Болезни и реакции на них



страница1/6
Дата24.04.2016
Размер0,94 Mb.
  1   2   3   4   5   6
БОЛЕЗНИ И РЕАКЦИИ НА НИХ

Mens sana in corpore sano (Здоровый дух — в здоровом теле).

Ювенал

Для соматогенных психических расстройств (F54) характерна квадриада Курта Шнайдера (Schneider, 1967): наличие выражен­ных соматических расстройств, связь во времени между сомати­ческими и психическими нарушениями, параллелизм в течении психических и соматических расстройств, возможность появле­ния органической симптоматики. Соматогенные расстройства ог­раничены определенным кругом патологических состояний: асте­нические, неврозоподобные, аффективные, бредовые, состояния помраченного сознания, органический психосиндром. Важное зна­чение в происхождении и клинической картине расстройств име­ют реакции на болезнь — нозогении. Они связаны с субъективно тяжелыми проявлениями болезни, распространенными среди на­селения представлениями об опасности диагноза, ограничениями, налагаемыми соматическим страданием на бытовую и профессио­нальную деятельность. Нозогенные реакции встречаются в сомати­ческих отделениях чаще всех других психических расстройств — у 28% больных.

РЕАКЦИЯ НА БОЛЕЗНЬ

Нозогении — реакции личности на болезнь — зависят от мно­гих факторов: характера заболевания, его остроты и темпа разви­тия; представлений больного об этом заболевании; личности боль­ного; характера и обстановки лечения; отношения к болезни зна­чимых других лиц. Имеет значение и возраст больного. У молодых болезнь приводит к нарушению планов на будущее, у больных среднего возраста она препятствует выполнению замыслов, пожи­лыми часто воспринимается как неизбежный конец.

Факт соматического заболевания является для личности стрес­сом, так как возникает ситуация неопределенности и тревожного ожидания с дефицитом информации и непрогнозируемым исхо­дом. По мнению К. А. Скворцова (1958), в подобной ситуации отме­чается «поворот интересов, мыслей и чувств от внешнего мира к собственному телу и его функциям, избирательный контакт с окружающими, поиск помощи, фиксация внимания на болезни, эгоцен­тризм. Наблюдаются сдвиг мышления в сторону эмоционального и аутистического, застой и наплывы мыслей, интерпретации, ос­кудение интересов и инициативы, развитие гипобулических меха­низмов, склонность к автоматизмам, внушаемости и негативисти-ческим тенденциям, своеобразные изменения речи, мимики, мото­рики тела, своеобразная эффективность, витальные ощущения уг­розы, изменение течения времени, развертывание воспоминаний». Нарушенная соматическая функция вызывает нарциссическую обиду и ипохондрию. Затем больной переживает чувство утраты здоровья и статуса, у него возникают фрустрационно-агрессив-ные намерения, он становится раздражительным, завидует здоро­вым и враждебно относится к ним, несмотря на их заботу и уход. Это ухудшает отношение к нему близких и медработников, усугуб­ляя положение больного. У хронически больных фрустрационная агрессия подавляется страхом и депрессией, а также потребнос­тью в зависимости, которая свидетельствует не только о регрес­сии, но и о готовности с благодарностью принимать необходимую помощь и выполнять рекомендации врача. Однако в ряде случаев у хронически больных, особенно невротических, наблюдается защи­та в форме отрицания с недостаточной критикой к болезни, несоб­людением режима лечения.

3. Дж. Липовски (Z. J. Lipowski, 1983) приводит различные точки зрения пациентов на болезнь:



  • препятствие, которое следует преодолеть;

  • враг, угрожающий целостности личности;

  • наказание за прошлые грехи;

  • проявление врожденной слабости организма;

  • облегчение, позволяющее уйти от социальных требований;

  • стратегия приспособления к требованиям жизни;

  • невозвратимая потеря;

  • положительная ценность, позволяющая вникнуть в смысл
    жизни.

А. Е. Личко и Н. Я. Иванов (1980) выделяют 13 вариантов реаги­рования на телесное страдание:

  1. Гармоничный (трезвая оценка своего состояния, разумный
    подход к лечению; в коррекции не нуждается).

  2. Эргопатический («уход от болезни в работу»).

Анозогнозический (полное или частичное отрицание бо­лезни).

  1. Тревожный (беспокойство и мнительность в отношении бо­
    лезни и ее осложнений).

  2. Обессивно-фобический (навязчивости и страхи).

  3. Ипохондрический (преувеличение опасности болезни, соче­
    тание желания лечиться и неверия в успех лечения).

  4. Неврастенический (поведение по типу «раздражительной
    слабости»).

  5. Меланхолический (удрученность болезнью, неверие в успех
    лечения).

  6. Апатический (полное безразличие к болезни и лечебному
    процессу, пассивность).




  1. Сенситивный (чрезмерная озабоченность впечатлением, ко­
    торое болезнь производит на окружающих; боязнь стать обу­
    зой для близких).

  2. Эгоцентрический («уход в болезнь»; выставление напоказ
    своих страданий и манипулирование окружающими с помо­
    щью болезни).

  3. Паранойяльный (уверенность в том, что болезнь — резуль­
    тат чьего-то злого умысла, недоверие к врачам и подозри­
    тельность в ходе лечения).

  4. Дисфорический (зависть и ненависть к здоровым, обвине­
    ние других в своей болезни, деспотизм).

Выделяют следующие механизмы, участвующие в патогенезе и хронизации заболевания. Неврастенический тип характеризуется конфликтом между перфекционизмом и низкой самооценкой; бо­лезнь позволяет пациенту уйти от необходимости следовать недо­стижимому «Я-идеалу». При астено-депрессивном варианте на­блюдается эмоциональная неустойчивость, малая выносливость к раздражителям, ослабление побуждений к деятельности, ощуще­ние разбитости и подавленности, удрученности, тревожности. Та­кое состояние способствует восприятию всех событий в мрачном свете, пессимистическому настрою, неблагоприятно сказывается на течении болезни и снижает эффективность лечения.

Психастеническому типу свойственна алекситимия и низкая способность к принятию самостоятельных решений; болезнь дает возможность пациенту использовать «язык тела» во взаимодей­ствиях с окружающими, которым приходится принимать решения за него. Больной полон тревоги, сомнений и страхов, убежден в худшем исходе, ждет тяжелых последствий. Он испытывает массу неприятных ощущений, вспоминает симптомы болезни, которые были у родственников и знакомых, находит их признаки у себя, ходит от одного врача к другому, одолевает их расспросами. В ипохондрическом варианте меньше представлена тревога и сомнения а больше — убеждение в наличии болезни. Состояние таких боль­ных можно временно облегчить спокойной, убедительной беседой направленной на подробное разъяснение причин их болезненного состояния.

Истероидный тип отличается повышенным уровнем притяза­ний и привычным манипулированием окружающими, на которых с помощью болезни перекладывается забота о благополучии паци­ента. Болезнь оценивается с преувеличением. Чрезмерно эмоцио­нальная, склонная к фантазированию личность начинает жить бо­лезнью, облекает ее в ореол необычности, исключительности, осо­бого, небывалого мученичества. Такие больные требуют к себе по­вышенного внимания, обвиняют окружающих в непонимании их состояния, в недостаточном сочувствии их страданиям.

Тип «стрелочника» проявляется в том, что семья использует болезнь пациента для переключения внимания с внутрисемейно­го конфликта и разрядки напряжения. Взамен больной получает повышенную заботу родственников и манипулирует ими (по исте­рическому типу). Кроме того, он может по психастеническому типу использовать готовность близких общаться с ним на языке тела и принимать за него ответственные решения.

М. Ю. Дробижев (2000) описывает невротические, аффектив­ные и психопатические нозогенные реакции. Невротические ги-пернозогнозические реакции представлены тревожно-фобическим синдромом (опасения по поводу исхода соматического заболева­ния, побочных эффектов терапии, возможности социальной реа­билитации). Во время острых состояний, сопровождающихся на­рушением дыхания и кровообращения (приступ астмы, гиперто­нический криз, инфаркт миокарда), у больных возникает страх смерти. У больных ишемической болезнью может развиться ин-фарктофобия, у больных гипертонической болезнью — инсульто-фобия, у больных бронхиальной астмой — навязчивый страх смер­ти от удушья во время приступа. Больные, утратившие физичес­кую привлекательность (после удаления передних зубов, ампута­ции конечности или грудных желез, обезображивающих ампута­ций, при наличии кожных заболеваний и гнездного облысения и т. п.) испытывают социофобии, сопровождающиеся избегающим поведением. У раковых больных появляются навязчивые мысли об онкологическом заболевании или воспоминания о пережитой опе­рации. Для них характерно избегание ситуаций, напоминающих об опухолевом процессе (включая отказ от посещения онколога), ангедония, раздражительность и нарушения сна.

Гипонозогнозические невротические реакции укладываются в синдром «прекрасного равнодушия». Существует диссоциация между соматическими проявлениями вытесненной тревоги (тахи­кардией, дрожью, потливостью) и отрицанием беспокойства за здо­ровье. Больные во время приступа болезни демонстрируют пренебрежительное отношение к ней, однако прислушиваются к раз­говорам о заболевании, просят у родственников принести им спе­циальную литературу, планируют снижение нагрузки после вы­писки из больницы. Они аккуратно принимают лекарства, охотно выполняют лечебные процедуры, соблюдают щадящий режим. На начальных этапах онкологического заболевания может наблюдать­ся полное отрицание наличия опухоли, нездоровье при этом объяс­няется менее тяжелым диагнозом.

Аффективвные реакции проявляются в виде колебаний настро­ения, которые обычно бывает подавленным, возможны незначи­тельные когнитивные затруднения. Состояние развивается вне­запно или постепенно, выраженность его зависит от тяжести ос­новного заболевания, но в ряде случаев аффективные симптомы сохраняются в течение нескольких недель или месяцев после нор­мализации стоматического состояния. Причиной расстройства чаще служит интоксикация лекарствами, особенно гипотензив­ными, поскольку последние снижают уровень эйфоризирующего нейромедиатора серотонина. Обычными причинами также яв­ляются органические поражения мозга, гормональные и другие

соматические болезни.



Аффективные гипернозогнозические реакции проявляются в виде синдрома тревожной или ипохондрической депрессии. На первый план выступают страх возникновения или обострения опухолевого процесса или другого тяжелого заболевания; страх смерти от внезапного сердечного приступа, нередко сопровожда­ющийся паническими атаками; страх оказаться в ситуации, ис­ключающей; возможность медицинской помощи, агорафобия. Крат-ковременные боли или вегетативные дисфункции воспринимают­ся как признаки соматической катастрофы и сопровождаются дур­ными предчувствиями. Больные тщательно регистрируют сомати­ческие симптомы, настаивают на повторных диагностических процедурах. они подавлены, пессимистичны, высказывают идеи необратимости поражения организма, бесполезности лечения, утраты трудоспособности, безнадежности.
Аффективные гипонозогнозическиереакции выражаются «эйфорической псевдодеменцией» с неадекватно благодушным на­строением, легкомысленным отношением к болезни, необоснован­ной уверенностью в быстром выздоровлении, стремлением к ак­тивности. Больные строят радужные планы на будущее, нерегу­лярно принимают лекарства, игнорируют рекомендации врача.

При тяжелых хронических соматических и неврологических заболеваниях возникает астеническая депрессия. Она включает в себя повышенную утомляемость, истощаемость, снижение актив­ности. Больные жалуются на физическое бессилие, утрату энер­гии, «изношенность». От обычной усталости состояние отличается нарушением общего чувства тела, стойкостью и отсутствием связи с нагрузкой — наоборот, оно ухудшается сразу после ночного сна. Наблюдается также пессимизм с чувством бесперспективности, подавленностью, безразличием, слабодушием, слезливостью.



Психопатические гипернозогнозическиереакции сопровожда­ются сверхценными ипохондрическими идеями преодоления не­дуга, восстановления социального статуса, ликвидации причин бо­лезни. Больные при этом увлекаются самолечением, вопреки ре­комендациям врача усиленно занимаются спортом. У некоторых больных могут быть сенситивные идеи отношения, когда они счи­тают, что вызывают у окружающих плохое (брезгливое и т. п.) отно­шение, на работе с ними больше не считаются, родственники от­вернулись. Развивается социофобия с самоизоляцией.

Сутяжные реакции определяются рентными установками, на­правленными на оформление инвалидности и получение других льгот по болезни. В ряде случаев больные необоснованно обвиня­ют врачей в нанесении ущерба здоровью и трудоспособности, в безответственном экспериментировании, некомпетентности и ха­латности. Они отказываются от проводимой терапии, требуют пе­ресмотреть диагноз и назначенное лечение, настаивают на допол­нительном обследовании.

Истерическая депрессия обычно возникает в ответ на разрыв любовных отношений или гибель близких. Больные продолжают «общаться» с близким человеком, ощущая его физическое присут­ствие, драматизируют свои переживания, ярко воспроизводят сце­ну похорон, заламывают руки, рыдают, падают в обморок. Для того чтобы получить сочувствие, они могут наносить себе незначитель­ные травмы, высказывать суицидальные угрозы.

У истероидных больных наблюдается бурная аффективная ре­акция по поводу утраты внешней привлекательности в результате травмы или калечащей операции. У них также наблюдается аггра­вация (сознательно преувеличенные жалобы), проявления синд­рома Мюнхгаузена и конверсионные расстройства. Последние включают яркие, образные и отчетливо предметные ощущения: гвоздь или игла в сердце, раскаленный шар в животе и т. п.



Психопатические гипонозогнозические реакции представлены синдромом патологического отрицания болезни. Хронические по­стельные больные убеждены, что в ближайшее время встанут на ноги, займутся спортом, начнут активную жизнь. Они отказывают­ся от необходимых лечебных процедур, не обращаются своевре­менно за неотложной медицинской помощью.

Соматогенные психические расстройства кодируются в МКБ-10 в рубрике F54 (Психологические и поведенческие факторы, свя­занные с расстройствами или заболеваниями, классифицирован­ными в других разделах). Для уточнения одновременно выставля­ется шифр соматической болезни из другого раздела. Клиничес­кие особенности соматогенных психических расстройств во мно­гом определяются локализацией соматического заболевания.

© — В желчном пузыре у вас камни, в моче песок, в легких известь...

Доктор, скажите, где у меня глина, и я начну строиться!


ГИПЕРТОНИЯ И МИГРЕНЬ

Гипертоническая болезнь (F54 + F 45.9) — самое распростра­ненное заболевание, она выявляется у каждого четвертого челове­ка, чаще у полных женщин после 35 лет, и долгое время протекает бессимптомно. 90% случаев являются чисто психосоматическими и диагностируются как эссенциальная (самостоятельная, от лат. essentiaсущность) гипертония. Повышенным считается АД выше 160/95 мм рт. ст., при этом могут быть головные боли в области затылка и глазных яблок, тошнота, нарушения зрения, шум в ушах, головокружение, сердцебиение, онемение кистей рук, ощущение ползания мурашек.

Провоцирующими ситуациями обычно бывают состояния дол­го сдерживаемой тревоги и враждебности, мобилизации, цейтно­та. В состоянии острого стресса интенсивно освобождается адре­налин, возникает спазм сосудов и давление крови повышается. В период хронического стресса больные испытывают подавленный гнев, чувство вины за враждебные импульсы, потребность в одобрении со стороны авторитетных лиц.

Начало болезни протекает незаметно и проявляется в виде пери­одических состояний головокружения и оглушенности, ослабления психических и физических возможностей, приступов головной боли. Повышенное АД чаще обнаруживается при случайном измерении. Больные, как правило, проявляют гипонозогнозические реакции, полагая, что даже при высоких цифрах АД, если гипертонические кризы отсутствуют, серьезное лечение необязательно.

С течением болезни у них нарастает астения с органическим оттенком: ухудшается состояние при ухудшении погоды, появля­ются приступы раздражительности, непереносимость шума и рез­ких звуков, обидчивость, плаксивость, подавленность, тревожность, повышенная утомляемость, сонливость днем и бессонница ночью. Больные по пустякам ссорятся с домашними, конфликтуют на ра­боте. В состоянии эмоционального напряжения у них развиваются истероформные вегетативные или дисфорические приступы.

Разнообразные мучительные ощущения в голове и различных частях тела, возникающие на фоне тревожно-тоскливого настрое­ния, ложатся в основу сенесто-ипохондрического синдрома с на­растанием тревожной мнительности. Часто развивается сосудис­тая депрессия, при которой снижение настроения и двигательной активности сочетается с угрюмой раздражительностью и ворчли­востью; возможно суицидное поведение.

Постепенно формируется психоорганический синдром: ухуд­шаются память и сообразительность, творческие способности и работоспособность. Сужается круг интересов, больные с трудом переключаются с одного вида деятельности на другой, проявляют слабодушие, капризность, обидчивость и вспыльчивость. Появля­ются паранойяльные тенденции: больные приписывают окружа­ющим предвзятое, недоброжелательное отношение к себе, усмат­ривают злой умысел в поведении сослуживцев.

На поздних стадиях болезни появляются органические измене­ния в сосудах головного мозга, сердца, почек. Утолщается мышечный слой артерий, сужается просвет сосудов, повышается его сопротив­ляемость, это заставляет организм повышать давление крови; форми­руется порочный круг. Ухудшается проницаемость стенок сосудов для крупных молекул жира, что приводит к отложению атеросклеротических бляшек и развитию склероза мозга, сердца и почек.

Инсульт является третьей по частоте причиной смертности пос­ле сердечной недостаточности и рака. Показатель смертности от янсультов и инфарктов миокарда в России составляет 895 на 100000 населения (в США — 351). При инсульте стойко наруша­ется кровоснабжение участка головного мозга. Гораздо чаще это происходит не из-за кровоизлияния во время гипертонического криза, а из-за закупорки сосудов с последующим омертвением участка мозга. Предвестники инсульта — преходящие невроло­гические симптомы выпадения функций, а также нарастающие явления астенического синдрома: головная боль, головокружение, шум в ушах, нарушения сна, неприятные ощущения во всем теле, особенно в конечностях. Во время инсульта сознание нарушается вплоть до комы, часто развивается гемипарез — слабость мышц на одной стороне тела, могут быть судороги, нарушения чувстви­тельности и речи (афазия).

После инсульта нередко развивается ипохондрическая депрес­сия, которую называют «жалующейся», «ноющей» из-за обилия од­нообразных назойливых жалоб. Возможны приступы насильствен­ного плача, вспышки тревожного возбуждения и ночные делириозные эпизоды. Наблюдаются проявления соматизированного рас­стройства: несмотря на стабилизацию АД на фоне адекватной тера­пии, больные продолжают жаловаться на головные боли и слабость.

Заболевание имеет тенденцию к семейному «накоплению». В семьях гипертоников существуют строгие правила взаимоотно­шений между родителями и детьми, запрещено эмоциональное об­щение (например, принято не давать ответа, не смотреть в глаза, отворачивать голову). У больных с детства культивируются спо­собности к познанию, аккуратность, пунктуальность, послушание и бережливость. Контакты с людьми ограничиваются близкими род­ственниками. Большое значение придается соблюдению семейных традиций и моральных норм, особенно в глазах общественного мнения. В детстве больные склонны к приступам гнева, затем из опасений потерять благосклонность других людей становятся на­столько уступчивыми, что не могут за себя постоять, хотя и испы­тывают раздражение против других.

Личностный профиль больных включает следующие черты: пер-фекционизм, престижность, стремление к самоутверждению, ин-тровертированность, эмоциональную лабильность и истероидность, хронический внутриличностный конфликт между агрессив­ными импульсами и зависимостью от значимого другого. Сочета­ние этих черт приводит к повышенной готовности к психосомати­ческому реагированию, особенно при необходимости адаптиро­ваться к смене жизненного стереотипа. Больные не отступают перед трудностями, непреодолимые препятствия вызывают у них лишь раздражение и готовность «биться до конца». Стремление к самоутверждению и излишнее чувство ответственности навязы­вают им роль «рабочей лошадки». Свой гнев за это они переносят с родительской фигуры на начальство, с которым устанавливаются сложные отношения. Сдерживание внешних проявлений агрес­сии замыкает порочный круг. Став начальником, такой человек избегает приказывать подчиненным, сам выполняет работу за них, проклиная в душе за «лень и безответственность». Даже если он недоволен работой и отношением к себе, он не меняет место рабо­ты. Указанные психологические проблемы могут быть усилены семейным окружением больного. Больные обычно умирают от ин­сульта или инфаркта.

Терапия. Применяют валосердин, винкапан, кавинтон, девинкан, дигидроэрготоксин, верошпирон, раунатин, клонидин, кристепин, сермион, триампур, диазепам. На время психотравмирующей ситуации назначают транквилизатор оксилидин, ослабляю­щий тревогу и понижающий АД. В случае возникновения депрес­сии используют эглонил, обладающий седативным и антидепрес­сивным действием. При стойких астенических явлениях эффек­тивны ноотропы: пирацетам, пантогам, аминалон. Желательно быстрее переходить на растительные успокаивающие препараты (пустырник, боярышник, сушеницу топяную) и «домашние» сред­ства, которым больные доверяют: горячее молоко с медом, настой калины, листьев мяты, смородины и т. п.

Следует обратить внимание на образ жизни пациента. Важно приучить больного соблюдать режим сна и отдыха, регулярно кон­тролировать АД и вес. Надо убедить его перейти на вегетарианс­кое питание с ограничением жидкости, а также соленого и остро­го. На поздних стадиях болезни, когда постоянный прием гипотен­зивных средств становится жизненно необходимым, этому могут помешать опасения по поводу побочного действия лекарств. Такие опасения чаще связаны с нежеланием чужого (химического) конт­роля, чем с ипохондрическими тенденциями. Справиться с ними помогает подход, при котором больной сам измеряет АД, чтобы кон­тролировать действие препаратов и подбирать подходящие дози­ровки. Для улучшения саморегуляции сосудистого тонуса исполь­зуется аппарат биологической обратной связи.

Полезно обучить пациента приемам аутотренинга, причем фор­мулы самовнушения должны быть направлены не только на рас­слабление мышц и сосудов, но и на коррекцию системы отношений больного. Упражнение «Голова» вызывает ощущения тепла в голове, его эффективность повышается при наложении руки на голову. После инсульта, осложненного гемипарезом, для восста­новления движений в конечностях используется феномен идеомо-торного акта, когда представление движения вызывает непроиз­вольное сокращение мышц. Эффективно также сосредоточивать активное внимание на выполняемых движениях — пассивных или содружественных со здоровыми конечностями.

Проводится ассертивный тренинг, который охватывает такие уровни агрессивности, как эмоциональный, связанный с пережи­ваниями раздражения, недовольства, гнева; личностный уровень, содержащий внутриличностные конфликты, провоцирующие эти состояния; поведенческий уровень, включающий чрезмерный кон­троль и подавление агрессивных побуждений или их реализацию в социально неприемлемой форме. Используется также когнитив­но-поведенческая терапия и телесно-ориентированный тренинг для коррекции алекситимии.

При внешней послушности больные часто скрывают свое не­согласие с врачом, свое болезненное самолюбие и тенденцию к соперничеству. Они без видимых причин прекращают лечение, испытывая при этом чувство вины и страх наказания. Для контр­переноса психотерапевта важно, чтобы он чувствовал оппозици­онный настрой пациента, не упрекал его за это и не чувствовал себя ущемленным, а вызывал пациента на открытый разговор о негативных чувствах. Следует изучить взаимоотношения в семье пациента, при чрезмерной опеке необходимо побудить пациента к самостоятельной деятельности в трудных ситуациях. При наличии семейных конфликтов проводится семейная терапия.

О. А. Валунов с соавторами (1996) разработали программу груп­повой психотерапии постинсультных больных с тяжелыми дефек­тами двигательных, сенсорных и других функций. Лечение прово­дится в малых группах с использованием приемов «психотерапев­тического зеркала», «коррекции масштаба переживания», «лечеб­ной перспективы», направленных на повышение самооценки и укрепления веры в выздоровление. В групповых дискуссиях кор­ригируются неверные представления больных о параличе, про­блемы выздоровления и предупреждения повторных инсультов.

Существенное место отводится музыкотерапии, психогимнасти­ке, двигательной терапии, различным методикам игровой терапии; применяются специальные приемы идеомоторной тренировки. Пе­ред выпиской из стационара основная задача психотерапии — снять у больных тревогу и избавить их от опасений лишиться заботы со стороны близких, вселить уверенность в скором улучшении состоя­ния. Параллельно проводится работа с родственниками больных с целью их ориентации на адекватное отношение к пациенту и его заболеванию, а также обучения навыкам ухода за больным. Приведу пример из собственной практики.

Полковник, недавно вышедший на пенсию, плохо спал, страдал гипертонией с головными болями и сердечными при­ступами. У него возник страх умереть после того, как соседка по даче, особенно на него посмотрев (у него «аж сердце оста­новилось»), сказала, чтобы он готовился к смерти. А слухи про нее ходили всякие... Полковник полагал, что мое лечеб­ное внушение будет сильнее и победит злые чары соседки. Иначе оставалось только ложиться в больницу. Ну а там толь­ко от ежедневного измерения давление у него поднималось бы все больше и больше. Ему хватило одного сеанса гипноза. Наладился сон, нормализовалось давление, и через несколь­ко дней он поехал на дачу. В «бронежилете» моих внушений полковник чувствовал себя в полной безопасности даже пе­ред местной колдуньей.

© Врач-терапевт, проверяя давление у больного, вдруг испугался и воскликнул:

Толи аппарат у меня уже вышел из строя, то ли вас уже нет в живых?!



Каталог: files
files -> Методические рекомендации «Организация исследовательской деятельности учащихся»
files -> Актуальность исследования
files -> Рабочая программа дисциплины
files -> Программа курса предназначена для учащихся 9-11 класса и рассчитана на 128 часов. Периодичность занятий 1 раз в неделю по 4 учебных часа
files -> Предоставление максимально широкого поля возможностей учащимся, ориентированным на высокий уровень образования и воспитания, с учетом их индивидуальных потребностей
files -> Методические рекомендации по организации исследовательской и проектной деятельности младших школьников
files -> Программы
files -> Выпускных квалификационных работ


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница