освобождению связанной энергии.

Удивление : "Никак. Я ничего не делаю. Я сама не проявляю ни тепла, ни ласки. Я, наверно, не умею их проявлять." Состояние опустошенности. Головокружение исчезло.

6. После этого пациентка готова переживать новый опыт.

В работе с пациентами при невротических расстройствах применяются различные гештальт-техники, классифицированные К. Наранхо (1995).



Критерии показаний и противопоказаний к гештальт-терапии:

Показанием к гештальт-терапии является востребованность со стороны клиента в психотерапии, его готовность изменить что-то в своей жизни и (или) в своем состоянии, его способность принятия на себя личной ответственности за свое существование в этом мире. Необходимой является способ¬ность критически относиться к своему поведению.


Противопоказана гештальт-терапия лицам с соматическими заболеваниями на стадии явных органических изменений внутренних органов. Проведение фрустрирующей терапии вызовет обострение органического процесса. Таким лицам показаны нефрустрирующие формы терапии. (Опытный гештальт-терапевт может позволить себе такую работу, контролируя степень фрустрации. Но здоровьем клиента лучше не рисковать).
Неэффективна гештальт-терапия у лиц с явно сни¬женной критикой, с выраженными изменениями личности в виде ригидности, застреваемости, резонерства, аморфности мышления, с наличием активной психопатологической продукции, с выраженной интеллектуальной недостаточностью.

ПРИЧИНЫ НЕЗДОРОВЬЯ : ВЗГЛЯД С ПОЗИЦИЙ ГЕШТАЛЬТ – ПОДХОДОВ

В процессе проведения различных тренингов, семина¬ров по гештальт-терапии с условно здоровыми лицами (сту¬дентами, педагогами, участниками декадников, психологами-валеологами), выявляется наличие невротических механизмов защиты практически у всех. Это проявляется в виде личност¬ных дисгармоний: завышенная или пониженная самооценка, ролевое функционирование в среде, зависимость от мнений и оценок окружающих, манипулятивные взаимоотношения со средой; нарастание внутреннего эмоционального напряжения из-за многих незавершенных гештальтов : обидчивость, рани¬мость, раздражительность, неспособность сосредоточиться; неспособность ставить и достигать конкретные цели, стремле¬ние достичь нереальных целей любой ценой, обвинительные тенденции к окружающим, оценочные суждения в адрес окру¬жающих и т. д. Как следствие всего этого - дисгармоничные межличностные отношения, кризисы в личной жизни, одно¬сторонняя поглощенность или непродуктивность в профессио¬нальной сфере, алкоголизация на уровне бытового пьянства, появление соматических заболеваний и т.д. и т.п. ("невротиза-ция общества"). Степень адаптации условно здоровых лиц за¬висит от успешности ролевого функционирования в среде, от найденных способов снятия эмоционального напряжения. Час¬то имеет место сознательное переключение на те роли, с кото¬рыми человек справляется более успешно, и неосознанный отказ от неуспешности в других ролях (от отвергаемых частей собственной личности) - это способствует поддержанию хро¬нического эмоционального напряжения. Поэтому, большинст¬во из тех, кто еще не заболел, обязательно заболеют чем-нибудь.


Проблемы, связанные с сохранением здоровья, совер¬шенно не решены. В обществе муссируется неопределенное понятие "здоровый образ жизни" (решаются проблемы "ЗОЖ"). "Образ жизни" - это только абстрактность, ее види¬мость. А какова сама жизнь? Она нездорова.
Человеческое общество никогда не было здоровым. Ис¬тория развития человечества - это история постоянной борьбы, войн, история агрессивности. Человек никогда не был здоров. Тысячелетний опыт медицины показывает, что подавляюще число заболеваний имеет хроническое течение. Традиционный взгляд на человека, как на комплекс взаимосвязанных органов, и лечение при таком подходе позволяет "спасти жизнь при чрезвычайных обстоятельствах, но не позволяет сохранить здоровье человека в естественных условиях существования" (Воронцов В.А., Ткаченко Г.Б., 1994). Современная медицина достигла, несомненно, высочайшего уровня развития. Функ¬ции человеческого организма изучены на самых тонких, меж-молекулярном и внутримолекулярном уровнях. Арсенал вра¬чей постоянно пополняется все новыми, более совершенными медицинскими препаратами, методами обследования и техно¬логиями лечения. Но человек, тем не менее, по-прежнему за¬болевает. Само по себе лечение тела любыми традиционными способами современной медицины носит паллиативный харак¬тер, поскольку оно позволяет поддерживать нарушенное бо¬лезнью функционирование организма. Функциональные на¬рушения, приводящие со временем к органическим изменени¬ям, в каждом конкретном случае имеют свои конкретные при¬чины. "С каждым пациентом заново открывается, что значит здоровье в каждом конкретном случае" (Фром И., 1994). И только устранение первоначальных причин нездоровья, задолго до возникновения заболевания, помогло бы челове¬ку жить здоровым.
В чем же одна из главных проблем невозможности со¬хранять и поддерживать здоровье человека? Дело в том, что в настоящее время ни одна современная наука не рассматривает человека "как единое целое, одновременно являющееся частью Вселенной" (Воронцов В.А, Ткаченко Г.Б., 1994). Ни одна наука и не изучает человеческий организм как триединое це¬лое, состоящее из когнитивной (познавательной), эмоциональ¬ной (душевной) и соматической (телесной) сфер в неразрыв¬ной связи и взаимодействии со средой (поведенческий аспект личности). Психиатрия занимается психикой, соматические дисциплины - телом, психология - внутренними переживания¬ми человека и его взаимодействием со средой (поведением), диетология, санитария, гигиена - средой. В человеческом об¬ществе приоритетным является интеллектуальное и физиче¬ское развитие человека. Эмоциональная сфера, словно бы ото¬двигается на второй план. Современная психиатрия рассмат¬ривает эмоции как "досадный излишек, подлежащий разрядке" (Перлз Ф., 1969). Психиатры купируют аффект, терапевты советуют избегать волнений (будто это возможно). В обществе эмоции принято проявлять лишь дозированно, считается дос¬тойным "уметь держать себя в руках". Между тем, именно эмоциональный компонент личности, игнорируемый как спе¬циалистами, так и многими людьми, дает толчок к нашим дей¬ствиям, к нашим мыслям. "На самом деле, эмоции - это сама наша жизнь" (Перлз Ф., 1969). К.Г. Юнг (1942) писал, что страдает, прежде всего, душа больного. Психоэмоциональ¬ный фактор в этиопатогенезе многих болезней признается спе¬циалистами и психического, и соматического направления. Но его только лишь имеют в виду. Этот фактор, лежащий в основе болезни и являющийся хронической фрустрацией, недостаточ¬но изучен и проработан. Именно его необходимо коррегиро-вать до начала развития болезни, с тем, чтобы прервать пато¬логическую цепь этиопатогенеза.

«Здоровье - это динамическое равновесие всего, чем мы являемся. Человек есть не сумма частей, а очень тонкая координация всех этих различных частей, образующих орга-низм. Организм и окружающую среду нельзя рассматривать по отдельности. Та часть мира, в которой мы живем - это часть нас самих» (Перлз Ф., 1969).
И для того, чтобы человек был здоров, необходим по¬стоянно осуществляемый баланс равновесия. Хроническая фрустрация стремится его нарушить. До каких-то пор орга¬низм справляется с этим, включая компенсаторные механиз¬мы, но затем перестает с ней справляться.
Можно рассмотреть в качестве примера страх, возник¬ший в детстве. Человек уже давно забыл о нем, но в организме он живет в виде все той же фрустрации. А страх проявляется в диффузном напряжении. С годами это напряжение перемеща¬ется в какой-либо участок тела, напрягая его. Постепенно там начинают страдать процессы микроциркуляции, иннервации -возникают функциональные, а затем и органические измене¬ния в тканях.

Готовность организма к пребыванию в хронической фрустрации с последующим включением механизмов косвен¬ной ауто- и гетероагресии (Dollard J., Miller N., 1950), закла¬дывается в процессе формирования личности в детском воз¬расте под влиянием факторов воспитания путем включения механизмов невротической защиты. Хроническая фрустрация развивается как результат накопления эмоционального напря¬жения незавершенных гештальтов в детском возрасте (неудов¬летворенной потребности в любви, принятии со стороны роди¬телей, неудовлетворенных потребностей-протестов при огра¬ничении степени личностной свободы родителями) и функ¬ционирующих механизмов невротической защиты, дальнейше¬го углубления личностной дезинтеграции. Поскольку каждый незавершенный гештальт стремится к завершению, вся не¬удовлетворенная потребность стремится к удовлетворению (высвобождению энергии), то и вся накопленная эмоциональ¬ная энергия (хроническая фрустрация) неизбежно найдет вы¬ход в виде ауто- и гетероагрессии, («внутренний или внешний взрыв») в виде соматических забо-леваний, нервно-психических расстройств, асоциальных и ан¬тисоциальных формах реагирования и поведения.


Практика показывает, что эмоциональные детские на¬копления, с которыми люди идут по жизни, связаны, прежде всего, с родителями, или с теми, кто их заменил. Содержание этих накоплений таково: обида, тоска, чувство собственного бессилия, страх, вина, тягостное ощущение одиночества, не¬нужности, раздражение, злость, ненависть, агрессивность. Ре¬бенок зависим от взрослых и, в силу многих причин, он не может открыто проявлять свои чувства, эмоции в адрес подав¬ляющих его, ограничивающих его свободу в приобретении собственного опыта ("нельзя", "ты должен"), не проявляющих любви и ласки родителей. И эти непроявленные эмоции, нака¬пливаясь, формируют личностные черты человека, стиль его поведения, его характер. А, впоследствии, именно они лежат в основе личностных дисгармоний, психосоматических заболе-ваний, наркомании, алкоголизма, антисоциальных форм пове¬дения.
Общество воспринимает ребенка, как неполноценного взрослого, поскольку интеллект и физическое развитие ребен¬ка не достигли уровня взрослого. Детям часто говорят: "Ты этого не поймешь", " Вырастешь - тогда узнаешь", "Это тебе еще рано", "Яйца курицу не учат" и т.д. Но это опасное за¬блуждение взрослых. Дети все чувствуют, они более искренни, чем взрослые, дети все способны понять. Просто многие взрослые неспособны объяснять доступно и понятно.
Необходимо менять отношение общества к ребенку, как к неполноценному взрослому, поскольку именно вследствие зависимости в детстве от взрослых, формируется заниженная самооценка человека. В течение взрослой жизни человек ком¬пенсаторно стремится повысить свою заниженную самооцен¬ку, не осознавая этого, любыми способами. И чем больше на¬коплено агрессии, тем страшнее эти способы. Именно в се¬мье находятся первоначальные источники всех проблем чело¬века. Необходимо менять взаимоотношения в семье с целью создания условия для формирования равноправной самодоста¬точности ребенка. Необходимо менять педагогические уста¬новки современной школы, базирующиеся на "долженизме". обобщенном и усредненном подходе к ученикам, на догме "учитель всегда прав", поддерживающие и усугубляющие низ¬кую самооценку детей. Практикующим врачам известно, что лечение заболеваний - сложный, длительный процесс, не при¬носящий полного выздоровления. Предупредить болезнь - не менее сложно, длительно, но более эффективно. Для того, чтобы рождались здоровые поколения, нужно работать с их будущими родителями с раннего детства. Поэтому, первичная профилактика - прежде всего ! Это, конечно, если заботиться о будущем человечества. Но... ре¬ально, завтрашнего дня не существует. А уж о человечестве кто конкретно будет задумываться???...
В настоящее время вполне реально заниматься пер¬вичной профилактикой различного рода расстройств именно в школе. Школа, на сегодняшний день - единственный государ¬ственный институт, где собраны вместе дети для обучения и "воспитания". Необходимо создавать и внедрять комплексные валеологические программы в школу. Они должны быть рас¬считаны на три категории слушателей: на детей- с целью фор¬мирования личностной зрелости, высокой самооценки и адек¬ватного функционирования в среде ; на педагогов - с целью повышения их психологической компетентности, повышения их собственной самооценки, для исключения разрушительных способов самоутверждения на зависимых учениках; на родителей - с целью пересмотра ими устойчивых, ригидных взгля¬дов на воспитание, на межличностные взаимоотношения в се¬мье.
Такие программы целесообразно проводить в виде тре¬нингов-семинаров, что позволяет получить людям более пол¬ноценные к усвоению знания, базирующиеся на собственном опыте. Практика показывает востребованность такой работы со стороны населения. Многие участники подобных тренин¬гов-семинаров с удивлением и сожалением отмечают, что все новые знания необходимы и желательно получать их как мож¬но раньше.

СВОБОДНЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ ВРАЧА ОГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИИ, О ПСИХОТЕРАПИИ, О ЖИЗНИ

Автор не считает себя гештальт-терапевтом, хотя в личном и профессиональном развитии психотерапевта наибо¬лее привлекательным был этот путь. Привлекала активность жизненной позиции, целена¬правленные ответственные действия, результативность, воз¬можность человека самому менять свою жизнь в желаемых направлениях. Привлекали те разительные перемены, которые происходят в человеке, когда он, сначала спящий, "просыпает¬ся и действует", затем ищет и находит новые, все более инте¬ресные формы взаимодействий. Меняется отношение к себе, к другим, к жизни, которая из тягостного бремени, превращается в наполненную и полезную.


Поражала и завораживала мудрость Ф. Перлза - этого гениального "восстановителя" или "воссоздателя" гештальт-терапии. Гештальт-терапия - как терапия очевидного, терапия действия, терапия подлинной жизни. Ведь ничего искусст¬венно созданного в ней нет. Все - естественно и просто. Впро¬чем, простые идеи трудны для восприятия, именно в силу их простоты (Перлз Ф., 1969). Гештальт-терапия, как первая экзистенциальная философия, стоящая на своих ногах; нахо¬дящая поддержку в своей собственной структуре, потому что гештальт-структура, появление потребностей - это первичный биологический феномен (Перлз Ф., 1969). Гештальт-терапия -это философия, которая старается быть в гармонии, в созвучии со всем остальным - с медициной, наукой, вселенной - всем, что есть. (Перлз Ф., 1969).
И приходит понимание того, что все посылается нам для развития, для обогащения новым, пусть даже болезнен¬ным, но никогда не бесполезным опытом. И приходит знание, что любое зло возвращается к своему источнику. И прихо¬дит сожаление и сочувствие к тем, кто не ведает, что творит (вместо раздражения, обид и злости, бывших ранее). И появля¬ется полноценное знание, что каждый человек - центр своей Вселенной, и одновременно все мы - пылинки в общей Вселенной. И становится естественным, органичным и сво¬бодно приемлемым поступать с людьми так, как хочешь, что¬бы поступали с тобой. И появляется свобода выбора, и свобода отказываться от того, к чему стремился из несвободы, отказы¬ваться от ненужного, неважного. И приходит понимание, что нет пределов человеческому развитию. И все это - результат гештальт-терапии.

И, вместе с тем, кое - что вызывало внутреннее несогла¬сие.


Само название, не привычное для русскоязычного слуха, ничего не сообщающее непосвященному. А посвященному это название сообщает : паттерн, структура, конфигурация, то есть все, что угодно. Есть нечто искусственное и в "фигуре -фоне". Более естественно говорить о конкретной потребности в конкретной ситуации (хочешь - видишь фигуру, хочешь -видишь фон). Интересно слово "avareness" (англ. : осведомленность, осознание, понимание, знание), в свободном переводе трактуемое в источниках по гештальт-терапии как сознавание, осознание. Это не когнитивный процесс. Осознание является одновременно физическим, эмоциональным и умственным (Робин Ж.-М., 1996). Некоторые психотерапевты пишут, например : "Окончательно осознать глубину патофизиологических механизмов ночного энуреза нам помогло изучение трудов И.П. Павлова о высшей нервной деятельности" (Каменецкий Д.А., 1999). Другие психотерапевты иногда полемизируют между собой, чем осознание отличается от сознавания, и имеют на это право. А отличие очевидно - оно в звучании и написании двух этих слов. Когда человек сидит на стуле, то он ощу¬щает этот стул телом, чувствует себя на нем спокойно (если стул не шатается) и понимает при этом, что сидит он именно на стуле, а не в луже. Он даже может взять на себя ответ¬ственность, что это именно он выбрал этот стул и он на нем сидит. Но, если ему предложить : "Осознайте, что вы сейчас сидите на стуле", - тут могут происходить удивительные вещи. Может произойти замешательство, и человек может перепутать осознание с сознаванием, еще может подумать об осозна-вании и может запутаться, где он вообще находится. Думается, что более приемлема трактовка "avareness", как понимание или полноценное знание, опытным путем подкрепленное ощу¬щением в теле, эмоцией и мыслью.
Есть еще один важный момент, вызывающий внутрен¬ний протест : ответственность только за себя и за свое суще¬ствование в этом мире, постулируемая в гештальт-терапии.
Ф. Перлз, как и всякий гений, был весьма противоречи¬вой личностью. Ведь он в своем сне (или снах) разговаривал с родственниками, погибшими в гетто, упрекавшими его за то, что он сам вовремя уехал из Германии, а они остались погиб¬нуть. Это он им и отвечал: "Я ответственен только за себя". И можно предположить, что неспроста он так творчески работал со снами, называя их "царской дорогой к интеграции лично¬сти". Можно предположить, что ответственность только за себя не давала душе его покоя. Предполагать можно что угод¬но. И каждый вправе выбирать свою степень ответственности.
Несомненно, человек, ответственный за свое существо¬вание, несет ответственность за свои действия и за результаты своих действий. Он ответственен и за тех, кого приручил, и за тех, кто ему доверился (если он их не предупредил, что не сто¬ит ему доверять).

Не все способны жить осознанно. И не все способны видеть очевидное. И не все способны понимать и очевидное, и скрытый смысл некоторых слов и фраз, не говоря уже о скры-том смысле скрытого смысла некоторых слов и фраз (Дериев А., 1999). Не все способны ведать, что творят. А психотера¬певт, если, конечно, он психотерапевт - обязан ведать, что творит (а в гештальт-терапии это -"шуддизм"). И не все спо¬собны быть психотерапевтами. Это и необязательно.



Мы обнаруживаем, что смысл жизни состоит в том, чтобы она была прожита, а не продана, концептуализирована или зажата в рамки систем (Перлз Ф., 1969). А что же лишает человека возможности развиваться в подлинную, самодоста¬точную, свободную и активную личность? Именно зависимое положение в детстве от дезинтегрированных взрослых, воспи¬тывающих детей по своему усмотрению. Поэтому, вырастая, человек не хочет и не может сам нести ответственность за свою жизнь - не обучен (поучения не обучают), зажат в рамки разных ограничений.
И сегодня так привлекает и завораживает многих очередной сотворенный миф: "Нас 70 лет делали такими - отсюда все наши несчастья". Кто делал, что делал, кого делал - это не уточняется. Важно, что причина есть. А слова эти часто звучат из уст тех, кому гораздо меньше семидесяти. Как в психоана¬лизе : "Это нехорошая черта у меня от деспотичной тети, заменившей родителей. Такая нехорошая была тетя и такой несчастный я с этой нехорошей чертой". Но ведь можно уже понять, что семьдесят лет прошли и если мы сегодня недовольны тем, какими мы сформировались в детстве - мы можем заново формировать себя сами. Каждый из нас - себя лично. Формировать так, чтобы потом не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы : ведь пройдет и еще семь лет, и еще семь, а семьдесят уже для многих из нас не пройдут...
Но - нет. Не пришло еще наше время. Мы, как в детстве, ожидая помощи от взрослых, очарованы еще одним мифом: "Запад нам поможет!". А мы подождем пока, критикуя прави-тельство, поругивая недоброжелателей. Пока мы ждем - мы верим в Их кредиты. Мы даже верим, что Их общественные фонды, Их волонтеры помогут нам справиться с наркоманией, со СПИДом. Мы даже не утруждаем себя вопросами : "Зачем они так стараются для нас? Деньги лишние? Или у них меньше своих наркоманов и своих больных СПИДом? Или они та¬кие добрые?" А у Запада свой социальный заказ, свои заботы, свои способы снижения налогов. И активные люди создают общественные фонды и процветают, пока мы верим и ждем. Кесарю - кесарево, а неудачнику - халява! Правда, потом мы вновь будем говорить, что 70 лет нас обманывали. А пока -обманываться рады.
И если говорить о гештальт-терапии, то она вполне подходит и для нашего менталитета, и для любого другого. Более же верно - она не подходит для менталитета "вообще", поскольку она является, прежде всего, личностно-ориентированной психотерапией. Она встречается с конкрет-ной личностью любой национальности, в каждом конкретном случае ориентируется на культуральные особенности данной личности, с уважением относится и к ее менталитету, и к ее традициям (если они есть).
В частности, Ф. Перлз так говорил о сложностях американской культуры: "Все вдруг почувствовали необходимость развлекаться и получать от всего удовольствие; любая подлинная вовлеченность, истинное бытие здесь не поощряются.
Тысяча пластиковых цветов
Не заставят пустыню цвести,
Тысяча пустых лиц
Не заполнят пустую комнату.
■ - (От себя хочется добавить:
Тысяча чужих лиц
не заполнят твою жизнь…)
Гештальт-терапия расходится с этими тенденциями. Мы работаем для того, чтобы способствовать процессу роста и развития человеческого потенциала. Мы не говорим о немедленной радости, немедленном сенсорном осознавании, немедленном лечении. Процесс роста - это процесс, требующий времени... Но нужно вкладывать в работу всего себя".
Создается впечатление, что эти слова относятся к нашей современной "культуре", к нашему постсоветскому менталитету.
И, может быть, пришло время что-то понимать? А, впрочем, можно понимать, а можно не понимать. Можно развиваться, а можно не развиваться. Каждый делает свой выбор 'и идет своим путем. "И тесны врата, и узок путь, ведущий в жизнь, и не многие находят их". И можно искать узкий путь, и можно идти широким. У каждого из нас - свой выбор.
Сегодня психотерапевтам - простор для творчества и работы. Очень многое можно сделать. Много ярких, творческих личностей занимаются психотерапией. И у каждого из них - авторский метод психотерапии, потому что сколько личностей - столько и авторов. И каждый человек - автор своей жизни.
В заключение хочется уточнить, что автор данной публикации считает себя психотерапевтом, работающим с позиций гештальт-подходов, в методиках психотерапии очевидного, психотерапии действия, психотерапии подлинной жизни. "Я есть тот, кто я есть, и в данный момент я не имею возможности отличаться от того, что я есть" (Перлз Ф.,1969).

И в завершение хочется внести свое дополнение в известную молитву гештальтистов.


Я делаю то, что я делаю, и ты делаешь то, что ты делаешь.
Я живу в этом мире не для того, чтобы соответствовать твоим ожиданиям, И ты живешь в этом мире не для того, чтобы соответствовать моим ожиданиям. Ты это ты, а я это я, И если нам случится найти друг друга - это прекрасно. А если нет - этому нельзя помочь.

Но если я захочу найти тебя - я обязательно сумею это сделать!
И наша встреча будет прекрасной :
Я не принесу тебе зла.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Воронцов В.А., Ткаченко Г.Б. Интегративная медицина не альтернатива, а необходимость. / Аскепейон - М., 1994. - № 1. -45 с.


2. Дериев А. Песни психотерапевта // Вопросы ментальной медицины и экологии. - 1999.- T.V.- №1.- С.51-56.
Каталог: wp-content -> uploads -> 2013
2013 -> Сборник методических материалов
2013 -> Рабочая программа профессиональной подготовки водителей транспортных средств категории "C" I. Пояснительная записка рабочая программа профессиональной подготовки водителей транспортных средств категории "
2013 -> Пояснительная записка Цель и задачи Программы Принципы построения Программы
2013 -> Исследовательская и проектная деятельность учащихся как инструмент повышения учебной мотивации гимназистов
2013 -> Учебно-методический комплекс социальная психология направление 030300 Психология Квалификация (степень) выпускника: бакалавр
2013 -> Анализ инновационной деятельности
2013 -> Человек и ситуация: Уроки социальной психологии
2013 -> О направлении рекомендаций


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница