Был уже час ночи, а я ещё ничего не сделал для того, чтобы обессмертить своё имя



страница1/13
Дата21.04.2016
Размер3.44 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
1.

Был уже час ночи, а я ещё ничего не сделал для того, чтобы обессмертить своё имя.

Передо мной на столе, рядом с тарелкой чмыхадорских анчоусов, лежал мультиплексорный телефон, вещь совершенно незаменимая для любого циклоидного шизофреника, бандита или биржевого брокера, коим я в настоящее время и являлся. Пользуясь мультиплексорным телефоном, я мог совершить много разных подвигов и даже позвонить на соседнюю планету, правда, делать это вовсе не собирался. По крайней мере, в этой бесславной жизни. Бегущая строка на дисплее телефона транслировала в режиме реального времени ленту новостей и я, поедая анчоусы, внимательно следил за ней. Все коллизии моего дальнейшего бытия напрямую были связаны с этими самыми новостями.

Буковки складывались в слова, гимном звучавшие в моём мозгу : "Прокурор планетарного сообщества Генри О'Кук прибыл в штаб-квартиру "Сто первого независимого депозитария", чтобы лично присутствовать на проводимой прокуратурой выемке физических носителей информации..." Хе, нравится мне наш прокурор ! За те шесть месяцев, что я стоически изображал гражданина Голубого Пепедука, он успешно снискал моё искреннее расположение своей пленительной простотой, прямодушием и умением попадать в передряги, из которых не мог найти выхода. Скажу даже больше : одну из таких прескверных передряг для него организовал как раз-таки я сам, правда, господин планетарный прокурор никогда об этом не сможет узнать.

Пока Генри О'Кук знакомился с результатами этой самой выемки физических носителей, я успел опрокинуть в горло пару рюмок "укуса саламандры". Пусть все посетители ресторана видят, как Пепеданг Чивалдоси, глава этого самого "Сто первого независимого депозитария", методично напивается !

Шло время. Я жевал пряные опилки пыхадорского дерева, запивал их штофом "потной гориллы", казавшимся мне совершенно бездонным, и рисковал заработать тяжёлую изжогу с икотой и мучительной аллергией. Минули десять минут, потом ещё столько же. Время утекало, как ртуть сквозь пальцы беспомощного мальчика-имбецила, а я по-прежнему ничего не предпринимал для того, чтобы обессмертить своё имя.

В двадцать минут второго бегущая строка подарила мне очередную весточку от господина планетарного прокурора : "Прокурор планетарного сообщества сообщил собравшимся журналистам об аресте Реестра Сделок, ведение которого было поручено "Сто первому независимому депозитарию". Это делает невозможным проведение очередных торгов на отечественной площадке Космической Биржи, что автоматически приведёт к срыву исполнения обязательств теми из их участников, кто был зарегистрирован в отечественной экономической зоне".

Я рывком поднялся :

- Счёт !

Стул жалобно пропищал по хризолитовому полу. Очень хорошо ! Вот так - сухо, официально, под писк стула - я войду в историю несчастной, обворованной мною до нитки, планеты Голубой Пепедук. Я не сомневался, что в памяти окружающих именно таким - взволнованным и торопливым - я навеки и останусь.

Признаюсь, я до сих пор не знаю, что же означает слово "пепедук". Моя интуиция ( которая обычно меня не подводит ) подсказывает, что в переводе на русский язык подобное буквосочетание ничего хорошего означать не может. Как бы там ни было, моя жизнь в этом поистине чудесном уголке галактики Аль-Дагор под светом нормальной жёлтой звезды Капибара, сейчас подходила к концу. Как я всегда говорил, всё хорошее имеет свойство заканчиваться при появлении планетарного прокурора - такова непознанная до сих пор диалектика разумной жизни на просторах Вселенной. Если угодно, сказанное выше можете считать законом возрастания энтропии в моей редакции.

Покинул я ресторан с лицом хмурым и озабоченным - надеюсь, сие тоже не осталось незамеченным окружающими. Машину я тронул с места в спешке и с видимым волнением, едва не сковырнув автоматические ворота. Но отъехав от ресторана на половину пепедукского километра, остановил машину.

Подходила пора подвести итог славной жизни Пепеданга Чивалдоси - очередной ипостаси себя самого. Как ни жаль было расставаться с машиной, моим драгоценным "тандербердом" с атомным двигателем и золотыми рогами вместо бампера всё же следовало пожертвовать. Привязанность к вещам унижает мужчину даже больше, чем привязанность к женщинам, а потому гибель машины должна была послужить истинным и впечатляющим украшением жизненного финала Чивалдоси.

Положив на колени автомобильную аптечку, я извлёк комплект для сбора крови. Используя лавенсбрю - пепедукский аналог обычного земного галстука - я перетянул правую руку и подождал, пока вздуются вены. Забор крови у самого себя процедура, конечно же, малоприятная, но все её неудобства лежат сугубо в области человеческой психологии ; объективно рассуждая, следует признать, что физические страдания она причиняет минимальные. В течение минуты я нацедил граммов сто собственной крови, которую тут же бодренько разбрызгал по всему салону.

Ещё с минуту потребовалось на то, чтобы отключить программу логической блокировки бортового компьютера. Приказ, который я отдал после этого был столь преступно незамысловат, что ни один исправный автомобильный компьютер никогда бы не принял его к исполнению.

- Скорость двести,- просто сказал я,- Движение вперёд прямолинейное и безостановочное ! Сигналы-ограничители на пути - игнорировать !

Напоследок я посмотрел на бегущую строку ленты новостей. Исполнительный директор "Сто первого независимого депозитария", мой деловой компаньон, велеречиво рассказывал журналистам о грядущем экономическом кризисе, который будет спровоцирован остановкой торгов на пепедукской площадке Космической Биржи. Он пророчил крупномасштабные потрясения, череду банкротств и системный кризис местной экономики. Следует признать : этот отчаянный лгун и пройдоха в теперь не лгал. И даже не преувеличивал !

Просто он повторял все те экономические аксиомы, которые частенько слышал от меня самого.

Выйдя из машины, я забросил внутрь салона мультиплексорный телефон и приказал бортовому компьютеру :

- Полученный приказ исполнить !

Разгоняясь до двухсот пепедукских километров в один пепедукский час, машина рванулась с места. Двигалась она вперёд прямолинейно, как и было ей приказано. Быстро преодолев пустую ленту шоссе, "тандерберд" таранил своими золотыми рогами прозрачное ограждение. Нос автомобиля резко клюнул, на секунду стало видно днище - и тут же она исчезла из поля моего зрения. Достойным украшением устроенного мною феерического зрелища явилось проломленное ограждение шоссе : на столбиках замигали тревожные красные огоньки, а скрытые динамики принялись натужно реветь. То же мне, предупреждение о воздушном нападении !

Голубой Пепедук планета молодая, тектонические процессы в её коре протекали покуда очень активно и горные вершины в пятнадцать километров высотой явление тут абсолютно рядовое. Прибрежные районы обоих экваториальных континентов, где проживают девять десятых населения этого прибежища непуганных идиотов, обрываются в океан скалами высотою более километра. Они-то и придают чрезвычайную живописность местным ландшафтам. С такой прибрежной скалы и сверзся мой любимый "тандерберд"...

Когда спасательные службы вытащат наверх гордые останки того, что некогда являлось моим красавцем с золотыми рогами, они быстро выяснят, что сие чудо принадлежало Пепедангу Чивалдоси. Тело владельца спасатели, разумеется, не найдут, но микроследы моей крови в салоне не оставят ни малейших сомнений в том, что Чивалдоси находился в салоне автомашины в момент её падения. Посетители и работники ресторана "Замок над морем" расскажут о том, как за полчаса до гибели господин Чивалдоси ужинал в гордом одиночестве и безо всякого аппетита : он ( в смысле, я ! ) даже не доел чмыхадорских анчоусов, лишь только неумеренно потреблял спиртное, да жевал опилки. А когда полиция выяснит, что Пепеданг Чивалдоси являлся учредителем "Сто первого независимого депозитария", "Компании доверительного планетарного трейдинга" и ещё трёх дюжин им подобных заведений, то поведение погибшего ( моё то есть ) получит правдоподобное объяснение : страх судебного преследования толкнул причастного к биржевым махинациям Чивалдоси на самоубийство. Быть может, кто-то даже пособолезнует мне. Это будет по-настоящему смешно ..! Поскольку когда станут ясны масштабы мошенничеств на торгах Космической Биржи, когда сотни разъярённых брокеров и дилеров начнут бомбить исковыми заявлениями суды по месту регистрации торговой площадки... хе-хе, какой страшный зубовный скрежет начнёт вызывать у местных жителей фамилия господина Чивалдоси !

Из-за большой высоты над уровнем моря в пролом ограждения автострады задувал сильный ветер. Я покрепче закутался в свою засупонку ( это такая пепедукская куртка с воротником шали и рукавами от кимоно ), поглубже натянул на уши нахлобучку ( местная разновидность шапки-непроливайки ) и отправился вдоль шоссе прочь от ресторана.

Примерно в двухстах метрах от места падения в океан машины покойного господина Чивалдоси меня должен был поджидать совсем другой автомобиль - малобюджетный электрокар повышенной безопасности, зарегистрированный на имя Влади Чпикагурика.

Электрокар оказался там, где и должен был быть, а если точнее - в том самом месте, где я оставил его сутки назад. Небольшой прозрачный "гомункулюс", скромный и незаметный, сиротливо притулился в тормозном "кармане" рядом со скоростным шоссе. Электрокар, как давно уже доказали психологи - это автомашина истериков, шизофреников, импотентов и инвалидов детства, одним словом, сей удивительный транспорт как нельзя лучше соответствовал типажу Влади Чпикагурика.

К тому моменту, когда я приблизился к жалкому "гомункулюсу", на моём лице появилась седенькая бородка "клинышком" и рыжие педерастические бачки. Контактные линзы изменили цвет радужной оболочки глаз и зрительно увеличили зрачок, придав взгляду интимную блажь тихого идиота. Следовало во всём соответствовать собственному удостоверению личности, в котором особые приметы господина Чпикагурика характеризовались как "дискрето аморфо потенциале кретино дисарджементо", что в переводе с пепедукского диалекта на великий и могучий язык создателя автомата Калашникова означало что-то вроде : "не трогайте его - он слепо-немо-тупо-глухой". Иными словами, типичный звёздный турист, кто ж таковых не знает ?

Поскольку парню с записью в удостоверении личности "дискрето аморфо..." полагался поводырь, то на переднем сидении автомашины меня дожидался похожий на большую тарелку робот сопровождения.

Когда я уселся в "гомункулюс", робот издал хорошо узнаваемую трель активации, весьма напоминавшую звук сливаемой в унитазе воды, после чего поприветствовал меня нежным женским контральто :

- Здравствуйте, господин Влади !

- Ага,- простонал я в ответ.

Полагаю, робот сопровождения несказанно бы удивился, заговори я с ним по-человечески. Я решил его не удивлять и просто рыгнул ( опилки пыхадорского дерева, однако ! ). Тарелка поняла всё правильно и искренне пожелала мне доброго здоровья. Что ж, в отличие от планетарного прокурора робот, по крайней мере, был адекватен.

Как я уже упоминал, электромобиль стоял к тормозном "кармане", которыми обязательно оборудуются горные дороги Голубого Пепедука. Когда я выезжал на трассу мимо меня с ликующим воем промчалась пара оранжевых спасательных вехоциклов - не иначе, как местные аварийщики стремглав метнулись на осмотр повреждённого ограждения.

Время шло. Впереди меня ждала масса дел, не то чтобы приятных, но совершенно необходимых. Все чётные из них являлись великими, а нечётные по меньшей мере грандиозными.

Путь до Пертонсвилля я проделал абсолютно спокойно. Попавшаяся навстречу колонна спасательной техники меня нисколько не встревожила, а проплывший над дорогой громадный оранжевый дирижабль с мощной лебёдкой под днищем ( тоже спасательная служба !) даже развеселил.

В Пертонсвилле я оставил "гомункулюс" в подземном паркинге у вокзала трансконтинентальной монорельсовой дороги и оплатил его парковку на год вперёд. Сцепленный с роботом сопровождения легкомысленной цепочкой из невесомого селенитного сталинита я прошествовал в подземный вестибюль вокзала.

Робот-поводырь трындел на всё помещение своей заунывной сигнализацией, я - пускал по бороде слюни, а люди вокруг сноровисто расступались при нашем приближении. На перрон мы вышли буквально за пару минут до появления приходящего поезда. Как я и рассчитывал, наше появление не осталось незамеченным зеваками. Дабы лучше запечатлеть в их памяти исторический выход Влади Чпикагурика на перрон пертонсвилльского вокзала, я расстегнул засупонку и сделал вид, будто хочу помочиться. Робот тут же призвал меня к порядку и даже немного поискрил электрическими разрядами, что вызвало всеобщий восторг. Я сделал одолжение поводырю и мочиться не стал, но когда на табло появился красный знак "!", означавший скорое прибытие скоростного состава, я немного попрыгал на ножке и от души покричал "Ы-ы !"

Что вы хотите - турист с "дискрето аморфо потенциале..." - это всегда нескучно !

Развлекаясь таким премилым и безобидным способом, мы дождались остановки состава и живо погрузились в нужный нам вагон. Поскольку в поездке, согласно моему сценарию, вовсе не было нужды мочиться, прыгать на одной ножке и кричать "Ы-ы", а можно было спокойно уснуть, я именно так и поступил. Робот-поводырь, ревностно охраняя мой покой, периодически облетал со всех сторон моё кресло, обдавая лицо струёй воздуха точно из хорошего компрессора. По большому счёту, это было просто замечательно.

За четыре часа поездки в поезде монорельсовой дороги я пересёк континент. Конечной остановкой на пути монорельса являлся космодром "Нуэва-секвойя" ; название это можно перевести на язык Брежнева и Хрущова как "новая пальма". Именно туда я и держал свой путь.

В самом бодром расположении духа я и мой тарелкообразный робот покинули поезд. На выходе из вагона я ещё немного попрыгал и покричал - так, сугубо в целях поддержания должного градуса кретинизма в поведении.

Загодя запрограммированный поводырь сноровисто вёл меня через толпу. Мы направлялись в зону базирования частных космических кораблей. Робот подавал свои трындящие сигналы и требовал дорогу, я пускал пену изо рта и наступал на ноги всем, кто не успевал убраться с моего пути. Пару раз дорогу нам пытались заступить полицейские, уж не знаю и зачем ! В обоих случаях я не отказал себе в удовольствии рыгнуть и пукнуть одновременно. Это здорово помогло - до нужного мне места я со своим поводырём добрался меньше чем за четверть часа. Кто представляет себе масштабы космодрома "Нуэва-секвойя" на Голубом Пепедуке, тот поймёт, что это значит.

Документарный контроль много времени не занял. Стоило мне поплевать на стойку бюро и размазать слюну пальцем ( робот-поводырь немедля оповести окружавших о том, что у меня "плевральная эцилохидехия в открытой форме" ), как ресепшионист в красивой форменной рубашке моментально потерял ко мне всякий интерес, вернул удостоверение личности и разрешил проход в зону старта.

На автоматическом каре я проехал вдоль длинного ряда космических окраблей. Все они - и аккуратные околопланетные яхты и мощные межзвёздные челноки - с интервалом в двести метров стояли в бесконечной, исчезавшей за горизонтом шеренге. Их разнокалиберные носы пиками торчали во всегда безоблачное небо космодрома.

"Фунт изюма", заблаговременно оформленный на фамилию легендарного ( потому как никому не известного ) Влади Чпикагурика, располагался почти в самом конце корабельного ряда. Вкатившись по опущенному пандусу на площадку грузового лифта, я вылез из кара и отправил его назад в космопорт.

Честно говоря, я испытывал сильное желание отправить туда же и своего робота-поводыря, но по здравому размышлению решил этого не далеть. Да и цепочка, скреплявшая нас, не позволила бы мне немедленно избавиться от жужжавшей тарелки.

Дождавшись момента, когда грузовой лифт оказался втянут в корабль, а пандус поднят, я первым делом отстегнул от запястья селенито-сталинитовую цепь и лишь потом оторвал бородёнку с бачками. С господином Чпикагуриком было покончено, как я полагал в тот момент, навсегда ! Очередная ипостать меня самого прикрыла моё же бегство с Голубокого Пепедука и проделала сие отчасти даже весело и торжественно : с плевками, прыжками и ковырянием в ушах. Ну а то, что прожил этот персонаж жизнь непрлично короткую - что ж ! значит, так стояли звёзды в гороскопе господина Чпикагурика...

Я переключил робота-поводыря в режим экономии энергии и забросил в шкаф для скафандров, после чего на рысях помчался в пост управления.

Усевшись в кресло командира, немедля переключил управление корабля на себя. Это для того, чтобы Головной Компьютер знал, что исполнительные команды будут исходить отсюда, а не из запасного поста, расположенного тремя палубами ниже. В течение минуты шло сканирование и активация корабельных систем, после чего Головной Компьютер голосом мифического певца Витаса сообщил мне о готовности всех систем, узлов и агрегатов к взлёту. Ха ! сказал бы он мне иное ! Ведь ещё и недели не прошло, как я с анонимного счёта проплатил полную профилактику корабля.

- Взлетаем !- лаконично приказал я Головному Компьютеру с голосом Витаса.

Отсчитыватель начал было обратный отсчёт, но тут же заглох. Голосом всё того же мифического певца Головной Компьютер проплакал мне в уши :

- Диспетчерской службой космодрома запрещены взлёты частных кораблей...

Интересно, господин планетарный прокурор в самом деле думал, что застанет меня врасплох этой запоздавшей мерой ?

- Включить трансляцию новостей,- немедленно распорядился я.

В планетарных новостях шли нескончаемые стенания по поводу остановки торгов на местной площадке Космической Биржи. Моё внимание привлекла информационная "молния", сообщавшая о гибели в результате несчастного случая Пепеданга Чивалдоси, то есть меня же самого. Это сообщение вызвало массу комментариев, различавшихся лишь степенью наивности их авторов. Также сообщалось о попытке самоубийства Джеки Джулиани ; бедолага, стало быть, понял, что с моим исчезновением ему светит прямая дорога в тюрьму и, не находя возможным бежать, полез в петлю. Джеки спасли ; положа руку на сердце, позволю себе заметить, что этого можно было и не делать. Однако, основной объём новостей представлял собою фейерверк потрясающих по своей демагогичной виртуозности заявлений целой обоймы должностных лиц разной величины. Не зная толком результатов расследования, все они гадали о масштабах ущерба, причинённого экономике Голубого Пепедука внезапным биржевым коллапсом. Даже самая буйная фантазия местных чинуш не могла помочь им сколь-нибудь точно определить глубину той пропасти, в которую столкнул местную экономику Пепеданг Чивалдоси. По моим собственным скромным подсчётам за последние три месяца я вывел с местной биржевой площадки сумму, эквивалентную двум годовым бюджетам Голубого Пепедука. В трюме "Фунта изюма" лежал контейнер с двумя миллиардами обналиченных УРОДов, а эта сумма составляла лишь несколько процентов от денег, предусмотрительно рассыпанных мною по многим тысячам анонимных счетов во всех приличных банках Метагалактики.

Кстати, для тех, кто соображает медленно, либо не соображает вовсе, поясню, что название денежной единицы "УРОД" вовсе не ругательная метафора. Это аббревиатура словосочетания "Универсальный Рассчётно-Облигационный Депозит", ибо "УРОДы" являются в основном электронными деньгами.

Ознакомившись с новостями, я без труда уяснил ход мысли господина планетарного прокурора. Он велел остановить все вылеты с планеты из опасения, что в обстановке неопределённости мыши разбегутся из незапертой мышеловки. Генри О'Кук здорово опоздал, поскольку главная мышь ( то есть я ), уже находилась в посту управления собственным космическим кораблём.

- Новости выключить !- приказал я Головному Компьютеру.- Команды диспетчерской службы космопорта - игнорировать ! Взлёт !

Заработали стартовые двигатели, мелкая вибрация прошла по корпусу. По мере набора мощности шум двигателей перешёл в рёв, а вибрация - в дрожь. Кораблю уже пора было бы стронуться с места, но "Фунт изюма" стоял не шелохнувшись. Я понимал, чем это вызвано : башмаки всех четырёх опор не были разблокированы командой с диспетчерского пункта космопорта. Я на сей счёт не очень-то беспокоился, поскольку знал, что стартовые двигатели имеют колоссальный запас мощности.

Корабль дрожал, двигатели ревели, я сидел истуканом в командирском кресле. Что ж ! признаюсь честно, это мне нравилось. И Пепеданг Чивалдоси, и Влади Чпикагурик оказались достойны славного прошлого Ивана Караваева. Не опозорили, так сказать, ум, честь и совесть, не замарали, с позволения выразиться, эполет, галунов и лампасов.

- Диспетчерская Служба космодрома "Нуэва-сеговия" приказывает командиру частного космического корабля "Фунт изюма" прервать протокол взлёта, заглушить двигатели и немедленно явиться в Центральный Диспетчерский...

Чпоньк ! Грохнуло что-то внизу ( и громко, кстати ! ), мою яхту подбросил вверх мощный удар. Это опорные башмаки оказались оторваны и, полагаю, с мясом. Двигатели к этому моменту уже развили мощность намного превышавшую потребную для отрыва от поверхности Голубого Пепедука и потому "Фунт изюма" оказался подброшен вверх подобно камню, пущенному из доброй баллисты. Или катапульты, не помню из чего там древние метали в злых людей камни...

На миг в моих глазах потемнело - перегрузка явно превысила допустимые 10g - и потому я невольно пропустил окончание выразительной тирады парня из диспетчерской службы. Когда же зрение и слух полностью восстановились, до меня донеслись его истерические вопли :

- Ваш взлёт будет рассматриваться как несанкционированный !

Угу, меня это, конечно, могло сильно расстроить.

- Вы злостно нарушаете Атмосферный Кодекс нашего планетарного сообщества !- надрывался диспетчер.- Мы будем считать, что вами умышленно повреждено оборудование космодрома "Нуэва-сеговия" ! Ваше поведение скандально и... и... и беспрецендентно ! Вы хам и варвар ! Вот !

"Фунт изюма" уже шёл на скорости три километра секунду и безудержно разгонялся. Поверхность Пепедука осталась где-то далеко внизу ; огромные планшетные мониторы в посту управления заполняла панорама чистого бирюзового океана ( из-за него-то как раз Пепедук и был назван Голубым ) и чернеющего космоса над над головою.

Нет, господин диспетчер, Влади Чпикагурик ( он же Иван Караваев, он же Иван Объедалов, он же Пётр Разорвирубаха, он же Пепеданг Чивалдоси, Господи, да кем я только не был !) вовсе не хам и уж точно не варвар. Если диспетчер и правда решил, будто я умышленно повредил имущество космопорта и поспешил трусливо улететь, то стало быть, он плохо знает жизнь и совсем не знает меня. Я просто до нитки разорил его дурацкую планету и немного повредил при старте её космодром. Всего-то !

Я рассмеялся и сделал это беззлобно. Я имел все основания улыбаться. Ведь давно замечено, что хорошо смеётся вовсе не тот, кто имеет белые зубы, а тот, кто умеет хорошо бегать.

2.

У меня есть мечта. Правда, в отличие от мечты Мартина Лютера Кинга, она никак не связана с межрасовым братанием. Я всегда мечтал иметь собственную планету. Это достойно человека.

Сейчас, когда Земная Цивилизационная Лига объединяет на правах ассоциированных членов по меньшей мере 12 тысяч планетарных сообществ, примерно ещё столько же планет-колоний всячески избегают союза с праматерью цивилизации. Делают они это всеми правдами и неправдами ( преимущественно, конечно, неправдами ). Понятно почему внуки и правнуки Земли тяготятся объятиями постылой родины : собственно, ведь для того, чтобы убежать от этих самых объятий, они и рванули в далёкий космос.

Если в планетарном сообществе люди вынуждены жить сообща, создавая некие структуры власти и правовые инструменты регулирования отношений между собой, то единоличное владение планетой делает человека неограниченно свободным... Ну, или почти.

Покупая планету на Космической Бирже человек получает в своё распоряжение целый мир. Он строит его сообразно своим представлениям о гармонии ; ограничением ему служит лишь возможность оплаты задуманного. Десант строительных роботов-терраформеров способен не только возвести многокилометровые дворцы, но даже изменить планетарный рельеф, ландшафт и газовый состав атмосферы. Холодные планеты можно обогреть и осветить подвешенными на стационарных орбитах зеркалами, полярные шапки ( где таковые есть ) можно растопить термоядерными реакторами, а плотность разрежённой атмосферы многократно повысить газовыми синтезаторами.

Кто-то относится к своей планете как к инструменту зарабатывания денег и тогда над редкостными по красоте внеземными пейзажами подымаются стеклянные стены отелей и казино для космических туристов, лоботрясов и плейбоев. Кто-то же просто ищет уединения, ставит на поверхность простейший жилой модуль и официально запрещает кому бы то ни было посадку.

Отшельники четвёртого тысячелетия... Их совсем даже немало. Во всяком случае люди уже раскупили в индивидуальное владение более трёх миллионов планет ; это самый ходовой товар и цена на него не падает.

Опорные башмаки, оторванные при старте с Голубокого Пепедука, сами по себе были деталями маловажными. Но до тех лишь пор, пока не возникала необходимость посадки на неподготовленную площадку. Поскольку я планировал садиться не только на космодромах, но также в горах, пустынях, грязях, в районоах оползней, селей и сейсмической активности, то для меня эти башмаки были жизненно необходимы. Иначе как же я буду горизонтировать корабль ?

Пока "Фунт изюму" разгонялся до околосветовой скорости у меня оставалось время подумать о направлении дальнейшего полёта. И времени очень даже немало - пять часов !

Конечной моей целью являлась Донская Степь - огромное шаровое скопление из трёхсот тысяч сравнительно молодых фиолетовых карликов. Это место было абсолютно свободно от влияния Цивилизационной Лиги. Исторически сложилось так, что Донскую Степь населяли герои под стать мне самому - беженцы из других миров. Их, то есть нас, именовали за глаза "казаками" или "донцами"; впрочем, в глаза нас называли точно также. Обитателей Донской Степи многочисленные полиции и спецслужбы Земной Цивилизационной Лиги считали самой устойчивой преступной группировкой за всю историю человечества и гнали отовсюду, где только могли отыскать. Мы, понятное дело, не гнались, хотя и платили своим недругам той же монетой.

Выдачи из Донской Степи не существовало. При попытке каких-либо полицейских властей забраться внутрь скопления их встречал флот из десятка тысяч мелких частных кораблей, разумеется, вооружённых, и разумеется, очень злобных. При подаче сигнала общей тревоги этот флот возникал из ниоткуда и мог стереть в порошок кого угодно.

Звёзды, образовавшие скопление Донская Степь, были очень молоды и потому планетных систем там существовало сравнительно немного. Но мне посчастливилось приобрести - совершенно случайно и абсолютно анонимно ! - замечательную планетку селенитного типа ( без атмосферы, но с твёрдой корой ), которую я, не раздумывая долго, назвал Компрадор.

У меня есть мечта ( собственно, я с этого начал ). Так вот, у меня есть мечта : я хочу жить на Компрадоре. И желаю заняться для этого кое-каким планетарным переустройством.

Однако, лететь прямиком в Донскую Степь было бы на моём месте крайне неосмотрительно. Служба Экономической Безопасности Земной Цивилизационной Лиги, вне всякого сомнения, пожелает получше узнать историю Влади Чпикагурика, легко и быстро разорившего замечательную планету Голубой Пепедук, одну из богатейших среди планет Внешнего Радиуса Золотого Кольца галактики Аль-Дагор. Оставить им координаты точки входа в подпространство и интерференционный след хронотипического двигателя на сверхсветовой скорости значило выдать спецслужбе маршрут моего движения. С таким же успехом я мог вовсе не покидать Голубой Пепедук, а дать поймать себя прямо там.

Поэтому я знал, что на Компрадор мне, конечно же, суждено будет отправиться, но только никак не через пять часов. Кроме того, у меня были оторваны опорные башмаки. А без оных садиться на неподготовленную площадку не следовало.

Итак... мне надо было попасть на Компрадор, только не сейчас. Покуда мне следовало заняться опорными башмаками.

Вариантов существовало несколько. Для нас, донских казаков, изгоев цивилизованного мира, это уже роскошь.

Можно было бы отправиться на роботизированную планету "Вошь" - этакий межзвёздный супермаркет - и угнать оттуда новый корабль. Решить, так сказать, проблему в принципе ; поступить по-мужски грубо, прямолинейно и цинично. Технология таких угонов отнюдь не столь сложна, как это кажется создателям и владельцам "Воши". Этот вариант имел некоторые плюсы, но минусы мне показались весомее. Главный из них состоял в том, что я лишался своего любимого "Фунта изюма", построенного по эксклюзивному проекту, оттюнингованного и проапгрейженного выше крыши, получал же взамен абсолютно стандартную лоханку, самую что ни на есть рядовую по своим техническим характеристикам и притом напрочь лишённую тех милых моему сердцу изысков, что превращали мой корабль в разумного ( и любимого ) члена семьи.

Поэтому на "Вошь" я решил не лететь. Кстати, "Вошь", если кто ещё не понял - это искусственная планета "Джордж Вашингтон". Потомки белокожих американских братьев торгуют там новыми кораблями, а потомки чернокожих - ремонтируют и обслуживают старые. Не брезгуют, кстати, и ворованной техникой. Нормальный по чернокожим понятиям бизнес. Что ж, это мечта Мартина Лютера Кинга в своём наиболее выразительном воплощении.

Итак, помимо "Воши" у меня в запасе оставалось ещё с полдюжины вполне реальных адресов, куда я мог бы обратиться для нужного мне ремонта. Если идти по порядку, то...

У меня хорошие знакомы на Дивклептосе... Скажем прямо, интимные. Изумительная планета Дивклептос не входит в число членов Земной Цивилизационной Лиги, из-за чего, между прочим, пережила две довольно напряжённые войны. ХрЕновые демократы с Земли стирали Дивклептос термоядерными планетарными бомбардировками буквально "под ноль", да только ничего у них не вышло : планетка отстроилась и власть паршивцев так и не признала. На Дивклептосе разрешено клонирование людей, отдельных органов и животных ; кроме того, там законодательно разрешены каннибализм и инцест. Люди там живут совершенно сумасшедшие, выросшие на синтетических наркотиках и раннем сексе.

Вам стало интересно ? Тогда я продолжу...

На этой весёлой планете, чья атмосфера уже бесповоротно загажена выбросами металлургических комбинатов, восстанавливающих редкоземельные металлы из космического мусора и астероидов, я имел довольно близкое знакомство с Кэти Кузи. Ха-ха, если вы уже насторожились, то можете тогда понять мои чувства. Я не просто был близко знаком с этой бандиткой и бандершей ; скажу больше : я её обворовал. Да-да, украл шестьдесят килограммов платинированного золота. Тогда для меня это были чрезвычайно большие деньги, ведь банкротство Голубого Пепедука существовало только в моём больном воображении. Конечно, уместно спросить, как же это я умудрился украсть шестьдесят килограммов золотишка ? Да очень просто : взвалил на плечо и унёс. Унёс бы и сто двадцать, и даже сто восемьдесят, да только у Кэти в загашнике лежали всего шестьдесят.

М-дя... Я любил Кэти и она была готова полюбить меня. Теперь, полагаю, она мечтает распилить моё бренное тело плазменным резаком без анестезии. А мой пенис, полагаю, она готова распилить дважды. Или трижды ( вряд ли больше, он не настолько длинен !). Впрочем, боюсь, я слишком хорошо о ней думаю. Скорее всего, для меня у неё припасено что-нибудь похуже плазменного резака. Поэтому, при всём моём искреннем интересе к планете Дивклептос, я никак не мог туда лететь.

Так что же у меня там оставалось далее по списку ? Мне всегда рады на Зухрияре. А уж как мне рады на анархичном Эрциподе ! Может быть, слетать туда ? Когда-то, помнится, я пригрозил депутату зухриярского парламента преждевременной смертью ; этот дурачок весело рассмеялся и умер через двадцать восемь зухриярских суток. Заметьте, это случилось безо всякой связи с моими словами. Я тогда вообще сидел в тюрьме на Нероне, так что был, можно сказать, не при делах. Однако, знаете ли, осадок остался. Сынок депутата сказал, что распилит меня плазменным резаком, а пенис мой распилит дважды ( смотрите выше )... В общем, наговорил разных глупостей. Эрципод - очень хорошая планета, кроме шуток, мне там нравится. Кто летал по Вселенной, тот меня поймёт... Да только у Эрципода договор с Зухрияром о взаимной выдаче преступников. Вот дураки-то ! Воистину, встретились дуроплясы, договорились танцевать... Я не преступник, но договор-то никто ради меня не отменит. Даже за два миллиарда УРОДОВ. Да и жалко мне платить два миллиарда за посадочные башмаки. Я не сквалыга, но просто жалко !

Стало быть, ни на Зухрияр, ни на Эрципод я тоже не полечу.

Что же остаётся у меня в сухом остатке ? Кишащий бандитами Тунис и радиоактиный Нерон ? Хорошие самодостаточные планеты с мощными индустриальными базами и - главное ! - не члены Земной Цивилизационной Лиги ! Там мне запросто поставят новые башмаки и при этом не спросят, где же я потерял старые. Но когда идущая по моему следу Служба Экономической Безопасности начнёт наводить обо мне справки, никто меня там не покроет. Просто потому, что никто не захочет из-за обычного "донца" ( или необычного, что даже хуже ) ссориться с могущественными бойцами невидимого фронта.

Что ж, получается, что я не лечу ни на Дивлептос, ни на Зухрияр, ни на Тунис...

Когда пришло время давать целеуказание Навигатору, я уверенно ткнул пальцем в противоположную оконечность галактики Аль-Дагор. Там, на самом кончике спирали, среди редких старых остывших красных зёзд двигался по хаотической траектории "Авиценна", громадная искусственная планета, известная более под прозвищем "Корабль дураков". Название сие надлежало понимать буквально : три столетия назад планету эту собрали в межзвёздном космосе именно с целью отселить туда бионегативный контингент цивилизованного сообщества. Отселить-то его отселили, и вроде бы, очень даже немало, тысяч шестьдесят поэтов, гениев, харизматических лидеров, революционеров, копрофилов и прочих олигофренов там, говорят, в конечном итоге накопилось. Но через десяток-другой условно-земных лет какие-то конспирологи-революционеры сумели провести в среде истериков и шизофреников необходимую организационную работу и заварили нехилый бунт. Короче, тамошние герои упразднили охрану, обслугу и начальство. Не знаю даже, просто убили или всё же съели, но власть в дурдоме оказалась в руках самих же сумасшедших. И вот тут-то, надо думать, началась потеха.

Теперь "Корабль дураков" известен во всех концах обитаемой Вселенной как место самого радикального рилакса и экстремального отдыха. Там можно купить женщину, ребёнка или мужчину для сексуальных надругательств, в пищу или для разборки на органы. Последнее направление современной медицины, именуемое "компонентным модифицированием тела", ныне запрещено в большинстве обитаемых и более-менее цивилизованных миров. Однако, оно продолжает оставаться чрезвычайно популярным среди, так сказать, индивидуальных пользователей. "Распилить" человека на органы много проще, дешевле и быстрее нежели клонировать себя самого, поэтому толстосумы и негодяи со всех концов обитаемого мира валом валят на "Корабль дураков" и ему подобные места.

Я там бывал и, возможно, кто-то из тамошних обитателей меня даже помнит. Сие мне могло пойти на пользу : я был уверен, что спецслужбы цивилизаторов не осмелятся залезть в такой гадюшник. Что ж, значит мне туда дорога !..

Послушный команде Навигатора хронотипический двигатель выбросил "Фунт изюма" всего в ста пятидесяти миллионах километров от красного гиганта Уцуропед С-112. Это был тихий, безрадостный и совсем пустой мир. В ходе своей эволюции раздувшийся красный гигант поглотил собственную же планетную систему, оставшись в гордом одиночестве на расстоянии в добрых три десятка парсек во все стороны. О существовании планетной системы вокруг Уцуропеда С-112 напоминал лишь реденький пояс астероидов, имевший громадный эксцентриситет, из-за чего подлетавшие к звезде слишком близко обломки самой дальней планеты, разрушенной приливными силами с десяток миллионов лет назад, с завидной регулярностью врезались в фотосферу красного гиганта.

Именно здесь, в этом мрачном и пустом мире, освещаемом тусклым светом уже давно не горячей звезды, и висел "Корабль дураков". Впрочем, висел - это слишком почтительно сказано. На самом деле он хаотично вращался, ибо его система ориентации уже давным-давно не функционировала. Это создавало известные сложности для причаливавших кораблей, самих же обитателей сумасшедшего дома данное обстоятельство волновало совсем мало ; если быть совсем точным, они просто не подозревали об оном.

Дабы человек с буйной фантазией мог представить себе "Корабль дураков", ему надлежит сначала вообразить дырку от бублика, а вокруг неё сам бублик. Человеку же лишённому дара пространственного моделирования будет достаточно вообразить один только бублик : именно таковой и была форма космического дурдома. Сделанный из пенобетона тор диаметром полтора километра делился на бесчисленное количество секций и отсеков. В каждом из них главенствовал местный бандит, самый сильный и наглый придурок, насиловавший, убиваший и поедавший проживавших на его территории немощных идиотов, кретинов, олигофренов и просто несчастных людей. Над рядовыми бандитами главенствовали подонки посильнее ; они носили почётные прозвища "капо да тутти капо" и "капо капитале". Влиятельность этих ублюдков объяснялась не только их физической силой, но и тем, что каждый из них контролировал в своём секторе какой-либо важный ресурс - воду, воздух, электроэнергию. На особом положении находились "капо капитале", управлявшие каким-либо причальным терминалом станции. Всего на "Корабле дураков" таких терминалов существовало четыре, располагались они диаметрально противоположно. К каждому могли швартоваться до трёх кораблей одновременно. Нетрудно догадаться, что владевшие терминалами бандиты фактически держали в своих руках все связи с внешним миром.

В течение пяти часов, неуклонно сбрасывая субстветовую скорость, я подводил "Фунт изюма" к терминалу с литерой "С". Мне уже не раз доводилось бывать на станции и хозяина этого терминала я знавал достаточно хорошо. Он всегда просил называть его Юпсом и, будучи осведомлённым о моих русских корнях, утверждал, будто Юпс - это аббревиатура от слов "Юрий Петрович Савельев". Признаюсь, я не очень-то верил в принадлежность Юпса к русской нации потому, что тот, во-первых, не был православным, а во-вторых, являлся брутальным негром.

Пока я причаливал, от "Корабля дураков" одна за другой отвалили две громадных посудины. Судя по изощрённой архитектуре и длинным прозрачным галереям, это были трансгалактические яхты. Однако, отсутствие огней, даже габаритных, а также глухое молчание систем автоматического опознавания наводили на мысль, что обе красавицы-яхты принадлежали пиратам. Последних в этом секторе галактики Аль-Дагор хватало всегда.

Причалил я, как и полагалось донскому казаку, резво и жёстко, "боднув" шток тормозного буфера на скорости, заметно превышавшей допустимую. Даже испугался, не сломал ли часом причальный тормоз. Испуг, впрочем, быстро прошёл ; оказалось, что тормоз был сломан задолго до меня, лет эдак за сто пятьдесят.

Перед выходом из корабля я некотрое время потратил на соответствующий визиту туалет. На "Корабле дураков" приезжих жаловали и почти не обижали ; всем местным дуроплясам было ясно, что залётные гости являются становым хребтом местной экономики. Тем не менее, по моему твёрдому убеждению, никогда не следовало исключать возможность каких-либо случайных эксцессов. Как показывает мой личный опыт, когда существует возможность развития событий в негативном направлении такая возможность обязательно реализуется. Даже когда такой возможности нет, всё равно события имеют тенденцию к развитию с наихудшим вектором. Данный постулат можно считать законом равномерного распределения вероятности в моей редакции.

Поэтому я облачился в моё любимое селенитовое сари, очень красивое, благодаря металлическому блеску и при этом чрезвычайно прочное на разрыв. Лучшей защиты от колюще-режущего оружия во всей Вселенной просто не существовало. В широких рукавах сари я спрятал термокинетический пистолет и фризер. Первый выстреливал низкоскоростной пулей, разогревавшейся в полёте до полутора тысяч градусов по Кельвину ; второй - поражал цель струёй летучей жидкости, которая, попадая на любую поверхность, мгновенно испарялась, приводя к стремительному охлаждению объекта. Скорость охлаждения могла достигать шестисот градусов в секунду ; керамические доспехи после использования фризера трещали и рассыпались на куски, а любой органический материал омертвевал моментально и притом безвозвратно. Оба вида оружия идеально подходили для применения в ограниченном объёме космической станции, где в силу очевидных причин использование огнестрельного или лучевого оружия с высокими кинетическими и энергетическими характеристиками становилось невозможно.

Оба пистолета я укрепил на предплечьях так, чтобы они оставались скрыты широкими рукавами сари. На голову набросил капюшон из такой же металлизированной ткани с поддувом изнутри. При попытке ударить меня по голове ледорубом, кайлом или бутылкой шампанского капюшон мгновенно раздувался, превращаясь в своеобразную подушку, гасившую удар практически любой силы.

Облачившись таким образом и моментально сделавшись похожим на переливающийся селенитовым блеском прецизионный подшипник, я прихватил с собою массажёр для головы и без колебаний ступил на опущенный пандус. Массажёр, если кто не понял, предназначался в подарок главному местному ублюдку.

Внизу, возле пандуса, я увидел своего давнишнего приятеля, лучшего слесаря на всём причальном терминале "С", который носил звучное погоняло "канцлер Бисмарк". Происхождения этой клички я не знал ; если не принимать во внимание то обстоятельство, что канцлер являлся выраженным истероидным психопатом и убеждённым каннибалом, то это был милейший человек, способный искренне расплакаться на плече друга перед тем, как перекусить ему гортань.

- Бисмарк, тебя ещё не съели !- радостно поприветствовал его я и восторг мой был искренен, как никогда, поскольку именно ради встречи с Канцлером я и притащился сюда.

- Гы-ы !- улыбнулся слесарь.- Меня есть нельзя ! Кто же будет местные гальюны пробивать, ежели меня съесть ?- резонно заметил Бисмарк.- А я смотрю, никак "Фунт изюма" подвалил, ну, думаю, господин Мпепедо пожаловал !

Слесарь развал меня стародавним именем, специально придуманным мною ещё при первом посещении "Корабля дураков". Было это - что б не соврать !- лет двадцать пять тому назад...

- Канцлер, мне нужна твоя помощь...- не долго думая, взял я быка за рога.

- Глаз не продам...- не задумываясь, отрезал Бисмарк. Он, похоже, превратно истолковал мои слова.

- Посмотри-ка на опоры,- я широким жестом указал на прижатые к корпусу телескопические штанги ; сейчас они здорово напоминали ноги кузнечика, поджатые перед прыжком.

- ЗдОрово, никак башмаки потеряли,- порадовался за меня Бисмарк.

- Именно. Приварить новые можешь ?

- А какие угодно ?

- Да самые обычные. Метр на метр...

- Да чтоб я и не смог ! Я каждое утро как просыпаюсь, сразу парочку опорных башмаков варю ! А потом обратно их режу !

- Бисмарк, да ты, как я погляжу, счастливый человек. А что хочешь-то за работу ?

- Это мой любимый вопрос...- слесарь вздохнул,- Звучит как музыка. Спросите-ка меня ещё раз !

- Что ты хочешь за работу, Бисмарк ?

- Коробка пыхадорских опилок у вас имеется ?- набравшись наглости в свою очередь полюбопытствовал слесарь.

- Договорились.

- ... и сотенка УРОДов.

- Договорились.

- ...за каждую опору.

- Нет вопросов.

- ...и четыре часа времени.

- Хорошо, что не пять, но жаль, что не три,- вздохнул я.

- Только вы со мной расплатитесь потом, чтобы "капо капитале" не видел,- тревожно понизил голос Бисмарк,- Оно того... так спокойнее.

- Хорошо. А кто у вас теперь "капо капитале" ? По-прежнему старина Юпс ?

- Не-а, Юпса съели. Он ветхий стал, бдительно потерял. Его Пожиратель и пожрал. Всё просто !

- М-да, невесело как-то.

- Это как посмотреть. По мне так очень даже весело. Да и Пожиратель доволен.

- А Пожиратель - это не тот дурачок, что служил у Юпса скамейкой ?

- Тот самый. Только теперь об этом все позабыли. Теперь у самого Пожирателя есть скамейки.

Тут по металлической эстакаде, подле которой стояли мы с Юпсом, загремели тяжёлые ботинки и из прилегающего коридора вывалилась весьма колоритная процессия : пять тучных высоких мужчин с голыми безволосыми торсами, впереди которых важно вышагивал шестой, хромоногий, сутулый уродец в странном головном уборе из длинных разноцветных ленточек. Ленточки эти, судя по их фактуре, были нарезаны либо из старого коврового покрытия, либо из полотенца. При ходьбе они забавно колыхались и обладателю чудной шапочки приходилось постоянно забрасывать ленточки за плечи. Ни дать, ни взять, дурацкий колпак ! Возня с этими странными элементами декора, видимо, чрезвычайно забавляла владельца шапчонки ; как нетрудно догадаться, им-то как раз и являлся тот самый Пожиратель, что сменил бедолагу Юпса на ответственном посту "капо капитале".

Замыкала шествие довольно симпатичная брюнетка также с голым торсом и отвисшей до пупа грудью. Особый колорит её облику придавал разорванный чуть ли не до уха и грубо зашитый рот ; благодаря шраму лицо брюнетки казалось постоянно усмехающимся. Как вскоре выяснилось, смеющаяся брюнетка служила Пожирателю скамейкой, то есть выступала в той же самой роли, что и сам Пожиратель в свою бытность слугою Юпса.

Спустившись с эстакады, вся эта дикая процессия остановилась в дюжине шагов от меня. Пожиратель хлопнул в ладоши и женщина с голой грудью, забежав вперёд, стала подле него на четвереньки. "Капо капитале" церемонно опустил на её поясницу свой зад, важно отбросил за плечи ленточки и степенно провозгласил :

- Ба-а-а, да у нас гости ! Я кажется вас знаю !

- Меня зовут Мпепедо,- представился я.

- Как же, как же, помню ! А вы зовите меня просто : Пожиратель Бесконечности !

- В самом деле очень просто,- согласился я, нисколько не покривив душою,- У меня для вас подарок !

Я протянул "капо капитале" массажёр для головы. Бандит сразу же оживился ; даже последние кретины на "Корабле дураков" прекрасно понимали, что халява - это всегда хорошо. Ну, за исключением пули, разве что...

- Что это ? Никак стимулятор простаты ?- полюбопытствовал Пожиратель.

- Нет, это на голову надо надеть : сразу пройдёт головная боль и даже зрение улучшится.

- Жаль, что не стимулятор простаты. Впрочем, голова у меня тоже имеется, так что сгодится. А ресурс какой у батареи ?

- Она на изотопе цезия. Ресурс двести пятьдесят лет. Так что ещё внуку послужит.

- Ну, внука моего не так давно на растопку пустили, кх-х-хм, в конвертер, значит, так что ему ничего уже не достанется... но всё равно спасибо !- Пожиратель Бесконечности натянул на голову массажёр, отрегулировал плотность прилегания датчиков и включил прибор ; некоторое время он наслаждался ощущениями, затем засмеялся,- Хорошая штука ! А для чего пожаловали в наши, так сказать, авгиевы конюшни ?

- Маленький ремонт нужен.

- Это хорошо ! Ремонт мы любим !- вожак банды подмигнул Бисмарку, давая понять, что непременно затребует со слесаря свою скромную долю.- Но дабы не терять времени, может, сходим в наш магазинчик ? Так сказать, шоппинг перед кремацией ?

Я не стал отказываться от любезного предложения. В конце-концов у меня оставалась масса свободного времени, которое вполне можно было потратить на прогулку по "Кораблю дураков".

В сопровождении голотелых охранников, шедших впереди, я и Пожиратель Бесконечности поднялись на эстакаду, а уже с неё вошли в шлюз, через который можно было попасть из причального терминала во внутренние помещения станции. Охранники, очевидно, призваны были прокладывать нам дорогу сквозь толпу, но таковой просто не существовало : если где-то на глаза Пожирателю попадался обитатель станции, то бедолага немедля падал ниц перед внушавшим ужас "капо капитале". С полдюжины одетых в лохмотья аборигенов повалились перед нами, звучно ударившись коленями и лбами о настил палубы, пока Пожиратель вёл меня в свой магазин. Все эти жалкие подобия людей - низкорослые, тщедушные, с заячьими губами и косоглазые - производили своим видом тяжкое впечатление. Я не был уверен даже в том, могли ли эти существа понимать человеческую речь.

Магазин Пожирателя бесконечности представлял собою облезлый отсек с рядами металлических стеллажей и разным хламом, наваленным на их полках. Никакой системы в расположении товаров тут, понятное дело, не существовало : как торкнула в башку владельца прихоть - так он и положил ту или иную вещицу. Пожиратель с искренним восторгом жизнерадостного дебила принялся метаться между стеллажами ( насколько это позволяла ему негнувшаяся нога ), в весьма цветастых выражениях нахваливая выставленный товар : "Тут у меня коробка со стеклянными глазами. Их можно использовать для приготовления бус. Вы носите бусы ? А вот тут у меня сухой клей. Поимел как-то коробку сухого супер-цемента. Вам надо ? Нет ? Возьмите хоть что-нибудь !"

Чтобы сделать приятное хозяину я в конце-концов купил за пятнадцать УРОДов "пыхкалку" с термобатареей. Никогда я не был наркоманом и ни под каким видом не употреблял "дурь", но среди массы бесполезных предметов, выставленных в магазине Пожирателя, "пыхкалка" являлась наименее бесполезной. Во всяком случае, она оказалась бы востребована практически на любой цивилизованной планете. В последние годы стало модно не курить лёгкие наркотики, а "пыхкать" их. Другими словами, использовать для вдыхания не продукты горения, а выделившийся в результате возгонки без доступа воздуха газ ; потому "пыхкалки" разного вида и конструкции сделались весьма популярны среди публики известного сорта.

Сбагрив мне наркоманский прибор, Пожиратель Бесконечности впал в состояние близкое к эйфории. Он и до этого казался бодёр и энергичен, теперь же буквально стал светиться изнутри, разве что искрами не сыпал. Схватив меня за рукав, он поспешил далее : "Идёмте скорее, господин Мпепедо, в соседнем секторе сейчас должны начаться торги рабами ! Давайте продадим вам парочку рабов ?!"

В чём я совершенно не нуждался, так это в рабах. Однако, бывшая скамейка Юпса, а ныне великий и ужасный Пожиратель Бесконечности, гнул своё : "Пойдёмте, посмотрим, вдруг что-то интересное попадётся !" После некоторых возражений я дал себя уговорить и "капо капитале" повёл меня чередою мрачных помещений в соседний сектор. Миновав несколько полутёмных отсеков, наполненных спёртым тяжёлым воздухом, в сумраке которых копошились бессловесные человекоподобные твари, Повелитель вывел меня в широкий - метров восемь, не меньше !- коридор, разделявший "Корабль дураков" на так называемые внутренний и внешний радиусы. Насколько я знал, коридор этот шёл внутри громадного тора, образовывавшего станцию, нигде не разрываясь ; в стародавние времена, когда "Корабль дураков" являлся ещё "Авиценной", сей коридор служил главной транспортной магистралью этого величественного астроинженерного сооружения. Теперь же проложенный в нём монорельс частично оказался разобран, а многие электрические и воздушные коммуникации, проложенные вдоль стен и под потолком, безжалостно вырезаны или оборваны. Данный коридор служил границей между секторами : с одной его стороны находились помещения, которые контролировал Пожиратель Бесконечности, а с другой - какой-то другой придурок, имени которого я не знал.

Воздух в коридоре оказался несколько лучше, чем в помещениях, через которые мы только что прошли, но только чуть-чуть. С непривычки голова у меня закружилась и я постарался стразу напрячь внимание, дабы ничего не пропустить : на "Корабле дураков", несмотря на всё гостеприимство хозяев, расслабляться не следовало ни на минуту. Посреди коридора стояла колоритная пара мужчин с одинаковыми татуировками на предплечьях левых рук - очевидно, члены конкурирующей банды. На поясах обоих висели какие-то железки, которые я бы классифицировал как обрезки арматуры - это было оружие татуированных воинов. Завидев Пожирателя, направившегося в их сторону, оба осклабились и обратились к нему на каком-то неизвестном мне диалекте. Пожиратель что-то ответил недобрым молодцам, кивнул в мою сторону, видно, объяснил что ведёт меня в соседний сектор на торги рабами, и мы беспрепятственно миновали кордон.

Миновав узкий тамбур, мы прошли в довольно большой отсек, служивший некогда прогулочной галереей. Он был настолько длинен, что в нём без труда угадывался изгиб тороидального корпуса станции ; стена напротив входа оказалась занята тремя большими окнами из которых открывался прекрасный вид на космос за бортом. Корпус орбитальной станции чёрной стеной выделялся на фоне мириад рассыпанных по небу звёзд. Раньше, когда наружная подсветка "Авиценны" ещё работала, вид из этих окон должно быть поражал своим величием ; идиоты, гении и поэты, рассевшись в креслах напротив, испытывали, видимо, немалый терапевтический эффект от его лицезрения. Теперь же, когда подсветка приказала долго жить, картинка за бортом сделалась мрачной и даже угрожающей, чёрный борт орбитальной станции можно было с полным основанием счесть символом беды.

Посреди галереи вокруг высоких металлических ящиков из-под опреснительных картриджей - откуда только они здесь появились ?- толпилось человек пятьдесят, никак не меньше, разношёрстного люда. Подавляющее их большинство не являлись обитателями "Корабля дураков" : по ярко-оранжевым кимоно я опознал двух высокорослых жителей Неосфены, подле них теснилась группа молодых людей с шёлковыми лавенсбрю и в разноцветных засупонках, не иначе, как граждан хорошо знакомого мне Голубого Пепедука. В этой толпе обращал на себя внимание кряжистый мужик в чёрной форме "звёздного десанта" с планеты Дивклептос, а также несколько человек в приметных переливчатых комбинезонах "службы метеорной защиты" планеты Зухрияр. Да и остальная публика выглядела вполне прилично, а сие не вызывало никакого сомнения в том, что почти все эти люди явились всего лишь гостями этого невесёлого места.

Нашего появления никто не заметил : лица присутствовавших оказались обращены в сторону металлических ящиков на которых, точно по помосту, сказал какой-то карлик с микрофоном. В него он ревел нечто нечленораздельное, хотя и по-русски. Мне пришлось напрячь всё внимание, чтобы понять о чём же толковал сей человеческий обрубок, едва достигавший моего колена. Это оказался ведущий торгов, к моменту нашего появления он как раз принялся расхваливать очередную партию выставленных на продажу людей :

- Наши друзья-молокане пригнали четырёх европеоидов. Все мужского пола, возраст толком неизвестен ! Каждый по-своему хорош : белая кожа, разинутый рот, коли есть жопа, то не урод !

На ящики поднялся крупный альбинос в керамическом нагрудном доспехе, в руках он держал конец цепи, к которой оказались пристёгнуты ошейники четверых сутулых, измождённых мужчин, поднявшихся следом. Рабы были в таких ветхих лохмотьях, что об их планетарной принадлежности оставалось только догадываться. Они затравленно смотрели по сторонам и казались очень напуганы.

- Восемь глаз, четыре печёнки, не испорченные алкоголем, количество гениталий сосчитайте сами !- карлик прошёлся колесом по импровизированному помосту.- Наши друзья-молокане просят за этих дивных мужчин всего-то сорок тысяч УРОДов ! Кто больше ?

- Какой язык они знают или понимают ?- выкрикнул кто-то из толпы покупателей.- Русский ? Английский ? Транслит ?

- Русский или английский понимают те, кто летает в космос,- карлик сделал ещё одно колесо на месте,- А это дети девственной планеты с непорушенной экологией. Они лечили зубную боль уринотерапией и строили жилища из слоновьих кизяков. Они говорят на псевдо-суахили, поэтому их никто не может понять.

- Разбейте их на две пары и я возьму одну не торгуясь- предложил какой-то татуированный красавец в женском бюстгальтере и с голыми плечами ; очевидно, это был один из немногих обитателей "Корабля дураков", присутствовавший на торгах, не иначе, как какой-нибудь местный "капо".

- Вы же знаете, почтенный Людоед, это против правил,- вежливо отозвался карлик.- Друзья-молокане хотят задвинуть товар одним лотом. Итак, сорок тыщ УРОДов, кто больше ? Шаг - пять тысяч !

- Сорок пять !

- Пятьдесят !

- Пятьдесят пять тысяч !

- Семьдесят тысяч и - ша !- перекрыл отдельные выкрики рык кряжистого мужика в чёрной форме "звёздного десанта".

Повисла тишина. Никто не рассчитывал перебивать эту цену.

- Семьдесят - раз !... Два !... Кто скажет семьдесят пять ?!- карлик подрыгал ножками, смешно вихляя задом.- Три ! Про-о-о-дано ! Почтенный господин с чёрном забирает обладателей восьми глаз и четырёх печёнок ! Целое состояние, подумать только ! Где-нибудь на Неосфене или Дивклептосе за них можно будет взять "пол-лимона" УРОДов ! Ха-ха !

Человек в форме "звёздного десанта" двинулся к сцене, а альбинос спрыгнул ему навстречу. Оба отошли в сторону, очевидно, для окончательного рассчёта. Рабов с самодельного помоста увели и карлик продолжил торг.

- А теперь, дорогие мои братихи и братанги, наш следующий лот...

Я с трудом разбирал шепелявую и невнятную речь уродца, говорившего по-русски хотя и грамотно, но с ужасным акцентом. Мне было непонятно, для чего я сюда пришёл и что же намеревался увидеть.

- Наши доблестные шелудивые друзья из "Эскалибура" представили на продажу замечательную компашку : белого мужчину и двух белых женщин,- продолжал меж тем торговец.- Кто из нас не любит белое женское мясо ? Даже я люблю ! Встречайте ! Сразу предупреждаю, лот неделится...

На помост выскочил рослый, крепкий негр в чёрном доспехе, инкрустированном серебром. Когда он наклонил коротко стриженую голову, стало видно, что на его темени выстрежена литера "Z" - знак принадлежности к какому-то клану. На поясе негра висело какое-то незнакомое мне оружие, судя по виду, что-то вроде автоматического арбалета. Штука эта выглядела хотя и компатной, но весьма солидной. Глядя на неё, я механически подумал о том, каким же может оказаться её боекомплект ?

Негр дёрнул конец цепи, который сжимал в руке, и на помост поднялись рабы, предназначенные на продажу. Тут я сразу напрягся - это явно не были жители "Корабля дураков" или какой-то деградировавшей планеты. Все трое оказались облачены в одинаковые тиакриловые комбинезоны с какой-то голографической эмблемой на левой стороны груди. Некогда эта одежда являлась снежно-белой, сейчас же она сделалась пепельно-серой. Рабы выглядели как одна семья : невысокие мужчина и женщина казались гораздо старше хрупкой девицы, явно годившейся им в дочери. Все трое показались мне в ту минуту очень белокожими, голубоглазыми и насмерть перепуганными.

- Стартовая цена - сотня тысяч !- провозгласил карлик.- Можете разобрать их на органы, можете оттрахать в самой извращённой форме, в какой заблагорассудится, можете использовать для получения выкупа, одним словом - делайте с ними что хотите, только купите у наших малышей из "Эскалибура". Шаг торгов - десять тысяч ! Играем на повышение ! Поехали !

- На каких языках говорят эти рабы ?- спросил из толпы кто-то, кого я не мог видеть.

- Хе-хе,- усмехнулся карлик.- На всех, даже на тех, на которых не говорите вы ! Посмотрите на эти голограммы - это граждане Цивилизационного Сообщества, это же идеальные заложники ! На выкупе вы заработаете состояние.

- Нашивки можно переставить,- не унимался привередливый покупатель.- Пусть скажут что-нибудь по-английски !

- Пусть скажут... Пусть говорят,- загалдели голоса из толпы.

Карлик оглянулся на негра, владельца товара. Тот в свою очередь посмотрел на карла. Затем пошевелил оружие на ремне и рявкнул :

- Вы чё тут гоните, братанги ? Что вы хотите услышать ? Может, вам ещё стихи почитать ? Или силовой стриптиз в пене изобразить ?! Сто тыщ стартовая цена, сказано же, поехали !

- Сто десять... сто двадцать... сто тридцать... сто семьдесят тысяч,- живо посыпались ставки со всех сторон.

В моём мозгу точно заработал таймер. Если до этого я наблюдал за происходившим как сторонний наблюдатель, то теперь не было в этом помещени более заинтересованного торговца, чем я. Одно дело, когда в качестве рабов используются имбецилы и олигофрены и совсем другое - жители цивилизованных миров. Мимо таких случаев проходить не следует. Во всяком случае таковы этические нормы жителей Донской Степи.

- Моня-Катерпиллер сказал, что желает получить сегодня белое мясо, значит так оно и будет !- вдруг провозгласил какой-то малый странного вида, стоявший по левую руку от меня и до того ничем не привлекавший к себе внимания.- Поэтому я говорю двести тысяч.

Все примолкли. Цена оказалась высокой, да, похоже, и Моню-Катерпиллера здесь хорошо знали.

- Двести пятьдесят тысяч !- просто уронил я.

В потайном отсеке на "Фунте изюма", который даже не был отмечен на конструкторском чертеже корабля, стоял свинцовый контейнер с двумя миллиардами наличных УРОДов. На эти деньги я мог бы купить весь "Корабль дураков".

- Четверть "лимона",- порадовался карлик,- Хорошо ! Кто больше ?

- Триста тысяч !- повысил голос мой конкурент.- И Моня получит-таки белое мясо.

Этот придурок имел неправильный прикус и сильно выдвинутую вперёд нижнюю челюсть, что придавало ему удивительное сходство с человекообразной обезьяной. Принимая во внимание чёрный цвет кожи и выраженную волосатость открытых частей тела, можно было допустить, что таковой он и являлся. Сейчас, в эпоху тотального увлечения генной модификацией, удивляться уже ничему не приходилось. Я бы воспринял как должное, если бы узнал, что мой соперник прячет в штанах рудиментарный хвост.

- Пятьсот тысяч ! И закончим на этом,- провозгласил я.

Обезьяныш с неправильным прикусом повернулся ко мне всем телом. То же самое сделали и две крепкие "мучачес", стоявшие с боков от него. Стало ясно, что конкурент явился на торги не один, а с группой поддержки. "Мучачес" хотя и имели груди больше моих ягодиц каждая, всё же сильно смахивали на мужчин, из чего я заключил, что передо мною плоды местной транссексуальной трансплантологии. Кроме того, у них на поясах висели блестящие колюще-режущие орудия весьма угрожающего вида.

Сзади меня дёрнул за рукав Пожиратель Бесконечности.

- Господин Мпепедо, это же Кинг-Конг !- зашептал "капо капитале". По-моему, в эту минуту он здорово струхнул.

- В самом деле ? Я принял его за подкидного дурака,- также тихо ответил я, в надежде, что обладатель выдвинутой челюсти имеет хороший слух и сможет меня расслышать.

В галерее стояла пугающая тишина. Видимо, её-то и устрашился великий и ужасный Пожиратель.

- Пятьсот десять тысяч,- раздельно проговорил потомок обезьяньего племени.

Насколько я понимал ситуацию, конкурент выдохся и суммы, более названной, предложить не мог.

- Ну, тогда миллион УРОДов и прекратим трепать нервы окружающим,- парировал я.

Народ вокруг ахнул. Или это мне только показалось ?

- Моня-Катерпиллер хотел белого мяса !- рявкнул обезьян.- И он его должен получить ! Сними свою ставку !

Последнее уже было адресовано мне. Волосатый испепелял меня ненавидящим взглядом ; очевидно, я должен был этого жутко испугаться. Придурок не знал, что я тоже умею так смотреть.

- Эй-эй-эй,- вдруг оживился негр на помосте, продававший рабов,- Что значит "сними ставку" ? Был назван "лимон" - значит я получу "лимон", а не пятьсот десять тысяч !

- Повторяю для слепо-немо-тупо-глухих, а также идиотов и психастеников : даю миллион УРОДов за этих трёх человек,- раздельно и громко заявил я.

Что должно было последовать дальше тайны для меня не составляло : в нашем мире что-то по-настоящему новое происходит вовсе не так часто, как принято думать. Можете считать это моей формулировкой гауссова распределения вероятности. Мой конкурент вдруг вытянулся в струну и стремительным, почти незаметным движением послал мне в голову какой-то быстро вращавшийся предмет - какой именно, я не успел рассмотреть, но думаю, что это была какая-то хрень из иридия или сталиния, являвшаяся новейшей модификацией бумеранга. Обезьяноподобный должно быть почитал себя малым ловким и быстрым, но всё же этого оказалось недостаточным для такого парня, как я. В конце-концов, о той школе жизни, что я имел за своими плечами, он просто-напросто даже и не подозревал.

Я упал на колено и брошеный предмет пролетел над головой, не причинив мне ни малейшего вреда. Вздёрнув обе руки перед собой, я навёл на своего наивного противника спрятанное в рукавах сари оружие. "Б-д-ж-ж",- натужно рыкнул термокинетический пистолет и выплюнул в рожу обезьяне раскалённую пулю длиной дециметр ; "б-д-ж-ж",- рыкнул он вторично, повинуясь моему мысленному приказу. Я никогда не являлся безоговорочным сторонником сенситивного управления ввиду возможности элементарной блокировки слабых нейротоков, но на "Корабле дураков" я не боялся глушилок : эти идиоты подсветку наружного борта не могли обеспечить, так что о каком подавлении сенситивного управления могла идти здесь речь !

Кинг-Конг как стоял, так и лёг, звучно припечатав палубу затылком. Специалисты утверждают, что трицератопс, например, имел лобную кость толщиною шесть сантиметров. Может врут, не знаю, если бы у меня была такая кость во лбу, то я бы никогда не пользовался зонтиком и открывал бы сейфы кивком головы ! Но даже трицератопс, получив в лоб две пули из моего термокинетического пистолета, безропотно брякнулся бы на палубу "Корабля дураков". Ибо так лучше для здоровья, вернее, того, что от него остаётся после подобного ранения.

Крепкотелые девицы, стоявшие с боков застреленной обезьяны, синхронно прыгнули в стороны. Должно быть, испугались. В одну я пустил третью пулю из своего термокинетического пистолета, а в другую - струю хладогена из фризера. Оба выстрела оказались удачны, подраненные транссекуалы завыли и их вопли зазвучали в моих ушах гимном.

Впрочем, радоваться покуда было рано. Толпа, зачарованно наблюдавшая за происходившим, вдруг ожила и заволновалась. Люди подались в разные стороны, возмущённо закричали, кто-то кого-то толкнул, моментально возникла сумятица, раздались выстрелы. Как оказалось, многие посетители рабского рынка проигнорировали запрет на ношение огнестрельного оружия на борту "Корабля дураков". К счастью, стреляли не в меня : народ палил друг в дружку, развлекаясь сообразно своим представлениям о весёлом досуге.

Я вскочил с колена и помчался к помосту с рабами. Колоритный негр отбивался от двух энергичных молодых людей, явно пытавшихся завладеть только что купленным мною товаром. Грозный обладатель литеры "Z" на темени удачно завалил одного из них, всадив в колено пару коротких оперённых дротиков, однако, с другим справиться не смог - у того под одеждой оказался какой-то доспех, совершенно, кстати, незаметный со стороны. Один за другим от его груди и предплечья, которым он прикрывался точно щитом, отскочили четыре дротика. Предприимчивый молодой человек выстрелил в негра с буковкой на темени из какого-то автоматического оружия ; какого именно я разбираться времени совсем не имел. Чтобы спасти скованных цепью людей от нового рабства, я пустил в спину молодому мужчине струю хладогена. Получив от стремительной заморозки одежды и тела термический удар, мой противник лишь кратко пискнул и без чувств свалился навзничь : в лучшем случае он уже был мёртв, в худшем - переживал коллапс и его ждало в высшей степени мучительное пробуждение.

Подскочив к помосту, я рявкнул на скованных цепью людей : "За мной ! Быстро !" Но они не шелохнулись, видимо, пребывая в состоянии ступора. Вполне обычная, кстати, реакция для вполне обычных людей. Поскольку мешкать я никак не мог, мне пришлось поступить несколько волюнтаристично : дотянувшись до края цепи, я безжалостно рванул её на себя, заставив рабов прыгнуть вниз. "За мной ! Не отставать !"- заревел я и поволок всю семейку прочь, в сторону причального терминала.

И самое время ! Ибо повсюду загремели разрывы дымовых, газовых и ослепляющих гранат. Если бы я не имел навыка действий в условиях их применения, то непременно бы потерял ориентацию в пространстве, ослеп, оглох и отравился бы перечным газом. Но поскольку необходимый опыт я имел ( всякий донской казак проходит интенсивный курс подготовки к террористической деятельности, захвата заложников и противодействия силовым действиям спецслужб ), то ничего особенно ужасного со мною не случилось. Я остался жив, относительно невредим и успешно выволок в коридор освобождённых мною рабов.

Они пребывали в полубессознательном состоянии. Все в слезах, соплях, хрипящие от едкого газа, люди эти выглядели сейчас довольно жалко ; однако, меня сильно порадовало то обстоятельство, что вся троица могла передвигаться на своих ногах. "Стало быть, на руках тащить никого не придётся",- подумал я не без толики циничного удовлетворения.

В коридоре меня встретил Пожиратель Бесконечности, благоразумно сбежавший в самом начале устроенной мною стрельбы.

- Что ты наделал !- заорал хромоногий "капо капитале", завидев меня.- Ты знаешь кого подстрелил ?! Кинг-Конга ! Это самый ужасный палач на всём северном радиусе ! Он на службе у Мони-Катерпиллера ! Моня пригонит сюда полста убийц и здесь будет месиво !

- Не бойся ты Кинг-Конга, он теперь очень сильно мёртвый,- успокоил я Пожирателя.

- Улетай отсюда скорее ! Я тебя покрывать не стану ! Сам огребёшь от Мони ! Моня тебя плазменным резаком распилит !

- Да знаю я всё про плазменный резак, угомонись !- осадил я эмоционального "капо".- Освободи дорогу...

Я и сам понимал, что с "Корабля дураков" надо улетать. И чем быстрее это я проделаю, тем живее останусь. В самом деле, не устраивать же мне здесь рукопашные бои со всем личным составом сумасшедшего дома ?

Раздосадованный всем произошедшим, я торопливо прошёл к причалу. Канцлер Бисмарк, сидевший за пультом управления электрокаром, деловито подводил манипулятором башмак к одной из опор, пытаясь придать ему положение, нужное для осуществления сварки. Я постучал по остеклению кабины и, дождавшись, когда он остановит двигатель, прокричал слесарю :

- Канцлер, я улетаю ! Башмаки привесишь в следующий раз ! На вот, возьми, спасибо за труд, извини, что так получилось.

Я протянул ему пластиковую полупрозрачную карточку с голограммой достоинством в сотню УРОДов и "пыхкалку", купленную в магазине грозного "капо капитале". Бисмарк посмотрел на меня, потом на деньги и растроганно смахнул с глаз что-то похожее на слезу.

- Перечным газом чегой-то в нос шибает,- проговорил он растерянно.- Аж даже глаза слезятся.

- Это от волос,- я показал на непокрытые головы освобождённых рабов.

- Гм-м. У меня есть коробка сухого собачьего шампуня, хотите купить ?- поинтересовался Бисмарк.

- У меня нет собаки.

- Это неважно. Им можно мыть голову.

- Спасибо, канцлер ! Сразу видно счастливого человека...- я похлопал Бисмарка по плечу и направился к подъёмному пандусу родного "Фунта изюма".

За мною потянулись люди, приобретённые при столь неожиданных обстоятельствах в таком странном месте и почти что помимо воли. Миновав пандус, мы встали на платформу лифта, поднявшего нас на самый верх моего корабля, первую жилую палубу. Только теперь, очутившись с ними лицом к лицу, я получил возможность как следует их рассмотреть. Впрочем, если быть совсем честным, ничего особенно интересного в тот момент я увидеть не мог, поскольку все трое, надышавшись раздражающего газа, сильно страдали от его действия ; красные отёчные лица, глаза - щёлки, что тут может быть интересного для такого опытного физиономиста и циника, как я ? Меня куда больше интересовали нагрудные эмблемы их комбинезонов. Если верить надписям на них, все трое когда-то являлись членами экипажа космического корабля "Энтерпрайзс". Название это мне ровным счётом ничего не говорило, с таким же успехом вся эта троица могла летать на каком-нибудь "Энтерпрайзсе-02" или "Энтерпрайзсе-911".

Когда мы поднялись на первую жилую палубу, я провозгласил :

- Третья дверь налево - помещение биологического обслуживания, там все вы можете умыться, помыться, оправиться и даже помассажировать мизинцы ног особым массажёром. К слову говоря, это моя любимая процедура. На всё про всё у вас две минуты. Через три - у нас отлёт и я начинаю осуществлять стартовое маневрирование. К этому моменту всем вам надлежит занять места в противоперегрузочных креслах в посту управления : дверь в него прямо перед вами. Кто не успеет - я не виноват !

Говоря всё это, я откатил прозрачную дверцу технологического шкафа со скафандрами и извлёк из него кусачки с атомарным усилителем, вещь совершенно необходимую для работ в открытом космосе. Спокойно перекусил цепь, соединявшую ошейники бывших рабов, и добавил :

- Отныне вы все свободные люди. Можете считать, что в настоящее время являетесь гостями на борту моей космической яхты... м-м... скажем, "Титаник"... нет, неудачное название ! скажем, "Краса Крыжополя". Да, именно так ! Не задерживайте хозяина, меня то есть, и тогда, быть может, эта неприятная история разрешится для всех нас наилучшими образом. Вперёд, время пошло !

Подбодренные моим искренним и добросердечным напутствием все трое побежали по коридору в указанное им место. На их месте даже Збигнев Бжезинский, как никто другой переживавший из-за чувства собственной неполноценности перед русскими, не имел бы оснований сетовать на проявленную мною великодержавность…

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница