Блокадный Ленинград



Скачать 185.69 Kb.
Дата22.04.2016
Размер185.69 Kb.
ТипПояснительная записка
Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

«Основная общеобразовательная школа №17»


Городская неделя «Музей и дети»
Блокадный Ленинград
урок памяти для учащихся 9 класса

Автор:

Батищева Галина Михайловна,

руководитель школьного музея

МБОУ «ООШ №17»


Старый Оскол, 2014



Пояснительная записка
У каждого города есть свое лицо, своя судьба, своя история. Не раз за свою историю город менял имя: Санкт-Петербург, просто Петер­бург, Петроград, Ленинград и снова Санкт-Петербург. Но сегодня мы будем говорить о Ленинграде, о бло­кадном Ленинграде. Именно так звучит тема нашего урока памяти: «Блокад­ный Ленинград».

История знает немало примеров героической обороны крепостей и городов. Но легенды седой старины и трагические страницы не столь далекого прошлого бледнеют перед той несравненной эпопеей челове­ческого мужества, стойкости и са­моотверженного патриотизма, ка­кой была 900-дневная оборона осажденного Ленинграда в годы Ве­ликой Отечественной войны.

Ленинград. Невская твердыня. По-разному и о разном рассказыва­ют его монументы и памятники, названия улиц, площадей, набереж­ных. Многие из них подобны шра­мам, оставшимся от суровых испы­таний и кровопролитных сражений. Ленинградцы были настоящими бойцами, хоть и не все они встреча­лись с гитлеровцами лицом к лицу.

Их противником была смерть, а ее союзники – голод, жажда, холод, тьма... блокада. Годы идут, но прошлого не уносят: герои тех лет и сегодня с нами. Обратимся же к ним и вместе с ними проживем, хотя бы мысленно, те бесконечно долгие 900 дней, каждый из которых отме­чен подвигом и самопожертвовани­ем во имя Победы.


Цель: создать условия учащимся для погружения в историю Великой Отечественной войны.

Задачи:

– сформировать у учащихся знания о Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.;

– развивать познавательный интерес к изучению исторического прошлого;

– воспитывать патриотические чувства, историческую память, уважение к старшему поколению.


Исполнители: учащиеся 9 класса, члены совета музея
Форма проведения: литературно-музыкальная композиция.
Оформление: мультимедийный комплект.
УЧЕНИК (1): К началу сентяб­ря 1941 года ценой огромных по­терь гитлеровские войска вышли на ближние подступы к городу и блокировали его с суши. Организа­торы защиты Ленинграда быстро и четко расставили сотни тысяч лю­дей на участки, решающие судьбу обороны. Одни направились в ря­ды народного ополчения, на строи­тельство оборонительных рубежей, в госпитали, другие – на фабрики и заводы. Всего в Ленинграде в ав­густе было организовано 79 рабо­чих батальонов численностью свы­ше 40 тысяч человек. Город отдавал в армию лучших. Горожане создали оборонительный пояс противотан­ковых рвов длиною 626 км, достро­или 1500 дотов и дзотов, 35 км бар­рикад. Люди работали по 12 – 14 ча­сов в сутки. До октября 1941 года из Ленинграда вывезли 96 предприя­тий, эвакуировали музеи, театры, но жители не допускали и мысли, что немцы могут подойти к самому городу.

Немецко-фашистское командо­вание рассчитывало захватить Ле­нинград к исходу третьей недели от начала войны. Оно назначило время парада немецких войск на Дворцо­вой площади, раздало солдатам и офицерам путеводители по Ленинг­раду и даже отпечатало пригласи­тельные билеты на торжественный банкет в гостинице «Астория». Но триумфального шествия не получи­лось. Москва и Ленинград обрека­лись на полное уничтожение – вместе с жителями. С этого и долж­но было начаться то, что Гитлер имел в виду: разгромить русских как народ, то есть истребить, уничто­жить как биологическое, географи­ческое, историческое понятие.

Перед командующим группой армии «Север» генералом-фельд­маршалом фон Леебом фюрер пос­тавил задачу штурмом завладеть го­родом, сравнять его с землей и сде­лать необитаемым. Не удалось. Тогда Гитлер сделал ставку на голод. «Ленинград выжрет самого се­бя», – цинично пророчествовал он.

Враг рассчитывал, что голодаю­щие, мерзнущие, измученные люди вцепятся друг другу в горло из-за куска хлеба, из-за глотка воды, воз­ненавидят друг друга, перестанут работать. Но этого не случилось. Фашисты ненавидели Ленинград и боялись его.



УЧЕНИЦА (1): 30 августа 1941 года железнодорожная связь с Ленин­градом прервалась. К тому времени там находилось свыше 2,5 млн жи­телей, среди которых были женщи­ны, старики и дети. Сообщение Ле­нинграда со страной поддержива­лось только по Ладожскому озеру, а запасы продовольствия в городе бы­ли ничтожны. Захватив пригороды, немецко-фашистские войска непре­рывно обстреливали город огнем тя­желой артиллерии и подвергали массированным бомбежкам с возду­ха. 8 сентября 1942 года для ленинг­радцев наступил один из самых чер­ных дней. Сомкнулось блокадное кольцо. Враг рассчитывал на то, что город сломит воинов – защитников Ленинграда. Почти 900 дней (8 сен­тября 1941 – 27 января 1944) Ленин­град жил и боролся во вражеском кольце. Неимоверные трудности и страдания пережили ленинградцы в дни небывалой в истории блокады. Вся страна помогала мужественным защитникам города. По льду Ладо­жского озера была проложена трас­са. И 13 ноября 1941 года, когда лед наконец стал, по ней отправился спешно собранный коннотранспортный батальон. Лошади не кормле­ны, многие еле тянут даже пустые сани. Часть повозок в пути провали­лась под лед, но первые десятки тонн муки были доставлены. Затем автоколонны из полуторок, грузови­ки шли по льду под постоянными бомбежками, поэтому этот путь прозвали «Дорогой смерти», но позднее появилось и другое назва­ние – «Дорога жизни». Перевозки через Ладогу достигли необходимо­го размаха не сразу, и хлебную пор­цию снижали, она составляла 250 граммов (для рабочих) и 125 граммов (для всех) в сутки.

УЧИТЕЛЬ (показывает кусочки хлеба): Именно так выглядел этот тяжелый, сырой кусочек.

Сто двадцать пять блокадных грамм

С огнем и кровью пополам.

О. Берггольц

Этот ломтик, эту темно-коричне­вую липкую массу, отдававшую горечью, трудно назвать хлебом. Она на 40% состояла из различных при­месей, в число которых входила цел­люлоза, получаемая из древесины.

Многие от слабости падали и умирали прямо на улицах.

Голод не только отнимал физи­ческие силы. Дистрофия – тяже­лая болезнь, уродующая и внеш­ность, и психику человека. Многие сначала отекали, потом начинали усыхать. Человек постепенно прев­ращался в скелет, обтянутый кожей, с неподвижным лицом, остановив­шимся взглядом. Притуплялся ра­зум, терялась воля к сопротивле­нию, исчезало чувство опасности.

В нас голод убивает страх.

Но он же


Убивает силы...

На Пискаревских пустырях

Все шире

Братские могилы.



Ю. Воронов

Вымирали целыми семьями, це­лыми кварталами. Весной 1942 года при таянии снега на улицах и пло­щадях было найдено около 13 тысяч трупов – «подснежников», так их тогда называли. Послушайте воспо­минание очевидца о детях, остав­шихся без родителей: «Дети лежали в постелях, истощенные, с широко открытыми глазами. Едва передви­гались. Ужас от перенесенного зас­тыл в глазах. Кожа лица, рук и тела была непроницаема от грязи. Вши ползали по исхудавшим тельцам. Многие дети не видели по 15 – 20 дней горячей пищи, даже кипят­ка». Всего в ноябре голод унес свыше 11 тысяч жизней, в декабре – 53 ты­сячи, в марте – 90 тысяч. Люди за­мерзали на улицах, площадях, в па­радных, угасали в постелях, сидя на стульях.



УЧЕНИК (2): Город переживал трагические дни. Не было продук­тов, прекратилась подача электро­энергии. Вышли из строя водопро­вод и паровое отопление. Не работал городской транспорт. Топливо по ценности приравнивалось к хлебу.

Город казался черным. Черные сугробы на перекрестках, узкие тропинки вдоль домов. Снежные шап­ки на трамваях и троллейбусах. Ти­шина, глухая, беспробудная. Но го­род жил. 12 августа 1942 года в Большом зале филармонии, как и в довоенные времена, не было ни од­ного свободного места. Почти все оркестранты были одеты в красноар­мейскую и краснофлотскую форму. Оркестр играл мощно и слаженно, слушатели напряжены и взволнова­ны. Исполняется Седьмая симфония Дмитрия Шостаковича, написанная почти до конца в осажденном горо­де. Она посвящена Ленинграду и ле­нинградцам.



(Звучит аудиозапись Седьмой симфо­нии Д. Шостаковича.)

УЧИТЕЛЬ: Уходящие из жизни ленинградцы превозмогали себя; умирая, они сохранили крепость и чистоту духа. Пожалуй, никогда они еще не мечтали о мире с такой страстью, с такой исступленностью. Пусть не для себя, уже не для себя, и жертвовали собой ради нас. Обра­тимся к жизненным примерам. Дмитрий Сергеевич Иванов заведо­вал большой секцией риса, у него были целые пуды риса. Его нашли мертвым за своим рабочим столом. Ему даже не пришло в голову взять хотя бы горсть белого спасительно­го зерна.

УЧЕНИЦА (2): В суровых усло­виях блокады и голода, бомбарди­ровок и обстрелов рабочие Ленинг­рада не переставали выпускать про­дукцию обороны. Всего было выпушено и отремонтировано око­ло 1500 танков, тысячи боевых и морских орудий, много боевых ко­раблей, 120 тысяч автоматов, 12 ты­сяч минометов и около 10 миллиар­дов снарядов и мин.

Город не только выдержал осаду, но и победил врага. 27 января 1944 года блокада Ленинграда была прорвана. Над заснеженной Невой гремели залпы победоносного са­люта. К этому времени в Ленингра­де оставалось 560 тысяч человек: несмотря на варварские бомбарди­ровки, жестокий голод и холод и другие ужасы многомесячной бло­кады, ничто не смогло сломить во­лю и стойкость его жителей.



УЧИТЕЛЬ: В честь героических защитников Ленинграда установле­ны монументы, обелиски, мемори­альные доски. На Невском прос­пекте оставлены надписи: «Гражда­не, при артиллерийском обстреле эта сторона улицы более опасна». Подобные надписи сохранены ле­нинградцами как символ бессмерт­ного подвига защитников города. Здесь всегда лежат живые цветы. Нам, современным поколениям, надо знать не только о тех, кто вое­вал, но и о тех, кто выстоял, о лю­дях, не имевших оружия, которые своей стойкостью могли что-то ска­зать миру.

УЧЕНИК (3): Страшным был итог блокады. За 900 дней погибло 800 тысяч человек. Это им посвяще­ны печальные и торжественные слова, начертанные на мемориаль­ной стене Пискаревского кладби­ща: «Их имен благородных мы здесь перечислить не можем, так их мно­го под вечной охраной гранита. Но знай, внимающий этим камням, никто не забыт и ничто не забыто».

Пискаревское мемориальное кладбище – место массовых захо­ронений ленинградцев, погибших в годы блокады города, и воинов Ле­нинградского фронта, погибших в годы Великой Отечественной вой­ны. В братских могилах покоится главным образом гражданское насе­ление, их 570 тысяч.

9 мая 1960 года на кладбище отк­рыт мемориальный ансамбль. Тыся­чи живых пришли поклониться ты­сячам погибших. Вход в некрополь украшают два строгих павильона, в которых разместилась музейная экс­позиция, рассказывающая о герои­ческих днях обороны Ленинграда. На фризах павильонов надписи:

Вам, беззаветным защитникам

нашим,

память о Вас навсегда сохранит

Ленинград благодарный.

Жизнью своею потомки обязаны

Вам.

Бессмертная слава героев



умножится

в славе потомков.

Жертвам блокады великой войны.

Вечен Ваш подвиг в сердцах

Поколений

грядущих.

Гордым героям бессмертная слава,

Жизнью своею равненье

на павших держи.

С обеих сторон к павильонам примыкает ограда. Она тянется на многие сотни метров. На ее основа­нии стоит четкая по рисунку чугун­ная решетка, которая делит на звенья повторяющийся мотив: вы­сокая ваза с наброшенной на нее траурной тканью символизирует смерть и скорбь, а рядом – прорастающие веточки. За павильонами – обширная терраса. В центре – Веч­ный огонь. Трехсотметровая цент­ральная аллея, разделенная газона­ми на три ленты гранитных лент, тя­нется вдоль братских могил, на которых только даты: 1941, 1942, 1943... Здесь же выбиты серп и молот в знак того, что под этим холмом по­коятся мирные жители, и пятико­нечные звезды на могилах воинов.

Под шелестом опущенных знамен

Лежат бок о бок дети и солдаты.

На пискаревских плитах нет имен,

На пискаревских плитах только

даты.

Год сорок первый...



Год сорок второй...

Полгорода лежит в земле сырой.



В. Суслов

УЧЕНИЦА (3): Могилы, моги­лы... Сколько их! И над бесконеч­ными рядами холмов, над прахом сыновей и дочерей своих – Родина-Мать. Не в горьких слезах, не в бес­сильном отчаянии стоит она – бронзовое олицетворение осиротев­ших матерей советской страны. Скорбь ее безутешна, ибо невозвратимы ее утраты. Но не только боль выражает лицо Матери. Строгим ве­личием дышит оно, исполненное достоинства и всепобеждающей си­лы духа. Родина-Мать горда за сво­их детей, отдавших жизнь за вели­кое дело. Гирлянда из дубовых листьев в ее руках – символ муже­ства и вечной славы.

Статуя высотой в шесть с поло­виной метров установлена на пье­дестале такой же высоты, сложен­ном из 24 блоков темно-серого по­лированного гранита. Монумент является композиционным цент­ром всего ансамбля. Он виден с лю­бой точки некрополя и приковыва­ет к себе внимание еще у самого входа. Выразительная и лаконичная по силе, эта статуя производит сильное впечатление независимо от того, откуда на нее смотришь. Но по мере приближения к памятнику все полнее раскрывается образ Роди­ны-Матери, наделенной чертами русской женщины.

Фигура чуть наклонена вперед и поэтому кажется движущейся. Соз­дается впечатление, что она медлен­но и величественно, с благородной твердостью духа сдерживая душев­ную боль, шествует к могилам, что­бы возложить на них тяжелую про­висшую в руках гирлянду, оплетен­ную траурной лентой. Голова немного откинута назад, открытое лицо сурово, губы сжаты, взгляд устремлен вдаль.

УЧЕНИК (4): За статуей распо­ложена могучая гранитная стена. Она является завершающей частью всего сооружения. Ее протяжен­ность более 150 метров. Высота центральной части более 4 метров и боковых – около 3 метров. В центре стены выбиты тремя столбцами строгие и взволнованные, горькие и светлые строки:

Здесь лежат ленинградцы.

Здесь горожане – мужчины,

женщины, дети.

Рядом с ними солдаты-

красноармейцы.

Всею жизнью своею

Они защищали тебя, Ленинград.

Так пусть же перед жизнью

бессмертною вашей

На этом печально-торжественном

поле


Вечного склоняет знамена народ

благодарный.

Родина-Мать и город-герой

Ленинград.

Слева и справа от эпитафии на стене выбиты шесть рельефов. Мы видим героев блокады – мужчин и женщин, бойцов и рабочих. В скорбном молчании, склонив голо­вы, застыла группа людей.

Женщина бережно поддержива­ет обессилевшего товарища. Лица стоящих позади горожан полны тревоги и решимости, их руки креп­ко сжимают оружие. Бойцы с авто­матами устремляются навстречу врагу. Отважный воин увлекает за собой товарищей. Тесной группой, плечом к плечу стоят защитники Ленинграда, сурово и настороженно всматриваясь вдаль, готовые дать отпор захватчикам. Женщины воз­лагают венок на могилу павших. На боковых частях стены – менее вы­сокие, барельефные изображения знамен. На торцах – большие венки из дубовых ветвей. Внутри венков – перевернутые факелы с вырываю­щимися из них языками пламени. По сторонам от венков опустились на колени, отдавая последние по­чести погибшим, Женщина и Рабо­чий, Солдат и Матрос. На верхней террасе установлены обелиски, увенчанные декоративными брон­зовыми вазами. Их опоясывают лавровые венки. В левой части тер­расы находится бассейн, на дне ко­торого выложено мозаичное изоб­ражение горящего факела и дубовой ветви, оплетенных алой лентой.



УЧЕНИЦА (4): В музее Пискаревского мемориала помещены на стенде страницы из книги записей, которые вели здесь, когда на этом по­ле вырастали могильные холмы. Ад­реса и цифры, цифры. Вот она, чудо­вищная арифметика смерти, итог только одного блокадного дня – 20 февраля 1942 года: Фрунзенский морг – 987 трупов, Свердловский морг – 749 трупов, Боткинская боль­ница – 230, Василеостровский район – 870.

УЧИТЕЛЬ: Ежедневно достав­ляли автомашины свой страшный груз на Пискаревское кладбище. И принимала твердая как камень зем­ля останки тех, кто отдал жизнь, чтобы город остался неприступным для врага. Не было ни залпов, ни прощального салюта, ни траурных венков, ни надгробных речей. Но живые помнили свято: наступит время, и они вернут свой долг павшим. Это время пришло вслед за Торжеством Победы.

УЧЕНИЦА (4): Кроме братских мо­гил на кладбище насчитывается около 6200 захоронений. Некото­рые из них безымянны, а на сером граните других выбиты имена по­гибших, даты рождения и смерти. Как близки эти даты, как коротка была жизнь многих сыновей нашей Родины, проливших кровь за Ленинград. Тысячи судеб, тысячи подви­гов слились в общий великий под­виг города-героя.

Шуршание листьев железных

в венках...

И шепот березовых листьев...

Здесь слава и скорбь обнялись

на века

Под небом простреленным

мглистым.

Суровый, шинельного цвета,

гранит,


Знамена из камня – недвижны...

О вас, ленинградцы, гранит

говорит,

Отдавшие жизни – для жизни!



И. Демьянов

9 Мая, в День Победы, ленин­градцы приходят на Пискаревское кладбище. Семьями и в одиночку, старые и молодые, они кладут на холмы братских могил цветы. А не­которые – конфеты, папиросы и... маленький кусочек хлеба, в котором так нуждался каждый из похоро­ненных там.

До конца осмыслить беспример­ное мужество невозможно, не уви­дев Пискаревского кладбища, не почувствовав особенной, пронзаю­щей сердце тишины.

Простор и дымка музыки...

Молчишь...

Холодные ладони засеяны так густо,

Что зябко от того, на чем стоишь...

О. Цуканов

Вечная вам память!



УЧЕНИК (5): В память о траги­ческих днях блокадного Ленинграда возведен архитектурно-художествен­ный ансамбль «Дорога жизни». Составляющими этого ансамбля являют­ся: комбинации «Разорванное коль­цо», «Цветок жизни» и «Катюша».

«Разорванное кольцо» располо­жено на самом берегу Ладожского озера, у Вагановского спуска. Ря­дом с памятником – закладной ка­мень из красного гранита с над­писью «Здесь начиналась «Дорога жизни» в период блокады Ленин­града». Центральное сооружение памятника – выполненная в сов­ременной манере разомкнутая ар­ка – зрительно создает напряжен­ный, немного трагичный и в то же время триумфальный образ, ассо­циирующийся с поднятием шлаг­баума, разведенным мостом и раду­гой, нависшей над озером. На бетонной площадке под аркой навеч­но «вмерзшие» следы протектора колес автомашины напоминают о тех тружениках-грузовиках, кото­рые везли хлеб ленинградцам. На площадке установлены два железо­бетонных шара, имитирующих прожекторы. Установлена также железобетонная стела, ансамбль дополняет 85-миллиметровое зе­нитное орудие.



УЧИТЕЛЬ: В песне «На Дороге жизни» в исполнении А. Розенбаума звучит монолог водителя со своей машиной-полуторкой о тех страш­ных днях блокады и о «Дороге жиз­ни», по которой, несмотря ни на что, погибая, они все-таки доставляли продовольствие в умирающий город.

Все, кто прошел эту войну, впра­ве гордиться собой и страной. А мы, войны не видевшие, наверное, не сможем так почувствовать простое человеческое счастье. Каждому вы­пала своя доля, но война была об­щей судьбой всего народа. Им нуж­но было выстоять и победить, и они это сделали. Они победили, они об­рели бессмертие!



УЧЕНИЦА (5): На третьем кило­метре бывшей «Дороги жизни», у поселка Ковалево, стоит памятник «Цветок жизни». В центре компо­зиции – наклонная лента с над­писью: «Во имя жизни и против войны, детям – юным героям Ле­нинграда 1941 – 1944 гг.».

Белый каменный цветок на 10-метровом стебле возвышается над гранитными валунами. В лепестках цветка вырезаны слова: «Пусть всег­да будет солнце». Березовая «аллея Дружбы» связывает «Цветок жиз­ни» с насыпным холмом, где уста­новлены листки дневника Тани Савичевой – ленинградской школь­ницы, пережившей все трудности блокадной зимы 1941 – 1942 годов.

В блокадном Ленинграде выми­рали целые семьи. Об этом свиде­тельствует дневник Тани Савичевой, которой было 11 лет, когда она осталась одна, но у нее хватило сил и мужества вести его. Ее дневник стал историей, страницей летописи блокадного Ленинграда.

Большая семья Савичевых – пя­теро детей, их мать Мария Игнать­евна, вышивальщица в ателье мод, и бабушка Евдокия Григорьевна – жила на второй линии Васильевско­го острова, в доме 13. Старшие дети работали: Женя и Нина – в конструкторском бюро, Леонид – строгальщиком. Младшие Миша и Таня учились в 35-й школе. Этажом выше поселились братья их рано умершего отца, работали в букинис­тическом магазине, преданно лю­били книги и собрали прекрасную библиотеку.

Савичевы любили не только чи­тать, но и петь, танцевать, играли на различных музыкальных инстру­ментах. Двери этого дома всегда бы­ли открыты для гостей. Здесь умели интересно говорить, умели и пошу­тить, весело посмеяться. Добрым, жизнерадостным, чистым был мир Тани Савичевой – одиннадцати­летней девочки, чья фотография по­мещена в музее Пискаревского ме­мориала. Миловидное детское ли­цо, большие серьезные глаза, короткие волосы с пышным бантом на макушке. А рядом – листки бло­кадного дневника: страшные запи­си, потрясшие миллионы сердец, послужившие документом обвине­ния фашизму на Нюрнбергском процессе.

Давайте прочтем его:

«Женя умерла 28 декабря в 12 ча­сов дня 1942 года.

Бабушка – 25 января в 3 часа дня 1942 года.

Лека умер – 17 марта в 5 часов утра 1942 года.

Дядя Вася умер – 13 апреля в 2 часа ночи 1942 года.

Дядя Леша – 10 мая в 4 часа дня 1942 года.

Мама – 13 мая в 7 часов 30 ми­нут утра 1942 года.

Савичевы умерли все. Осталась одна Таня».

Этот потрясающий дневник по­гибшей ленинградской девочки, об­рывающийся словами: «Осталась одна Таня...», – обращение к нам... живым... чтобы мы помнили! В ав­густе 1942 года Таню Савичеву вмес­те с другими ленинградскими деть­ми эвакуировали в Горьковскую об­ласть. В селе Красный Бор создали детский дом. Его работники, жители села, отдавали маленьким блокад­никам все тепло души. И дети посте­пенно крепли, набирались сил. Только Таня Савичева не поправи­лась. За жизнь девочки боролись всеми доступными тогда средства­ми. Но здоровье Тани было настоль­ко подорвано, что спасти ее не уда­лось. Она умерла 1 июня 1944 года.

В музее возле фотографии Тани всегда лежат живые цветы. Чьи-то руки кладут их сюда, приносят и ле­том, и в морозные месяцы долгой зимы. Судьба этой обычной семьи стала олицетворением трагедии ле­нинградцев.

Но из Савичевых выжили Миша и Нина, которой и передали запис­ную книжку Тани. Нет, не покорны­ми врагу жертвами, а борцами были все Савичевы и тысячи их земляков. В мае 1972 года на могиле Тани Са­вичевой был открыт памятник. Он сооружен на средства, заработанные школьниками Шатковского района, где она находилась на излечении. В сердце Ленинграда живет и будет жить память обо всех его защитни­ках, сражавшихся с врагом в неверо­ятно тяжелых условиях. Они пали... их нет... но они живут в нас. И все они имеют право на нашу память.

Таня, Таня – тьме преграда,

Как набат – на всех наречьях,

В чутком сердце Ленинграда

Ты останешься навечно.



УЧИТЕЛЬ: Сегодня на уроке звучали стихи поэтов, переживших блокаду. Сейчас же я прочту нес­колько строк из «Ленинградской поэмы» Ольги Берггольц.

Я как рубеж запомню вечер:

декабрь, безогненная мгла,

я хлеб в руке домой несла,

и вдруг соседка мне навстречу.

– Сменяй на платье, – говорит, –

– менять не хочешь – дай

по дружбе:

десятый день, как дочь лежит.

Не хороню. Ей гробик нужен.

Его за хлеб сколотят нам.

Отдай. Ведь ты сама рожала... –

И я сказала: – «Не отдам. –

И бедный ломоть крепче сжала.

– Отдай, – она просила, – ты

сама ребенка хоронила,

Я принесла тогда цветы,

чтоб ты украсила могилу. –

...Как будто на краю земли,

одни, во мгле, в жестокой схватке,

две женщины, мы рядом шли,

две матери, две ленинградки.

И, одержимая, она

молила долго, горько, робко.

И сил хватило – у меня

не уступить мой хлеб на гробик.

И сил хватило привести

ее к себе, шепнув угрюмо:

– На, съешь кусочек, съешь...

прости!

Мне для живых не жаль –

не думай, –

...прожив декабрь, январь,

февраль,


я повторяю с дрожью счастья:

мне ничего живым не жаль –

ни слез, ни радости, ни страсти.

Перед лицом твоим, война,

я поднимаю клятву эту,

как вечной жизни эстафету,

что мне друзьями вручена.

Их множество – друзей моих,

друзей родного Ленинграда.

О, мы задохлись бы без них

В мучительном кольце блокады.

О. Берггольц
Ребята, какие чувства и впечат­ления у вас остались от урока?

(Ребята отвечают.)

Свои впечатления от услышан­ного на уроке я предлагаю вам отра­зить в рисунках. Из них впослед­ствии сделаем выставку.

Безгранична наша скорбь о по­гибших в блокаду. Но силу, а не сла­бость рождала она. Силу восхище­ния подвигом ленинградцев. Наш долг – быть благодарными людям, отдавшим свою жизнь во имя нашей, быть достойными их. Будем же лю­бить Родину так, как это делали они.



Желаю всем добра и мира. Спа­сибо, урок окончен.
Каталог: museum
museum -> Музейная педагогика
museum -> Семья в художественной литературе
museum -> Материал размещен в сети Интернет по адресу
museum -> Социологические исследования в библиотеке как инструмент целеполагания и оценки деятельности
museum -> Функции школьного музея
museum -> Музейная педагогика как форма взаимодействия школы и местного социума
museum -> Классный час для учащихся 9-11 кл «Кем мне стать?» // Читаем, учимся, играем. 2007. №11-С. 69 Диспут для старшеклассников «Кем быть или каким быть?// Библиотека. 2003. №2. С. 58 Игра «Защита профессии»
museum -> Администрация муниципального района Волжский му «Межпоселенческая библиотека Волжского района»


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница