Buyology : увлекательное путешествие в мозг современного потребителя. Мартин Линдстром



страница1/12
Дата22.02.2016
Размер2.84 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
Buyology : увлекательное путешествие в мозг современного потребителя. Мартин Линдстром

[пер. с англ. Е. Фалюк]. — М.: Эксмо, 2010. — 240 с. — (Мартин Линдстром: маркетинг).



Lindstrom Martin. Buyology. Truth and Lies about why we buy

Л 59


ISBN 978-5-699-41843-5 (рус.) ISBN 978-0-385-52388-2 (англ.)

Бюджет экспериментальных исследоываний, положенных в основу этой книги, составил более 7 000 000 долларов. Основываясь на широкомасштабном исследовании в области нейромаркетинга, Мартин Линдстром открывает неожидан­ную правду о том, что привлекает внимание покупателей и заставляет их расстаться со своими деньгами. Если вы хотите узнать, насколько важны логотипы брендов и эффективна реклама, воздействующая на подсознание; как основные мировые ре­лигии влияют на покупательское поведение; какой эффект на самом деле произво­дят ограничения и предупреждения о вреде здоровью и оправдан ли сексуальный подтекст в рекламе, - внимательно прочитайте эту книгу. Вы удивитесь тому, как много из того, что, как вам казалось, вы знали наверняка относительно принятия ре­шений о покупке, окажется в корне неверным.

Эта книга будет полезна не только профессиональным маркетологам, она не­пременно заинтересует всех, кто хоть раз попадал в сети рекламистов, пытающихся завоевать нашу лояльность, наши деньги и наши умы.

УДК 339.1 ББК 65.290-2

Никакая часть настоящего издания ни в каких целях не может быть воспроизве­дена в какой-либо форме и какими бы то ни было средствами, будь то электронные или механические, включая фотокопирование и запись на магнитный носитель, если на это нет письменного разрешения ООО «Издательство «Эксмо».

ISBN 978-5-699-41843-5 (рус.) ISBN 978-0-385-52388-2 (англ.)

© Martin Lindstrom, 2008. This edition published by arrangement with Levine Greenberg Literary Agency and Synopsis Literary Agency © E. Фалюк, перевод на русский язык, 2009 © Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2010

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие

Введение


ГЛАВА 1 Приток крови к голове 19

ГЛАВА 2 Грамотное размещение продукта 51

ГЛАВА 3 И я такую же хочу! 68

ГЛАВА 4 Я не могу трезво мыслить 83

ГЛАВА 5 Верители вы в магию? 102

ГЛАВА 6 Читая молитву 122

ГЛАВА7 А ты мне нравишься, нравишься, нравишься 143

ГЛАВА 8 Эти удивительные чувства 156

ГЛАВА 9 Что же дальше?

ГЛАВА 10 Проведем ночь вместе?

Заключение

Приложение

От автора

Примечания


ПРЕДИСЛОВИЕ

Стоял прохладный сентябрьский вечер. Я оделся не по по­годе: на мне была спортивная куртка, а под ней лишь тон­кий кашемировый свитер. Поднявшись на борт переполнен­ного людьми круизного лайнера, где я впервые должен был встретиться с Мартином Линдстромом, я все еще чувствовал холод от прогулки из отеля к пирсу. В тот день он выступал на конференции по проблемам общественного питания, которая проводилась Институтом Готтлиба Дуттвайлера, настоящим кладезем швейцарской научной мысли.

Организатор конференции Дэвид Боссхарт очень хотел, чтобы мы с Линдстромом познакомились. До этого времени я никогда не слышал о Мартине. Мы вращались в разных кру­гах. Однако до прибытия в Цюрих мне уже довелось видеть его последнюю книгу «Детский брендинг»1 в книжном магазине нью-йоркского аэропорта JFK.

Линдстром М., Сейболд П. Б. Детский брендинг. — СПб.: Нева, 2004.

Каждый, кто наблюдал за Мартином с расстояния десяти метров, мог принять его за четырнадцатилетнего подростка, которого отец заставил прийти на эту встречу, чтобы познако­мить со своими тучными, седеющими партнерами по бизнесу. Но уже в следующее мгновение я был удивлен тем, как быстро этот «светловолосый мальчик» оказался в центре внимания, и все ждал, когда же интерес публики угаснет — но не тут-то было. От Мартина исходил некий свет, словно от картин пре­рафаэлитов.

(Прерафаэлиты — последователи прерафаэлитизма, направления в англий­ской поэзии и живописи, образовавшегося в начале 1850-х годов с целью борь­бы против условностей викторианской эпохи, академических традиций и слепого подражания классическим образцам. Видные представители: Данте Габриель Россетти, Уильям Холман Хант, Джон Эверетт Милле и др. — Примеч. ред.)

Словно стоять на сцене было его судьбой, но не в роли шута, а в роли короля. Этот человек полон талантов. Подойдя к нему поближе, я был изумлен еще больше. Я еще не встречал человека с таким мудрым взглядом и таким юным лицом. Белокурые волосы и открытая улыбка подчеркивали его индивидуальность. Если бы я не знал, что передо мной сто­ит бизнес-гуру брендинга, наверное, попросил бы у него фото с автографом.

В тот вечер, семь лет назад, мы не сказали друг другу и де­сяти слов. Но это стало началом нашей дружбы и делового общения, происходившего на территории пяти континентов. Мы договаривались о встречах на пересечении наших дорог из Сиднея в Копенгаген, из Токио в Нью-Йорк. Мы много шуnили, бурно дискутировали, давали друг другу полезные со­веты — все это оставило у меня незабываемое впечатление. Мартин проводит в дороге триста дней в году. К счастью, мне цо этого еще далеко. Я очень быстро принял этот образ жизни и уже не обращаю внимания на такие мелочи, как неудобные подушки и просроченные авиабилеты, поэтому считаю себя полноценным членом «клуба путешественников».

Мартин наблюдает, слушает и мастерски работает с полу­ченной информацией. В биографии, размещенной на его пер­сональной странице в Интернете, сказано, что он начал свою карьеру рекламиста в возрасте двенадцати лет. Меня это факт удивил меньше, чем то, что примерно в этом же возрасте ро­дители забрали его из школы, чтобы всей семьей отправиться в кругосветное путешествие на яхте. Я знаю, будь я двенадца-гилетним мальчиком, я не смог бы прожить два года на деся-гиметровой яхте со своими родителями. Мартин говорит, что до сих пор страдает морской болезнью и предпочитает жить в Сиднее — пожалуй, самом удаленном от его родной Дании городе.

Ценность научных конференций заключается в том, что, участвуя в них и обмениваясь мнениями с людьми, чьи взгляды на определенную проблему несколько отличаются от наших, мы приобретаем новый опыт. Мы принимаем в них участие для того, чтобы показать себя и посмотреть на других. Хотя я зани­маюсь поведенческими аспектами шопинга, мне не часто при­ходилось встречаться с рекламистами и маркетологами. Так, я совсем не разделяю всеобщей одержимости брендами: не ношу рубашек с изображением крокодила или игрока в поло и отре­заю этикетки даже с внутренней стороны моих джинсов.

Если разобраться, фирмы должны сами платить мне за то, что я ношу их логотип на своей груди, но уж никак не наобо­рот. Поэтому для меня немного странно выступать на одной трибуне с ярыми апологетами брендинга и теми, кто действи­тельно верит в то, что реклама несет благо, а не зло. Однако в одном мы все-таки согласны: нужно обновить методологию маркетинговых исследований, чтобы понять, почему мы по­ступаем так, а не иначе, в магазинах, отелях, аэропортах или Интернете.

В конце XX столетия при анализе эффективности своих усилий предприниматели и маркетологи использовали только два метода. Первый — это метод изучения продаж. Что чаще всего покупают люди и какую пользу мы можем извлечь из зна­ния предпочтений покупателей? Вообще-то, узнать это можно не отходя от кассового аппарата. Существенный недостаток этого метода заключается в том, что он указывает на рейтинг продаж, не объясняя, какие факторы его формируют. Почему люди купили ореховое масло Jif, если масло Skippy продава­лось со скидкой?

Второй метод — традиционное рыночное исследование путем опроса. Можно обратиться к покупателям и задать им пару вопросов в то время, как они прогуливаются по магазину, можно опросить их по телефону, пригласить принять участие в фокус-группе или предложить включиться в обсуждение на форуме в Интернете. Но опыт мне подсказывает: слова часто не совпадают с поступками.

Я не хочу сказать, что эти два метода несостоятельны, про­сто их недостаточно. Реклама и брендинг и сегодня делают свое дело, но уже не так эффективно, как раньше.

Однако собрать информацию легче, чем воспользоваться ею. В 1990-е годы офисы многих специалистов по маркетингу были завалены листами с данными телевизионных рейтингов и обзоров, информацией различных маркетинговых исследо­ваний, а также результатами тысяч телефонных опросов. Мар­кетологам удавалось выяснить, что каждые две из трех моло­дых женщин в возрасте от 28 до 32 лет, которые увлекаются футболом, ездят на стареньких минивэнах и живут в неболь­ших городках, предпочитают покупать арахисовое масло мар­ки Jif, а не Skippy. Но каким образом можно использовать эту информацию? Один мой циничный знакомый предложил для начала подняться выше банальных фраз типа «ну и что все это значит?», «бесценная информация», «и что мне теперь делать с результатами опроса?».

Так уж сложилось, что маркетинг не сразу стали причис­лять к научным дисциплинам. В 1950-е годы представители науки на свой страх и риск стали сотрудничать с рекламными агентствами. Бестселлер Вэнса Паккарда «Тайные манипуля­торы» («Смысл», 2004) как раз повествует об этой золотой эре, длившейся меньше десятилетия. Многие женщины тогда были счастливы, потчуя своих детей смесями Jell-O, а исследовате­ли выясняли причины, по которым маленькие спортивные машины, припаркованные напротив торгового представи­тельства компании Ford, вытеснили седаны Plain Jane. Многое казалось в ту пору простым и логичным. Новая реклама легко попадала на три главных телеканала или в десятку самых попу­лярных журналов. Маркетинг все больше превращался в нау­ку, когда между этими двумя областями возникли внутренние противоречия. В 1950-е, несмотря на привлечение лучших специалистов и огромные денежные вложения, попытка вы­вести на рынок автомобиль Edsel потерпела полный провал. Тридцатью годами позже с треском провалилась New Coke.

В последние три десятилетия в области маркетинговых ис­следований наука делала акцент скорее на высшую математику, чем на психологию, занимаясь уточнением статистической погрешности, объема выборки, стандартных отклонений, Z-тестами, Т-тестами и т. п. Абсолютным величинам, безус­ловно, доверяешь больше.

Мне хочется верить, что сегодня каждая исследовательская компания всеми силами старается сделать своих клиентов самыми конкурентоспособными и не оставить остальным ни­каких шансов на успех. Каждый маркетолог-исследователь те­перь представляет собой нечто среднее между ученым и пред­сказателем судьбы: он должен правильно и быстро оценить ситуацию, а потом красиво изложить все в правдоподобной истории.

Мартин, в последние десять лет занимающийся разработкой новых методов исследования, посвящает данную книгу нейро-маркетингу. В ней собраны последние разработки из области медицины и маркетинга, которые дают нам возможность изу­чить мозг человека, чтобы лучше понять, что же нами движет. Какая область нашего мозга реагирует на логотип Coca-Cola? Как узнать, действительно ли сексуальный подтекст рекламы так важен для продаж?

Я уверен, вам понравится эта увлекательная и информа­тивная книга. Мартин обладает удивительной способностью проникать в суть вещей, он всегда найдет, чем поделиться с пу­бликой, начиная с наблюдения за жизнью японских рыбацких деревушек и заканчивая закрытыми заседаниями совета дирек­торов в Париже или медицинскими лабораториями в Оксфор­де. Как бы вы ни относились к брендам и брендингу, даже если у вас нет собственного мнения по этому поводу, автор заставит вас заинтересоваться этой темой.

Удастся ли нам установить, что сексуальные стимулы воз­действуют на различные области головного мозга, потому что продолжение рода и сексуальное влечение все меньше зави­сят друг от друга? Забудьте про Майкла Кричтона, это вам не научная фантастика о машинах времени или матрице нанотех-нологай. Это Мартин Линдстром и его новая книга.

Пако Андерхилл, автор бестселлера «Почему мы покупаем, или Как заставить покупать», генеральный директор компании Envirosell



ВВЕДЕНИЕ

Давайте посмотрим правде в глаза: все мы с вами — потреби­тели. И неважно, что именно мы покупаем — мобильный телефон, омолаживающий крем швейцарского производства или баночку Coca-Cola, — шопинг является неотъемлемой ча­стью нашей повседневной жизни. Каждый день на нас сыплют­ся десятки, если не сотни, рекламных объявлений и рыночных предложений. Рекламные ролики на телевидении. Рекламные щиты на улицах. Баннеры с рекламой в Интернете. Реклама в витринах магазинов. Нас повсюду окружают имена брендов, каждый из которых постоянно обрушивает на нас свою ин­формацию. Но разве возможно запомнить хоть несколько на­званий в этой бесконечной рекламной лавине, с которой мы сталкиваемся каждый день? Почему одна информация задер­живается в нашем сознании, а другая — отправляется на свал­ку промышленных отходов умственной деятельности человека и пылится среди недолговечных рекламных роликов Huggies и других, в равной степени невыразительных посланий, пред­назначенных для потребителей?

Я не могу не вспомнить сейчас о том, что часто случается со мной, когда я останавливаюсь в отелях. Зайдя в комнату отеля в незнакомом городе, я тут же забрасываю куда-нибудь ключ от номера или свою кредитную карточку и через доли секунды полностью забываю, куда все подевалось. Данные об этом без­возвратно стираются с жесткого диска моей памяти. Почему?

Осознаю я это или нет, причина кроется в том, что мой мозг одновременно воспринимает множество информации — на­пример, в каком городе и часовом поясе я нахожусь, сколько времени осталось до следующей деловой встречи, когда я в по­следний раз что-то ел и т. п. А поскольку кратковременная па­мять человека весьма ограниченна, ключ от комнаты не обна­руживается.

Мозг человека постоянно собирает и сортирует информа­цию. Некоторая ее часть отправляется в долгосрочное храни­лище, а большая часть информации извне превращается в мусор и предается забвению. Этот неосознаваемый процесс проис­ходит каждую секунду, каждую минуту, каждый день.

Люди постоянно задают мне один и тот же вопрос: зачем я написал книгу о неиромаркетинге? Я занимаюсь несколькими областями бизнеса, постоянно путешествую по миру, консуль­тирую руководителей крупных компаний. Дома я нахожусь всего шестьдесят дней в году. Так почему же, несмотря на та­кую высокую занятость, я выкроил время на то, чтобы прове­сти такое масштабное исследование? Консультируя компании по вопросам создания мощной и успешной торговой марки, я сделал открытие: сегодня многие бренды напоминают утерян­ный ключ от номера. Перефразируя моего соотечественника Гамлета, что-то неладно в рекламном мире. На слишком мно­гие товары сегодня нет спроса, они прекращают свое суще­ствование, едва заявив о себе на рынке. Традиционные методы исследования здесь не работают.

Как профессионал по созданию брендов, я стал одержим этим вопросом. Мне хотелось докопаться до сути того, поче­му потребители предпочитают определенный бренд в одежде, определенную марку автомобиля, определенный крем для бри­тья, шампунь или шоколад. Я понял, что ключ к ответу лежит в исследовании мозговой деятельности человека. Я был твердо убежден, что, если смогу найти ответ, он не только перевернет мир рекламы, но изменит ход наших мыслей и наше поведение в качестве потребителей.

И все же в моем утверждении есть доля иронии: мы, потреби­тели, чаще всего вообще не задаем себе эти вопросы. Если бы вы спросили меня, куда я положил ключ от номера — на кровать, на прикроватный столик, на полочку в ванной или спрятал под пультом дистанционного управления, — все равно я не смог бы вам ответить. По той же самой причине я не могу объяснить, по­чему я купил iPod Nano, часы Casio, чай с молоком Starbucks или пару джинсов Diesel. He знаю, почему. Просто купил.

Но если бы маркетологи сумели узнать, что именно про­исходит в мозге человека в момент совершения покупки, что влияет на предпочтение одного бренда другому, какая инфор­мация проходит фильтры памяти, а какая нет, они нашли бы ключ к созданию будущих брендов класса люкс. Вот почему я затеял это трехлетнее с многомиллионным бюджетом путеше­ствие в мир мозга потребителей, брендов и науки.

Прочитав книгу, вы узнаете, что нейромаркетинг — увлека­тельный симбиоз маркетинга и науки о человеке — приоткрыл для нас сознание человека, стал ключом к тому, что я называю биологией покупок (Buyology), ключом к нашим подсозна­тельным мыслям, чувствам и желаниям, каждый день побуж­дающим нас делать выбор в пользу того или иного продукта.

Следует отметить, что представление о маркетинге как о на­уке, способной заглянуть в человеческий мозг, вызывает у мно­гих людей нервную дрожь. Когда большинство из нас слышит фразу «сканирование мозга», воображение соскальзывает в па­ранойю. Это представляется нам грубым вторжением в сферу личного, как будто огромная и страшная Любопытная Варвара с рентгеновским взглядом делает видимыми наши сокровен­ные мысли и чувства.

Одна организация, известная под названием Commercial Alert, обратилась в конгресс с просьбой запретить нейромар­кетинг, утверждая, что исследования человеческого мозга име­ют целью «подчинить разум и использовать его в коммерческих целях». «Что произойдет, если нейробиологи будут исполь­зовать свои знания, чтобы вызвать желание купить продукт посредством скрытой рекламы?»— спрашивает та же органи­зация в письме к президенту Университета Эмори Джеймсу Вагнеру (при этом кафедра нейробиологии данного универ­ситета была названа «эпицентром нейромаркетинга»). «А что, если нейромаркетинг, — спрашивает организация в петиции к Сенату США, — будет использоваться в политической про­паганде, провоцируя возникновение новых тоталитарных ре­жимов, общественных конфликтов, войн, геноцида и бесчис­ленных смертей?»

http://www.commercialalert.org/issues/culture/neuromarketing/commercial-lert-asks-senate-commerce-committee-to-investigate-neuromarketing; http://www. ■rganicconsumers.org/corp/neuromarketing/cfin.

Я глубоко уважаю мнение организации Commercial Alert, но нахожу его совершенно необоснованным. Безусловно, как и любая новая отрасль науки, нейромаркетинг потенциально создает пространство для критики, но вместе с тем влечет за 2обой и моральную ответственность. Я необычайно серьез­но отношусь к этой ответственности, потому что каждый ве-iep сам становлюсь покупателем, и меньше всего мне хотелось эы сыграть на руку компаниям в манипулировании нашим дознанием.

Я не верю в то, что нейромаркетинг может превратиться з инструмент власти коварных коррумпированных прави­тельств или мошенников-рекламодателей. На самом деле ней-эомаркетинг так же прост, как молоток. Конечно, в руках не-1естных людей он может стать оружием, но его назначение не 5 этом. Ведь на владение молотком не нужно получать специ-шьное разрешение. То же самое можно сказать и о нейромар-сетинге. Это всего лишь инструмент, призванный помочь нам щределить, о чем мы, покупатели, думаем, принимая решение ) покупке того или иного продукта или бренда, а иногда и рас-срыть тайные уловки маркетологов, желающих соблазнить или )бхитрить нас без нашего ведома.

Я не намерен помогать компаниям использовать открытия в области исследований мозга с целью получения контроля над сознанием покупателей и не собираюсь превращать нас в ро­ботов. Возможно, в далеком будущем найдутся люди, которые захотят использовать этот инструмент в корыстных целях. Но, я надеюсь, большинство отнесется к нейромаркетингу кон­структивно, для того чтобы лучше узнать самих себя, челове­ческие желания, внутренние импульсы и мотивацию, и ис­пользовать эти знания в реальной жизни. (Согласитесь, глупо отказываться от этого.)

Хотите узнать мое мнение? Лучше понимая собственное, на первый взгляд иррациональное поведение — например, поче­му мы покупаем рубашку от известного дизайнера или каким образом определяем, подходит ли соискатель на данную долж­ность, — мы получаем больше контроля над собой. Чем лучше мы понимаем, почему становимся жертвой уловок и обмана рекламистов, тем лучше сможем оградить себя от их посяга­тельств. И наоборот, чем больше компаний имеет представ­ление о неосознанных желаниях и потребностях покупателей, тем более полезную и ценную продукцию они принесут на ры­нок. В конце концов, почему бы маркетологам не позаботиться о создании товаров, которые сразу придутся по душе покупа­телям? Они улучшат нашу жизнь, сделают ее более радостной. С этой точки зрения и с правильной этической установкой, ис­следования в области человеческого мозга принесут всеобщую выгоду. Только представьте: продажа товаров будет приносить компаниям больше прибыли, а покупатели получат именно то, чего они жаждут. Вот было бы прекрасно!

До настоящего времени единственным способом понять поведение потребителя было наблюдение либо опрос. И никак иначе. Представьте себе, что нейромаркетинг — это один из трех кругов диаграммы Венна. Изобретенная в 1881 году анг­лийским логиком и философом Джоном Венном, эта диаграм­ма отображает все возможные отношения между подмноже­ствами и традиционно используется в математической теории множеств. Другими словами, если один из кругов диаграммы изображает человека, второй — темные волосы, третий — усы, то в области их пересечения будет изображен темноволосый усатый мужчина.

Но если уж вы задумали изобразить с помощью двух кругов диаграммы Венна два классических метода исследования рын­ка, количественный и качественный, то вам пора включить в схему и еще один круг — нейромаркетинг. В области пере­сечения этих трех кругов лежит будущее маркетинга — ключ к полному пониманию мыслей, чувств, мотивации, потребно­стей и желаний покупателей, т. е. всех нас.

Безусловно, нейромаркетинг не даст ответов на все вопро­сы. Это молодая наука, и ее знания ограничены отсутствием цельного представления о человеческом мозге. Однако мы все больше узнаем о влиянии бессознательного на наше поведе­ние, поэтому уже сегодня некоторые крупные ученые по все­му миру стали серьезно заниматься этой удивительной наукой. Основанная на наиболее значительных исследованиях нейро-маркетинга, эта книга стала моим личным вкладом в развитие этой области знания. (Некоторые из моих утверждений мо­гут вызвать вопросы, чему я буду весьма рад, поскольку верю в конструктивную силу диалога.) В науке ничто нельзя считать истиной в последней инстанции, и я убежден, что эта книга по­ложит начало глубинному изучению вопроса о том, почему мы покупаем. Если я достигну своей цели, то результат развенча­ет многие мифы, отринет предположения и убеждения, долгое время объяснявшие, почему нас привлекают одни и отталкива­ют другие товары. Очень надеюсь, что моя книга придется вам по душе, вы многое узнаете из нее и станете лучше понимать свою биологию покупок — те силы, которые подталкивают вас к совершению покупки.

ГЛАВА 1 ПРИТОК КРОВИ К ГОЛОВЕ

Самое значительное исследование в области нейромаркетинга проводится постоянно

Невзирая на дождь и хмурое небо, курильщики собрались перед одним из медицинских учреждений Лондона, в ко­тором размещается центр нейровизуализации. Они чувствова­ли раздражение и беспокойство, не знали, чего ожидать; и это было неудивительно, ведь их ожидало самое значительное в истории исследование в области нейромаркетинга. Некото­рые из этих людей называли себя социальными курильщика­ми, объясняя, что выкуривают одну сигарету утром, одну во время ланча и, возможно, еще пяток вечером на вечеринке с друзьями. Другие признавались, что уже давно стали заяд­лыми курильщиками и выкуривают несколько пачек сигарет в день. Все они были преданы какой-то марке сигарет, кто-то — Marlboro, а кто-то — Camel. Согласно правилам иссле­дования, они знали, что им будет запрещено курить в течение следующих четырех часов, поэтому спешно пытались насы­ть свой организм смолами и никотином. В перерывах между затяжками они просили друг у друга зажигалки, спички и, выпуская кольца дыма, обменивались фразами типа: Интересно, справлюсь ли я ? Все это понравилось бы Джорджу Оруэллу. Как думаете, сможет ли машина прочитать мои мысли?

Изнутри помещение было похоже на медицинскую лабораторию: все стерильно чистое, спокойное и сдержанное, прохладные белые коридоры и беззвучно открывающиеся серые ;ри. Проходя мимо одного из кабинетов, я заглянул внутрь )ез широкое окно: среди нагромождения столов, электронного оборудования и трех огромных компьютеров стояли учёные в белых халатах. У меня сразу возникла ассоциация с диспетчерской кабиной. Я рассматривал помещение, и больше то меня поразил МРТ-сканер (МРТ — функциональная магнитно-резонансная томография) — прибор, цена которого равняется четырем миллионам долларов США. Сканер представляет собой гигантскую сферическую камеру с примыкающей к ней платформой для пациента. Сегодня томография мозга является самой продвинутой и доступной технологией: МРТ измеряет магнитные свойства гемоглобина, частиц красных кровяных клеток, транспортирующих кислород по всему организму. Другими словами, МРТ измеряет количество насыщенной кислородом крови, циркулирующей в головном мозге человека, и может исследовать участок размером в один миллиметр.


Каталог: download -> version
version -> Пояснительная записка 4 1 Цели и задачи реализации основной образовательной программы основного общего образования 4
version -> Старший воспитатель
version -> Федерико Феллини Делать фильм
version -> 2011 год решением ООН был объявлен Всемирным годом молодёжи. Это год 65-летия Детского фонда ООН
version -> Обзор основных теорий
version -> Тема введение в клиническую психологию тема основные разделы клинической психологии
version -> Закономерности гуманизации образования Литература: Антология гуманной педагогики
version -> Издание осуществлено при поддержке Министерства иностранных дел Франции и Французского Культурного Центра в Москве Москва Центр психологии и психотерапии 1998 ббк 88. 2
version -> Рабочая программа по русскому языку, 5 класс


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница