Библиотека MyWord ru


Что для этого необходимо?



страница122/133
Дата30.10.2019
Размер1,86 Mb.
1   ...   118   119   120   121   122   123   124   125   ...   133

Что для этого необходимо?


На физиологическом уровне нужно добиться того, чтобы изменить состояние связанного с психологической проблемой очага застойного возбуждения (доминанты) и соответствующего ему устойчивого обра-за-энграммы, закрепленного в долговременной памяти. При этом необходимо учесть, что источник проблемы может корениться как в активности отдельной энграммы (или конгломерата энграмм, то есть субличности), так и в ее связях с другими. Именно на уровне взаимодействия энграмм (субличностей) чаще всего возникают противоречия, для разрешения которых нужно превратить конкуренцию энграмм в их кооперацию.

Выявление «виновной» энграммы и подготовка ее для дальнейшей трансформации требует определенной предварительной работы. Причем если в случае работы с воспоминаниями о конкретной психотрав-мирующей ситуации подобная диагностическая задача имеет единственное и очевидное решение, то в других случаях диагностика (тем более самодиагностика) существенно усложняется, напоминая известное фольклорное выражение: «Пойди туда, не знаю куда; ищи то, не знаю что». К сожалению, в некоторых психотерапевтических системах бытует поверхностное, легковесное отношение к поиску информативных подсознательных образов; можно упомянуть в качестве примера мнение К. Ректора (1995) о том, что материалом для работы над собой может послужить «банальный опыт», наподобие обыденной мечтательности или игры воображения. С подобным подходом мы не можем согласиться: в лучшем случае это приведет к неэффективности предпринимаемых человеком попыток самоанализа.

Для того чтобы запускаемая сознанием процедура поиска в глубинах бессознательного материала для психокоррекции действительно принесла искомые плоды, важно создать оптимальные условия. Человеку необходимо с помощью релаксационных и дыхательных техник перейти в состояние спокойствия, мышечного расслабления и пониженного уровня бодрствования, «усыпляющее» механизмы сознательной цензуры (поверхностное ИСС). С помощью медитативных навыков управления потоком сознания нужно очистить «мысленный экран» от мимолетных, несущественных, отвлекающих впечатлений и добиться состояния внутренней тишины, свободной от «мысленного диалога». Именно в этих условиях становятся доступными для осознавания действительно значимые образы, способные пролить свет на темные закоулки подсознания. Критерием их отбора является ощущение «момента истины», озарения, инсайта. Иными словами, интуитивно ощущаемая эмоциональная «заряженность» и информационная насыщенность, наполненность глубоким личностным смыслом.

Необходимо учесть, что подобный конфликтный или травматичный материал, как правило, вытесняется, то есть недоступен для осознавания. Поэтому в качестве первого шага по его переработке необходимо, по выражению А. Минделла, перевести содержание подавляемой матрицы памяти за «край», из заблокированного канала в другой канал восприятия и представления информации. По опыту автора, проще всего использовать подобным образом кинестетический канал, связанный с телесными ощущениями. При этом эффективным способом работы с ощущениями, а также мелкими непроизвольными движениями, является усиление (амплификация), способствующее их переводу в сферу осознавания (Минделл А., 2000).

Если осознавание травматичного материала вызывает физический и эмоциональный дискомфорт, его необходимо смягчить — трансформировать представление подобного материала за счет изменения отдельных характеристик осознаваемого образа, или субмодальностей (эта техника подробно рассмотрена в НЛП). Для зрительного канала, например, это яркость зрительного образа, его контрастность, размер и цвет. Для слухового — громкость, тембр. Для телесных ощущений — характер самого ощущения (с чем можно его сравнить), его локализация, занимаемая им площадь и характер границ (четкие или размытые), а также возможность перемещения в другие участки тела (в частности, с помощью синхронизации с дыханием). Подобная модификация мысленного образа изменяет его представленность в мозге, вовлекая в связанный с ним нейрональный ансамбль новые группы нервных клеток и отключая часть прежних связей. Все это, как правило, требует погружения в ИСС. Во время психотерапевтических процедур пациенту достаточно быть открытым и сотрудничать с психотерапевтом, помогающим войти в нужное состояние. При занятиях же психологической саморегуляцией, интроспекцией, самоанализом человек должен добиться подобного состояния самостоятельно, с помощью медитативной практики (соответствующие упражнения для внутренней работы были описаны ранее).

Возможно, потребуется не одна попытка, прежде чем в процессе самоанализа проявится образ, осознавание которого переживается как действительное интуитивное озарение. Это естественно: несмотря на кажущуюся простоту и необременительность описываемой внутренней работы (казалось бы, что может быть проще — расслабиться и помечтать), речь идет о работе в полном смысле слова. Как и любая активная деятельность, процесс работы человека над собой требует сознательных усилий и полной самоотдачи, а для внесения в работу элементов творчества — мобилизации как сознательных, так и подсознательных ресурсов.

Дальнейший интуитивный поиск, также сопровождаемый инсайтом, должен принести ответ на вопрос: в чем состоит изначальное положительное намерение анализируемой энграммы-субличности (аналогично описываемой в психоанализе «вторичной выгоде» болезненного симптома). Присутствие этого позитивного аспекта утверждается априорно уже потому, что все создаваемые субличностями проблемы, по сути, являются не чем иным, как проявлениями... психологической защиты. Просто эта защита функционирует однобоко, она несогласована с остальными «обитателями» внутрипсихического пространства- Возможно, когда-то в прошлом она действительно сыграла приспособительную роль; в дальнейшем же, ввиду инертности, негибкости, она превратилась в стереотип поведения, вступающий в противоречие с текущей ситуацией.

На следующем этапе самоанализа взаимодействие сознания и подсознания может протекать по трем сценариям, различающимся соотношением осознанных и подсознательных процессов. Вначале необходимо оценить готовность к диалогу с сознанием субличности, проекцией

которой служит полученный образ. Иными словами, наблюдаются ли закономерные изменения этого образа при мысленном обращении к нему. Если да, то подсознательный опыт доступен для коммуникации на уровне сознания и работа с ним может протекать по сценариям (б) или (в). Если же нет, то остается положиться на рациональный подход — сценарий (а). Кроме того, при коммуникации с подсознанием необходимо выяснить, согласна ли субличность на трансформацию и в случае ее отказа вернуться к рациональному сценарию.

Независимо от выбранного сценария, окончательным итогом работы будет произошедшее переструктурирование, установление нового динамического равновесия в отношениях сознания и подсознания, сопровождающееся инсайтом. Оно представляется как достигнутое новое понимание на уровне сознания и коллективное согласие, равновесие между подсознательными «Я»-субличностями на подсознательном уровне.

а) Рациональный подход (сознание «идет навстречу» подсознанию). Данный вариант близок к подходу классического, фрейдовского психоанализа, с его опорой на сильное Эго. При этом сознание идет навстречу требованиям подсознания как бы в одностороннем порядке, по собственной инициативе и без выдвижения встречных условий. Подобная работа, производимая на сознательном уровне, оказывается достаточной в том случае, когда человек может с полной ответственностью принять решение уступить требованиям подсознания. Тем самым устраняется внутрипсихический конфликт. Очевидно, что это возможно лишь тогда, когда требования реально осуществимы и не противоречат жизненным принципам индивида. Собственно, этот подход реализует рецепт решения психологических проблем и личностного роста (индиви-дуации) по К.Г. Юнгу: жить в ладу с подсознанием, прислушиваясь к его интуитивно-архетипической мудрости и на сознательном уровне действуя в соответствии с ней.

Почему этот рецепт не может быть универсальным, почему мы упоминаем дополнительные стратегии самоанализа? Дело в том, что, говоря о психологической саморегуляции в общем смысле, как способе защиты от стресса, необходимо выделить две основные стратегии активного приспособления к стрессовой ситуации. «Левополушарный» способ адаптации — стратегия «совладения» со стрессом, связанная с окружающей социальной средой, ориентированная на разрешение внешней проблемы с опорой на логический расчет и здравый смысл (problem-focused stress-coping). «Правополушарная» стратегия — полностью автономное, интровертированное внутреннее переструктурирование, не принимающее в расчет рассудочных аргументов и ориентированное на эмоции (emotion-focused stress-coping). Если первая стратегия оптимальна в том случае, когда человек может каким-либо образом влиять на внешние обстоятельства, то вторая более целесообразна, когда внешняя ситуация недоступна воздействию индивида и все, что от него зависит, — изменить свое внутреннее отношение к проблеме (Lazarus R.S., 1999, 1984). Описанный выше сценарий психологической саморегуляции в первую очередь ориентируется на «Левополушарную» адаптацию, последующие варианты внутренней перестройки в большей степени «пра-вополушарные». Если в первом случае ведущая роль в принятии решений принадлежит осознаваемому «Я», то в остальных решения принимаются более демократическим путем, в процессе активной коммуникации с подсознанием, описываемой как диалог субличностей (Цап-кин В.Н., 1992; Stone H., Winkelman S., 1985).

б) Рационально-иррациональный вариант работы (сознание договаривается с подсознанием). Рациональная часть — коммуникация с энг-раммой-субличностью на осознаваемом уровне. В общем случае общение с подсознательной частью состоит в формулировании на сознательном уровне обращенного к ней словесного запроса и наблюдении ответной реакции. Иррациональная часть — собственно ответы субличности в виде изменения интенсивности или иной модификации ее образного (телесного/зрительного/слухового/комбинированного) представления. Цель подобных «переговоров» — отделение позитивных в своей основе намерений субличности от неуместных способов их реализации и достижение договоренности с ней о замене способов ее поведения на более приемлемые для сознания (в терминологии НЛП — переформирование, re-framing). Либо переговоры с субличностью об изменении самих ее намерений на более уместные с точки зрения их соответствия общей системе ценностей, разделяемых как сознанием, так и подсознанием. Этот процесс может протекать итеративно, как ряд последовательных приближений к искомому результату, представляющих собой повторные раунды переговоров сознания с подсознательной субличностью. Возможен также вариант работы, в котором происходит коммуникация нескольких субличностей. Организатором их диалога друг с другом выступает сознательное «Я».

Подчеркнем, что описываемая коммуникация сознательного «Я» с подсознательными субличностями не имеет отношения к «расщеплению личности» и иным видам психопатологических расстройств. Имеется в виду физиологическая реакция — перестройка активности устойчивых очагов возбуждения в мозге (вытесненных комплексов, «парциальных личностей» по терминологии К..Г. Юнга). Возникает она сопряженно с активностью центров, связанных с речью и осознаванием «Я», в ответ на изменение их состояния. Последнее, будучи целенаправленным, доступным произвольному контролю, выступает в качестве инструмента управления подсознанием. При этом сознательное «Я» в итоге всегда сохраняет свою главенствующую роль, принимая полученную от субличностей информацию к сведению и используя ее по мере возможности. Речь ни в коем случае не идет о том, чтобы сознание уступило подсознательной части «бразды правления», даже на ограниченное время.

Сказанное применимо как в рамках психологической саморегуляции, так и психотерапии (НЛП, психосинтез, процессуальная терапия). Другим вариантом подобной рационально-иррациональной работы является «театрализованный» подход, или разыгрывание ролей, одна из которых имитирует сознательные логико-рациональные стереотипы поведения, другая же роль, спонтанно-иррациональная, отражает подсознательные процессы. Создание таких сложных, ролевых образов практикуется в ряде психотерапевтических методов — таких, как психодрама, гештальт-терапия и процессуальная психотерапия.

в) Иррациональный вариант (отдельные подсознательные комплексы договариваются между собой, используя сознание как посредника). При этом коммуникация осуществляется в основном на подсознательном уровне, между противостоящими друг другу субличностями (диалог полярностей). В то же время сознательному «Я» в данном сценарии отводится роль не столько пассивного наблюдателя диалога, сколько его равноправного участника. Для осуществления диалога необходимо вначале активизировать энграмму-субличность, представляющую альтернативный для сознания вариант поведения по сравнению с «проблемной» энграммой. После того как образ, связанный с «позитивной» энграм-мой, сформирован, желательно перевести его в общий с «проблемным» образом канал восприятия. Наиболее удобным в этом отношении каналом, позволяющим двум образам сосуществовать, является кинестетический. Желательно, чтобы при этом телесные проекции позитивного и негативного образов имели противоположную по отношению к вертикальной оси симметрии пространственную локализацию (и, соответственно, различную полушарную представленность). Проще всего добиться этого, когда соответствующие ощущения связаны с симметричными участками на разных половинах тела. Организующая роль сознания заключается в поочередном обращении к той и другой субличности, отслеживании динамики их телесных проекций и содействии интеграции двух образов (функция психологического «катализатора»). Свидетельством последнего на физиологическом уровне является объединение телесных ощущений в единый комплекс, сопровождающееся достижением комфортного психофизического состояния (которое служит критерием завершенности интеграции). Если этот процесс затягивается, его можно ускорить на сознательном уровне с помощью известных техник работы с ощущениями.

Другим способом внутренней трансформации в рамках описываемых стратегий является изменение самого подсознательного намерения. Для этого вначале необходимо прибегнуть к поиску более общей цели (более высокого порядка в индивидуальной иерархии целей и ценностей, соответственно, более значимой для человека), включающей в себя ранее выявленную цель как составную часть. После чего следует предложить подсознанию заменить прежнее намерение на более уместное (для сознания), в то же время направленное в конечном счете на достижение все той же общей цели, что и ранее. (Отметим, что чем более высоки те цели, или идеалы, к которым при этом обращается человек, тем ближе становится осуществляемая им процедура саморегуляции/самоанализа к духовно-религиозным ритуалам; уместно упомянуть в этой связи о психотерапевтической роли молитвенной практики как обращения к надличному бессознательному.)

Состояние внутренней перестройки, достигнутое в результате вышеописанной работы, сопровождается чувством облегчения, внутренней свободы, а нередко еще и приливом энергии, эмоционально-душевным подъемом. При этом новые возможности необходимо не только мысленно представить и эмоционально-физически «примерить», но и «обжить». Иными словами, новое, более гармоничное внутреннее состояние важно не только испытать однократно, но и сделать стабильным, обыденным, привычным. Для этого на завершающем этапе работы сознательному «Я» необходимо прийти к соглашению с подсознанием о том, какие фрагменты повседневного, обыденного опыта будут способствовать активизации нужных состояний или паттернов поведения. Как мы уже подчеркивали, материал, с которым работает любая психологическая трансформация, будь то техника саморегуляции или психотерапии — это энграммы, или матрицы долговременной памяти. Соответственно, эта внутренняя работа имеет определенные различия в зависимости от вида энграмм. Согласно классификации Р.И. Кругликова (1988), они подразделяются на энграммы-следы (собственно воспоминания), энграммы-цели (программа действий) и энграммы-прогнозы. Работа с энграммами-следами известна также как нейтрализация последствий психологической травмы (шока). Физиологическим результатом этой внутренней перестройки является трансформация «истинной» эмоциональной памяти (способности к воспроизведению прошлого эмоционального состояния) в абстрагированную, когда первичная эмоция уже не возрождается при воспроизведении травматичных воспоминаний (Тополянский В.Д., Струковская М.В., 1986). Проще говоря, при работе с негативными воспоминаниями меняется в первую очередь не содержание памяти, а «привязка» энграммы к сопровождающим ее эмоциям (пользуясь компьютерной аналогией, меняется только «ссылка» на соответствующую эмоцию, мозговые коды которой хранятся в другой области памяти). Возможность вспомнить о прошлой травме без оживления негативных эмоций отличает результат подобной работы от действия обычного механизма психологической защиты — вытеснения, стремящегося просто «заблокировать» соответствующие воспоминания.

Необходимость коррекции энграммы-прогноза возникает в том случае, когда беспочвенный, необоснованный негативный прогноз является источником тревоги или депрессии. В случае повышенной тревожности активность энграммы-очага УПС, представляющего выражение внутреннего конфликта «настоящее-будущее», является источником повторения цепочки ассоциаций типа «а вдруг это случится». При депрессии очаг УПС, отражающий внутренний конфликт «прошлое-будущее», воспроизводит замкнутые в «порочный круг» стереотипы, не только отрицающие положительную перспективу в будущем, но и зачастую комбинируемые с самообвинением и сожалением о прошлом: «Вот если бы тогда, раньше...». Очевидно, что подобный прогноз нуждается в коррекции путем интеграции с прогнозом более реалистичным, показывающим другие альтернативы помимо представлявшегося ранее неизбежным варианта неблагоприятного развития событий. (Для обозначения этого процесса мы используем заимствованное из художественной литературы выражение «приручение предчувствий».) Работа с энграммами-целями состоит в приведении целей в соответствие как с внешней реальностью (их достижимость и достаточность для этого имеющихся внешних ресурсов), так и с реалиями внутреннего, психологического порядка. Это в первую очередь этичность рассматриваемых целей и согласованность их с общей системой установок, ценностей, жизненных принципов человека. Сюда же относится согласование активности энграммы-цели с другими подобными энграммами (описанный выше процесс «переговоров» сознания и подсознания). При этом возможна модификация либо самой цели, либо средств ее достижения.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   118   119   120   121   122   123   124   125   ...   133


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница