Глава 2. Когнитивные искажения в мышлении о смерти и бессмертии



страница5/27
Дата27.04.2016
Размер1.95 Mb.
ТипКраткий обзор
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

Глава 2. Когнитивные искажения в мышлении о смерти и бессмертии


Иллюзия бессмертия – уже как бы имеющегося

Иллюзия бессмертия – главный враг любых исследований бессмертия. Эта глубоко укоренённая иллюзия состоит в том, что человек склонен думать, что он уже бессмертен, и таким образом избегать мыслей о смерти.

Биолог такой-то написал в Nature письмо о том, что вероятно, человек мог бы стать разумным гораздо раньше, о всякий раз понимание неизбежности смерти накладывало неизгладимую печать депрессии на вновь возникший разум, делая его эволюционно невыгодным. И, наконец, возник немного шизофренический современный человек, который обладал врожденной склонностью к созданию религиозных представлений о загробном мире и таким образом компенсировал страх смерти. Разумеется, это только антропологическая гипотеза, доказать которую было бы очень трудно.

Итак, человек «разумный» склонен переставать думать о проблеме смерти и бессмертия до того, как он смог придумать нечто существенное, удовлетворяясь иллюзорными ответами. Хорошим анализом здесь является книга Ламонта «Иллюзия бессмертия».

Человек также дополнительно склонен верить в бессмертие за счет нескольких психофизилогических эффектов, которые создают иллюзию отдельного существования души. Это сны, осознанные сны, летаргический сон, предсмертные переживания при кислородном голодании и иллюзия отделения от тела при сонном параличе. Подобне эти эффекты будут рассмотрены далее.

Одна из основных функций религии является обеспечение иллюзии бессмертия с помощью соответствующих теоретических представлений, обещаний, текстов, свидетельств очевидцев и обрядов.

Другой способ создания иллюзии бессмертия – это мощный «дискаунт рэйт» будущей жизни, в результате только события ближайшего месяца или года имеют значение, а остальные как будто происходят с другим человеком.

Это поддерживается мыслями в духе – все равно все умрем, так давайте развлекаться прямо сейчас. Мысль о смерти заменяется мыслью о предстоящих развлечениях.

Когнитивное искажение иллюзии бессмертия заставляет нас верить сильнее в любую теорию, обещающую нам бессмертие – и именно поэтому мы должны особенно критическими становится при обнаружении таких теорий. Оно же мешает нам думать всерьез о продлении жизни в силу «невозможности мысли о смерти в сознании живущего» (Хёрст).

Более того, сторонники религиозного или развлекательного пути избегания мыслей о смерти осознанно противятся любым исследованиям и допущениям, опровергающим их иллюзии.

Сюда же входит множество философских попыток оправдать смерть.

Что будто бы она придаёт смысл жизни – тогда как смерть делает бессмысленным всё.

Что будто бы будет перенаселение в случае победы над смертью – но те же самые люди не боятся заниматься сексом, что может привести к гораздо большему вкладу в перенаселение (рождение нескольких детей, которые в свою очередь родят нескольикх своих итд).

Что смерть – это главное приключение в жизни человека (почему бы не убиться об стену сразу после этих слов, если это так).

Что смерть препятствует стагнации общества (то есть они рассчитывают получать жизненную выгоду за счёт смерти других людей)

И заодно стоит отметить основное противоречие религиозного сознания – что, с одной стороны, убийство является самым страшным грехом, но, с другой, – смерть – это вовсе никакая не смерть, а только переход в другое состояние, во многом даже желанный. То есть тогда убийство - вовсе даже и не убийство, а помощь в переходе другое состояние. Причины этого противоречия понятны – для того, чтобы религия была социально устойчива, она должна постепенно вбирать в себя разные функции, в данном случае – она должна служить как способом смирения внутривидой агрессии людей (она велика у людей, которые не хищники природно – см. Назаретяна), так и способом борьбы со страхом смерти у каждого человека. В результате и возникает это абсурдное сочетание представлений о смерти. Его пытаются прикрыть рассуждением, что нехорошо нарушать волю Бога. Но, с другой стороны, Бог всеблагой, и все в мире происходит по его воле. Дальше происходит переход на следующий уровень схоластики, погружаясь в который мы забываем об основном противоречии.


Иллюзия бессилия – ограниченность в знании альтернатив
Защитной реакцией на знание о смерти является ее одобрение. Это своего рода стокгольмский синдром, когда заложник начинает любить своего захватчика. Нет никакой ценности в любых разговорах о том, что смерть нужна, полезна, приятна – потому что у говорящих так нет иного выбора: дуло приставлено к их виску. Человек не может выбрать смерть, поскольку выбор подразумевает наличие альтернативы. Даже самоубийство изменяет только продолжительность жизни, и позволят убрать из смерти такие факторы, как болезненность и неопределённость в сроке. То есть самоубийство – это победа над некоторыми аспектами смерти. Но это не самоубийство эльфа, который отказывается от вечной жизни ради земной любви. Это только управление сроком своей смерти.

Единственный выбор, который на самом деле есть: это стремиться или не стремиться к бессмертию.

Недооценка рисков
Человеку свойственно недооценивать риски внезапной катастрофы. Огромное число смертей происходит из-за аварий, которые легко можно было бы избежать.

Человек всегда считает, что у него есть время.

Число людей, которые собираются подписать криоконтракт, в полтора раза больше, чем число реально подписавших, по данным опроса lesswrong.com. Огромное число людей, которые были активными сторонниками крионики, умерли, так и не подписав криоконтракт. Возможно, они считали себя достаточно молодыми, и полагали, что смогут сделать это позже. Возможно, тут действуют более сложные механизмы прокрастинации, связанные с борьбой мемов в голове человека и вообще общей человеческой нерациональностью.

«Эликсир молодости» – иллюзия, что есть одно простое средство для достижения бессмертия


Много инвесторов в продление жизни попались на том, что искали чудо-молекулу, которая решит проблемы старения или вылечит рак. И тут же им на встречу попадался ученый-мошенник, который эту молекулу им обещал через несколько лет и всего несколько миллионов долларов. Затем оказывалось, что никакой молекулы нет, и инвесторы уходили из инвестиций в глобальную проблему борьбы со старением и смертью, поскольку переносили свое разочарование на всю область инвестирования.

Людям свойственно верить, что у сложных проблем есть простые и эффективные решения. Это крайне распространённое когнитивное искажение, проявляющееся и в народной медицине, и в теории заговоров, и в доморощенных политических теориях.


Задача бессмертия в той же мере сложна, как и вся человеческая жизнь. Почти всё, что делает человек, можно рассматривать как борьбу против смерти. Все достижения нынешний и будущей науки понадобятся, чтобы победить смерть хотя бы чуть-чуть. Хотя бы на тысячу лет.

Атавистический страх оживших мертвецов и копий

Одна из основных причин неприятия копий – это страх перед ними. Он отчасти рационален. Если появляется еще одна моя копия, то возникает вопрос о том, кому будет принадлежать наша единственная социальная роль – квартира, друзья, семья. Кто должен остаться, а кто должен уйти в ночь. (Как в фильме «Шестой день».) Оказаться копией – это значит быть полностью поражённым в правах, рабом оригинала. Кроме того, копия – это в чём-то зомби, а во всех культурах есть врожденный страх оживших мертвецов, и это переносится на копии.
Обряд похорон – это во многом защита от ожившего мертвеца. Страх оживших мертвецов есть в большинстве человеческих культур. Возможно, когда-то в древности люди чаще «оживали» после летаргического сна, чем пугали своих соплеменников. В результате сложился стереотип, что оживший мертвец, как бы он ни был похож на реального человека, является по сути чем-то злым и враждебным, вампиром, оборотнем, бесом. Этот стереотип из волшебной сказки автоматически переносится и на проблему копий, которые представляются бездушными подобиями. Фильм «6 день» с Шварценеггером – это попытка пробить стену ненависти к копиям. В нем обе копии борются за благополучие своей семьи, а затем одна из них честно признаёт себя копией и уходит в дальнее плавание, продолжая, однако любить свою жену и мечтая раз в год ее встретить.
Страх смерти

Страх смерти не позволяет рассматривать проблему продления жизни и бессмертия объективно. Доказано, что водитель, когда пристёгивается, не может не думать об аварии, и у него подскакивает пульс и давление. Чтобы избежать этих мыслей, многие водители предпочитают не пристёгиваться, а раньше, бывало, и осуждали за это своих пассажиров. Невозможно думать о продлении жизни, не думая о собственной смерти. В силу этого естественной защитной реакцией человека является запрет мышления о бессмертии. Человек быстро придумывает разные отговорки, чтобы не думать на эту тему.


Танатос – врожденная потребность умереть
Поздний Фрейд считал, что Танатос существует в качестве врожденной потребности наряду с Эросом. Но есть очень мало свидетельств этому. Скорее, есть доказательства того, что социальные животные хотят умереть, когда чувствуют себя отвергнутыми от «стаи». Например, покинутые собаки. А также это один из корней депрессии и суицидальных мыслей у людей. Люди, вышедшие на пенсию, умирают быстрее, чем те, кто работают в преклонном возрасте. Это может быть объяснено эволюционно – отбившееся от стаи животное потребляет тот же ресурс, что и стая, но при этом не участвует в её воспроизводстве. В результате те стаи, от которых отбивается много особей, гибнут. Но это только предположение, которое непросто доказать. Программа самоуничтожения, которая, вероятно, есть у людей, является важным фактором, препятствующем мыслям о бессмертии.
Бессмертие якобы ведёт к перенаселению
Основная проблема в достижении бессмертия – это то, что мы не знаем, как его достичь. Но парадоксальным образом возражение это не приходит в голову тем, кто возражает против бессмертия. Основное их возражение – это перенаселение. Интересно, однако, задумываются ли они о рисках перенаселения в каких-либо других жизненных ситуациях, например, когда занимаются сексом? Ведь может родится тройня, а от неё девять внуков и двадцать семь правнуков, и все это внесёт явно больший вклад в перенаселение, чем сохранение личного существования.

Постоянные разговоры о перенаселении как основном возражении против бессмертия отражают свойство человеческой натуры отвергать с порога радикальные концепции, вынув из головы первое попавшееся возражение, без какого-либо анализа истинности и точности этого возражения, и, таким образом, останавливать проникновение радикальной концепции в свое сознание.

То есть это своего рода антивирусная защита против мемов. Человек думает, что опроверг новую концепцию, и возвращается к своему спокойному внутреннему состоянию, не изучая вопрос о том, действительно ли его аргументы работают – и именно поэтому никакие контраргументы не действуют.
Математическое моделирование показало, что основной вклад в рост населения Земли вносит количество детей у человека, а не продолжительность его жизни. То есть от перенаселения больше страдают быстро размножающиеся виды с короткой продолжительностью жизни (как, например, лемминги или саранча), чем виды с большой продолжительностью жизни, но низким приростом численности (киты). Кроме того, реальное бессмертие возможно только после создания сильных нанотехнологий, а они позволят расселить комфортно на земле десятки миллиардов людей и освоить космос. Да и сейчас наибольший прирост населения в странах с низкой продолжительностью жизни, а в странах с максимально высокой продолжительностью население даже сокращается (как в Германии и Японии). Если говорить о религиозных идеях, то в большинстве религий Бог определённо желает бессмертия человека, поскольку снабдил его бессмертной душой, а также приветствует высокую продолжительность жизни (например, библейские герои жили, согласно легенде, по 700 лет).

В действительности экономическая ценность жизни отдельного человека постоянно возрастает. Если в традиционном обществе важно было наличие молодых работников, то для развитого общества важно наличие специалистов, обучение которых требует длительного срока и значительных инвестиций.


Но главным аргументом против того, что бессмертие якобы ведёт к перенаселению, является понимание того, что достижение бессмертия невозможно без радикального прогресса в технологиях, а значит, станет возможным дешевое и эффективное освоение космоса. Космос – это бесконечное пространство и почти неограниченные источники энергии. Освоение космоса в первую очередь возможно с помощью роботов-репликаторов, способных к самовоспроизведению. Но создание нанороботов, которые смогут лечить организм человека, – это необходимое условие достижения продолжительности жизни в тысячи лет.

Таким образом, открытие дороги к бессмертию открывает также и дорогу к освоению космоса. Это понимал ещё Циолковский, и именно это подвигло его исследовать возможность освоения космоса с помощью реактивных приборов.

Да и чем плохо перенаселение, если существа бессмертны? Есть мнение, что в обществе бессмертных будет мало детей. Но их будет меньше, как доля населения, но общее число будет больше за счёт самого размера общества.

3/4 площади Земли не освоено,  в океанах полно места,  а если засадить территорию России картошкой, то ее хватит на 33 млрд человек. Земля способна поддержать жизнь гораздо большего числа людей, чем сейчас. Например, миллиарды свиней и коров, которые каждая массивнее человека, живут сейчас. При вполне понятных технологических ухищрениях население Земли можно довести до ста миллиардов человек.

Полное прекращение смертности изменит население Земли незначительно в ближайшей исторической перспективе – к 2050 году это будет означать1-2 лишних миллиарда людей, что находится в пределах погрешностей прогнозов. К 2100 оно будет примерно на 10-15 млрд больше того, что было бы со смертностью. То есть от решения проблемы смертности до перенаселения следует временной лаг примерно в сто лет. За это время нужно найти решения по освоению космоса, и этого времени достаточно.

Не бессмертие, а экспоненциальный рост угрожают исчерпанием всего. Популяции грызунов леммингов регулярно страдают от взрывов численности населения, поскольку в потомстве у них много детёнышей. Но продолжительность жизни самих леммингов невелика. Наоборот, киты живут очень долго, более 200 лет, но взрывов численности у них нет.

Связь перенаселения с войнами также не доказана. Скорее, войны связаны с избытком молодёжи, то есть со странами в демографическом переходе.

Бессмертному существу якобы будет скучно


Скука в первую очередь связана с концентрацией нейромедиаторов и состоянием мозга. То есть скука – это эмоциональное переживание, разновидность депрессии. Очевидно, что депрессию проще лечить, чем победить смерть, и депрессия будет побеждена раньше. Хотя сейчас она все еще является серьезной проблемой.

Скука как эмоция не позволяет нам объективно рассматривать длительное будущее время. В любом случае, задача создания интересной и разнообразной жизни проще, чем задача победы над смертью. (Но люди часто от скуки рискуют своей жизнью, то есть скука – враг бессмертия. Пример: «Дело было к вечеру, делать было нечего, я взял картошку, запустил в Алёшку».)

Другая сторона скуки – это идея об информационной скуке, то есть об исчерпании возможного опыта.

По мере роста интеллекта увеличивается число возможных состояний, которые может принять мозг, причём оно растёт экспоненциально. То есть если у нас есть мозг, который состоит из 10 двоичных ячеек, то он может иметь только 1024 возможных состояния, а мозг из 100 ячеек – порядка миллиона триллионов триллионов (10 в 30). То есть даже очень небольшое усложнение мозга резко увеличивает его полное число состояний, а значит и время, за которое ему потребуется, чтобы его пройти. Именно поэтому говорят: умному человеку не бывает скучно.

Сравните множество возможных состояний червя, мыши, собаки, крестьянина и Моцарта – и вы увидите, что чем умнее и сложнее существо, тем бесконечно больше состояний ему доступно и бесконечно больше времени нужно, чтобы их испытать. То есть высокий интеллект требует бессмертия, чтобы реализовать свой потенциал.

Очевидно, что в будущем будут найдены способы увеличения интеллекта человека и усложнения его мозга. Любого человека можно разогнать до уровня «Моцарта» даже без создания таких «эзотерических сущностей» как «сверхИИ». Просто аккуратно манипулирую популяциями нейронов в мозге.

Таким образом, информационная составляющая скуки также может быть побеждена. То есть даже небольшой прирост интеллекта резко разгоняет скуку за счёт экспоненциального роста его возможностей.

Задача разгон интеллекта даёт очень большой прирост «времени без скуки» на каждую следующую единицу IQ, а значит, эта задача проще задачи бессмертия, которая не имеет таких простых решений с таким высоким результатом.

Увеличение интеллекта – не единственный способ борьбы со скукой, и вообще, эта проблема является надуманной. То есть люди никогда не волнуются о том, что им будет скучно через тысячу лет или хотя бы через десять. Но они вспоминают об этом аргументе, когда им нужно избавится от радикальной идеи продления жизни.

Другие способы противостоять скуке – изменить систему оценки нового опыта, или «симулировать новизну», или освоить всю галактику.

Доп. материалы: theory of fun – Юдковски

http://lesswrong.com/lw/xy/the_fun_theory_sequence/

В любом случае, стоит попробовать, так как если будет уж невмоготу скучно, всегда можно прекратить. Но реальное бессмертие должно содержать очень сложную защиту от самоубийства, так как иначе просто статистически у всех бывают «плохие дни», и рано или поздно, все покончат собой.

Если взглянуть шире, то вопрос о скуке, – это вопрос о смысле жизни. У бессмертного существа поддержание своего бессмертия будет одной из основных целей, но если она будет единственной, то тогда да – скучно.

Реальный человек не имеет обычно в жизни системы целей (в отличие от абстрактного рационального ИИ) – цели приходят и уходят, как предметы, дома, люди. И его жизнь иногда имеет смысл, а иногда – нет.

Простого и рационального ответа на вопрос о смысле жизни нет. Можно потратить полбесконечности времени, чтобы этот смысл найти и вторую половину, чтобы его достичь.

Но в целом нет прямой связи абстрактно-философского вопроса о смысле жизни и бессмертия. Если жизнь не имеет смысла, то она не имеет его прямо сейчас, независимо от бессмертия. Если же она имеет смысл сейчас и в некотором будущем, то она может иметь его и сколько угодно дальше.


Отмечу, что два основных возражения взаимо исключают друг друга – в перенаселенном мире скучно не будет. Из-за сложности возникающих социальных связей.

Банальность сказать, что бессмертие бессмысленно само по себе.

Также и мысль о том, что потребность в бессмертии делает человека слабым и эгоистичным. Это так, но на это нужно возразить.

Во-первых, большинство людей умирают до того, как их жизнь станет на самом деле скучной, бессмысленной и неприятной – если отмести эти ощущения, связанные с процессом старения или временными неурядицами. Если бы люди могли омолодиться, их жизнь обрела бы смысл.

То есть задача достижения бессмертия также должна в себя включать ответ на вопрос о том, как сделать жизнь осмысленной, интересной и приятной.

Человек так устроен, что для него на самом деле важно то, что связано со смертью или рождением новой жизни, а также с сильными наслаждениями.

Бессмертие всегда существует только потенциально, и за него всегда нужно бороться, так что задача борьбы со смертью всегда актуализована.

Также бессмертное существо может создавать новую жизнь, активно размножаться или создавать миры, пока для этого есть ресурсы.

Наконец, безусловно, можно создать состояния сознания, включающие в себя гораздо более творческие, созидательные и разнообразные приятные ощущения, чем обычно человек может переживать. И в целом, когда человек находится в более приятном состоянии, то проблемы «скуки» волнуют его гораздо меньше, и он склонен удерживать его гораздо дольше.

В романе Г.Игена «Город перестановок» один из героев случайным образом генерирует разные цели, чтобы заполнить бесконечность времени, например, он внушает себе любовь к вырезанию из дерева и вырезает 300 000 ножек для столов. Это выглядит тоскливым и абсурдным. Но в реальности есть много художников, которые за жизнь нарисовали десятки тысяч произведений (Пикассо), и никто не может сказать, что жизнь его была скучна или творчески неразнообразна. Всё дело в том, что в любой длительной деятельности появляется свой внутренний язык для выражения огромного разнообразия смыслов, как оно очевидно имеет место в живописи, а также в шахматах, музыке. То есть только для внешнего наблюдателя шахматы могут показаться скучным и однообразным перестановками похожих фигурок по одинаковым правилам.


Бессмертие якобы ведёт к остановке прогресса

Реализация задачи бессмертия требует невиданного научно-технического прогресса и никак не может вести к его остановке. Попутно реализация этой задачи означает овладение знаниями о работе мозга, победу над болезнью Альцгеймера и т. д. То есть интеллект людей будет повышаться. Если вечные старики со своими старыми концепциями будут сидеть в университетах, не пуская молодёжь, то она создаст новые независимые сообщества.


Бессмертие якобы эгоистично и неэстетично
Смерть человека почти всегда приносить ущерб той социальной группе, которой он принадлежит. Конечно, есть много случаев, когда человек «зажился», и окружающие ждут его смерти. В первую очередь, это связано с процессами старения, которые делают его больным и неэффективным, а также с законами наследования.

В любом случае, личное бессмертие в мире, где остальные разумные существа смертны, действительно эгоистично. Поэтому бессмертие должно быть доступным для всех общественным благом, как стала мгновенная беспроводная связь со всем миром – о которой не могли и мечтать 200 лет назад.

Смерть не менее эгоистична, что можно увидеть на примере самоубийц, которые кончая собой, не думают о чувствах своих родственников или нарочно хотят сделать им больно.

Образы опасного эгоистичного «Кощея Бессмертного» созданы в сказках, где бессмертие рассматривалось как редкий, конечный ресурс, доступный только самым жадным, подобно власти. Главная власть может быть только у одного человека в группе. Но бессмертие одного человека не отменяет бессмертия другого.

Наоборот, страх смерти делает человека эгоистичным и неэстетичным. Бессмертие – это универсальное средство для многих целей.

Возникает вопрос: не будет ли этичнее дать 10 людям пожить по 70 лет, чем одному 700 – ведь ресурсы на новых людей меньше. Ответ. Во-первых, самое дорогое в человеке – это его образование (подготовка военного пилота стоит более миллиона долларов, и тоже верно для других сложных специальностей), и поэтому не факт, что образование 10 человек будет дешевле, чем сохранение жизни одного. Во-вторых, опять же вопрос этот возник из концепции об ограниченности ресурсов. В-третьих, вопрос неявно предполагает, что несуществующие люди имеют ценность, и нужно их вводить в жизнь. Причем ценность не практического плана, а метафизического. Но тут можно вспомнить о множественности миров, в силу которой все возможные люди где-то существуют. То есть несуществование в этом мире гипотетического человека не меняет его существования в другом мире, и он ничего не теряет.


Бессмертие якобы приведёт к вечной диктатуре
Если мы бессмертны, то любая диктатура рано или поздно закончится, или можно выйти за пределы ее власти. В любом случае, в будущем миром будут управлять не отдельные люди, а системы ИИ, или может даже один Дружественный ИИ. Но и сейчас государство является машиной, и управление одним человеком – это только иллюзия, проекция атавистических представлений о вожде.

Если смерть вождя – это единственная надежда для демократии, то дела ее плохи.

В любом случае, диктатура – это меньшее зло, чем смерть, и огромные массы людей были счастливы и при самых страшных диктатурах, при Сталине и в Северной Корее. Если смерти нет, то для диктатуры возможность сеять зло весьма ограничена – никого нельзя расстрелять.

Почему-то бессмертие душ в раю не приводит к диктатуре.

Опять же, против «бессмертной диктатуры» выступают те, кто вовсе не вступил в ряды анархистов и вообще ничего не сделал для борьбы с реальной диктатурой и другими недостатками жизни.

Также можно утверждать, что бессмертный человек не будет рисковать своей жизнью ради спасения другого, и что это делает его эгоистичным. Это решается созданием мира, где нужно вообще рисковать чей-либо жизнью.

Смерть диктатора не приводит обычно к автоматическому исчезновению тоталитарного режима. Например, в Северной Корее сменилось уже три диктатора, а суть режима осталось прежней. Тоже мы видим в Туркмении, Сирии, и вообще в любом феодальном обществе. Смена диктаторов обычно происходит в результате внешнего вторжения или революции.
Якобы проще создать нового человека, чем воскрешать уже умершего
Отметим сразу, что это возражение почему-то не применяется теми, кто полагает, что Бог обеспечивает вечное существование душ. Богу тоже было бы проще создавать людей без душ, чем заморачиваться с вечным существованием души, прожившей каких-то 80 лет в теле. Но тут ответ очевиден: поскольку Бог, по определению, всемогущ, для него нет проблемы экономии ресурсов.

Этот же ответ верен и для земной жизни: если у нас есть почти неограниченные ресурсы, то бессмертие и создание новых людей не исключают друг друга.

Кажется, что создание новых людей проще. Мужчина и женщина могут запустить этот процесс совершенно бесплатно и за несколько минут. Но воспитание человека, обладающего высокоуровневыми навыками определённого типа, весьма сложно. Сколько нужно родить детей и обучить музыке, чтобы среди них оказался один Моцарт? Миллионы? То есть нужно и много разных детей, и дорогостоящее обучение каждого, чтобы получить одного с высоким уровнем результата. И здесь уже вполне возможно, что дешевле воскресить.

Кроме того, само обучение сложному навыку – это своего рода воскрешение этого навыка, передача его от учителя ученику.

Наконец – задача бессмертия – это задача сохранения определённой индивидуальности, и подмена её на задачу создания других индивидуальностей – это просто подмена.

Смерть якобы нужна для духовного роста


На это хочется сразу возразить: Либо покончи собой прямо сейчас, либо признай, что твои разговоры о любви к смерти – дешёвый трёп.

Многие философские системы утверждают, что мысли о смерти необходимы, чтобы отсеять важное от неважного, чтобы наслаждаться сегодняшним днём, чтобы подготовить себя к смерти. Одна из практик агхоры-тантры в Индии – это созерцание сжигаемых тел в Варанаси, что должно отвлечь от привязанностей ко всему живому. Я сам созерцал эти костры, где горящие ноги ворочают как головешки, и могу подтвердить, что это изменяет восприятие и сознание на срок до двух недель.

Здесь мысли о смерти играют инструментальную роль – они изменяют сознание, отсекая привязанности, подавляя желания. Но поскольку это инструмент, то на его месте мог бы быть и другой инструмент.

Конечно, мысли о смерти важны для роста самосознания, без них не было и запроса на бессмертие.

Говорят, что привязанность к жизни делает слабым и трусливым. Кодекс воина бусидо говорит, что воин всегда выбирает смерть. Но это не значит, что он тут же хватает нож и режется им, как видит его. Речь идёт о том, что им нельзя управлять с помощью угроз. Тоже самое было и в Древнем Риме, где рабов наказывали презрением за то, что они предпочли несвободу смерти, то есть не покончили собой, а согласились быть проданными в рабство. То есть восхваление смерти более свойственно архаичным сообществам, построенным на культе силы мужчины.

Более рискованная стратегия ведёт к большему социальному статусу, и даже если только некоторые достигли в этом успехе, их успех не мог не закрепиться генетически, поскольку более высокий статус дает возможность оставить больше потомков.

У Кастанеды воин использует смерть как советчика, но при это говорится, что воин выживает всегда наиболее эффективным способом. То есть нет противоречия между путём воина и бессмертием.

Очевидно, что задача бессмертия вовсе не состоит в том, чтобы воспитать слабое и трусливое существо, которое боится любого порыва ветра и которое всё равно умрёт. Особенность жизни на Земле состоит в том, что повышенная трусливость не даёт существенного выигрыша в продолжительности жизни. Если сидеть без движения в тёмном подвале, это ещё больше снизит продолжительность жизни. Но повышено рискованные стратегии существенно сокращают продолжительность жизни.

Вся маскулинная стратегия основана на «live fast die young» (английская поговорка) – то есть жить ярко и умри молодым, но оставить много потомков. Но задача бессмертия не может быть реализована в архаическом обществе, нацеленном на продолжение полового отбора. Или в обществе, где рабство является нормой.

Поэтому мысли о смерти, конечно, делают нас сильнее, потому что побуждают придумывать способы противостояния смерти.


Поклонение смерти – это стокгольмский синдром, привязанность жертвы к захватчику. Это одобрение смерти ничего не стоит, потому что у говорящего нет выбора.

Бессмертие якобы будет для избранных

Развитие технологий показывает, что все изобретения быстро дешевеют и становятся доступны широким массам, что даёт максимальную выгоду их продавцам. Сотовые телефоны и антибиотики – вот яркий пример. Если технологии продления жизни будут реализованы, то они тоже будут выигрывать от economy of scale (сокращение издержек при увеличении масштабов производства). Элиты тоже пользуются массовыми продуктами, поскольку они качественнее и надёжнее (прошли больше испытаний) – айфон Медведева.

Идея о том, что какое-то средство спасения от смерти будет замкнуто в руках элиты и не попадёт в руки обычных людей – внутренне противоречива. Просто потому что все люди в обществе связаны друг с другом близкими родственными и эмоциональными связями. И если взять с собой служанку, то невозможно при этом убить ее мать, а если взять мать, то тогда и лучшую подругу. Нет чёткой границы между «элитой» и чернью.


Разделение свой-чужой по идеологическому принципу, а именно по представлению о бессмертии
В древнем обществе важно было отличать чужих от своих. И для этого служили символические маркеры. Одним из типов таких маркеров являются религиозные представления, а точнее, случайные детали этих представлений (филиокве – различие в одном слово в символе веры между католиками и православными), или как называть бога – Богом или Аллахом.

Такой маркер должен быть с одной стороны важным, а с другой стороны – не иметь никакого практического значения, чтобы его произвольность не мешала жить. Имена бога очень подходят. Другой тип такого непроверяемого, но важного маркера – это отношение к бессмертию.

В силу этого люди воспринимают разговоры о бессмертии как на покушение на принадлежность к своей группе, как на вторжение чужака, и бурно реагируют, придумывая на ходу возражения про перенаселение, скуку, душу, нужное подчеркнуть.

Похоронный обряд – это также один из способов единения групп людей, именно поэтому так тяжело идёт крионика.


Институт наследования собственности как коммерческий мотиватор желания смерти
Многие люди получили или рассчитывают получить большую выгоду в результате смерти своих близких родственников. Даже если они порицают себя за такие желания, они все равно остаются в подсознании. Наследование – это одно из самых крупных финансовых приобретений человека в течении жизни.

Люди платят отступные своим покойникам в виде пышных похорон.

Глобальный отказ от смерти означает отказ от возможности получить наследство и наконец-то стать богатым.

Можно придумать много утопических идей, как избежать желания наследования – высокие налоги, запрет, продажа имущества, прижизненная передача. Вряд ли однако, они будут реализованы сколько-нибудь масштабно в обозримом будущем.

Наследование бывает как имущества, так и социальных ролей.

Я думаю, что решение здесь – через создание новых источников счастья и богатства.


Модели поведения, нацеленные на риск и смерть

Многие вещи, которые делают люди, не направлены против бессмертия, но направлены за смерть, и в силу этого оказываются против. Я перечислил многие из них в книге «Структура глобальной катастрофы»:

Это рискованное поведение с целью получения адреналина

Это вытеснение мыслей о смерти из сознания

Это готовность убить другого человека в некоторых обстоятельствах (внутривидовая агрессия).

Ошибки в актуарной математике


Актуарная математика — это раздел статистки, изучающий вероятность смерти, который был разработан в первую очередь для нужд страховщиков.

Например, для практических нужд американские страховщики вывели такую формулу — средняя ожидаемая продолжительность жизни человека равна двум третям от разницы между его нынешним возрастом и 80 годами.

Основная ошибка, которая оказывает влияние на отношение людей к смерти — это их склонность путать среднюю продолжительность жизни с гарантированной продолжительностью жизни. Средняя продолжительность жизни в 70 лет означает, что половина людей умрет до 70. То есть один проживет 50, другой 90 и будет среднее в 70. Гарантированной продолжительностью жизни был бы возраст, до которого доживает 95 процентов людей , и это, вероятно, менее 50 лет.

С другой стороны, реальная продолжительность людей больше, чем навязшая на губах цифра в 70 лет.

Особенно она больше для тех, кто уже прожил некоторый срок, то есть не умер в более ранее возрастные категории.

Например, для мужчины в 50 лет утверждение, что средняя продолжительность жизни мужчин в России составляет 59 лет не может служить ориентиром, так как он не погиб в армии, не сгнил в тюрьме, итд. Для него ожидаемая продолжительность жизни более 70 лет.

Кроме того, для людей, живущих в центре Москвы, ОПЖ больше, чем для тех , кто живет в деревне, хотя там, казалось бы «экология лучше». Но в деревне – пьянство, паленая водка, антисанитария, опасные машины и бывшие зэки, а центре города — качественные продукты, высокое образование и доступная медицина.

Люди также не учитывают рост ОПЖ со временем благодаря прогрессу.

В целом, для молодых людей все равно, жить 60 или 80 лет — они не могут представить разницы. А в 50 лет эта разница уже имеет зримую величину — как, например, число проектов, которые ты успеешь реализовать за этот срок.

Человеку вообще трудно представить себе промежутки времени, значительно большие, чем уже прожитое время. В 6 лет будущие десятки лет жизни казались длинее, чем вечность. Но прошлое время кажется спрессованным в один миг. Жизнь пролетела.

На оценку ценности будущего времени сильно влияет дисконт — то есть обесценивание удаленного времени. В целом, людям почти все равно, что будет с ними через 10 лет, и часто даже через год. Если их не пнуть, то мало кто начинает проекты, польза от которых будет только через 10 лет. С другой стороны, образование рождение детей, ипотека — все это примеры долгосрочных проектов, к которым мы социально адаптированы.

Бессмертному существу якобы будет одиноко


Одна из основных тем в литературе и дискуссиях о бессмертии — это то, что бессмертное существо переживет своих детей, друзей, возлюбленных, будет вынуждено видеть их смерть, и в конечном итоге останется одиноким.

Многие старики, дожившие до 90 лет, уже переживают это - все, кого они знали, уже умерли, их мир разрушился, и они чужаки на празднике жизни. Китайская пословица говорит, что счастлив тот, кто не пережил своих детей.

В реальности такого не будет. Бессмертие — это не секретный эликсир для одиночек. Если продление жизни будет для всех, и если оно будет сопровождаться постоянным самоапгрейтом, то большая часть людей будет сохранять жизнь (или даже все будут воскрешаться), кроме того, за счет апгрейта, человек сможет сохранять постоянную активную жизненную позицию, играть роль в том мире, который будет создан.
Потребность в смерти как выполнение социальной нормы
Люди в целом достаточно конформны, то есть склонны соглашаться с мнением окружающих и воспринимать то, что они делают, как норму. Если все вокруг рожают по трое детей, то человек чувствует социальное давление поступать так же.

Тоже касается и умирания. Старики могут ощущать потребность последовать за своими друзьям и родственниками в духе «и мне пора», «засиделся на белом свете», «хочу на покой».

Это может работать и в обратную сторону. Если потребность в здоровом образе жизни, минимизации рисков, поддержании молодости и крионике станет нормой, то люди также будут эту норму выполнять.
Бессмертное сверхсущество утратит какие-либо признаки индивидуальности
Это возражение встречается не так часто, так как обычно люди застревают на предыдущих возражениях.

Поскольку сверхсущество будет все больше развиваться оно, обретёт все возможные свойства, и в силу этого утратит какие-либо индивидуальные особенности. Например, оно бюудет знать все языки мира, и в силу этого не иметь своей национальности. Оно сможет выбирать пол, и не иметь своего пола или возраста.

И поскольку такое существо будет лишено индивидуальных особенностей, оно не может считаться чьим-то личным бессмертием. Об этом писал еще Метерлинк в цветах.

Вообще говоря, это утверждение противоречит наблюдаемому опыту. Если взять самых выдающихся гениев в истории человечества — Эйлера, Гете, Эйнштейна, Ньютона, Леонардо, то у каждого из них индивидуальные особенности были в даже в большей степени проявлены, чем у обычного человека, у которого большинство реакций стереотипные.

Бесконечное развитие может состоять в углублении, а не стирании индивидуальных черт. Например, возьмем число пи. В начале было известно, что оно равно 3, потом его уточнили до 3,14. Сейчас число пи содержит в своей десятичной записи бесконечное количество информации, которая только уточняет его исходное значение.

Даже если существо содержит все возможные элементы, например, знание всех существующих языков, то оно может содержать их в себе в разном порядке, что образует его индивидуальность. Например, могут быть более любимые языки, или языки предпочитаемые. Сложность означает большую индивидуальность.


Путь к бессмертию должен быть, якобы, только один
Одна из причин того, что религиозные люди отвергают крионику и наоборот - в том, что все подвержены когнитивному искажению, а именно, считают, что если есть путь к бессмертию, то этот путь только должен быть только один. Или одно, или другое. Или мы боремся со старением, или у нас есть многомирное бессмертие.

Причины этого образа мысли отчасти в бессознательном страхе проблемы копий — ведь если оба пути сработают, то у нас возникнет две будущие копии, и причем копии разной природы — например, отдельно бессмертная душа, и отдельно размороженный мозг. А раз есть две копии, то как бы нет и ни одной истинной копии, то есть нет бессмертия вообще.

Кроме того, людям вообще сложно рассматривать ситуации типа «и то, и то», им проще выбрать что-то одно для экономии мышления.

Однако на самом деле эти пути не перекрываются. Просто мы сейчас не знаем, какой путь лучше, поэтому выбираем действовать по всем путям одновременно. Каждый из них даёт небольшой шанс на выживание. И уж тем менее вероятно, что оба малых шанса выпадут одновременно. Поэтому оптимально стремиться к бессмертию всеми доступными путями, рассчитывая, что хотя бы один сработает. Более того, наиболее интересные результату получаются, если объединить несколько по отдельности слабых путей к бессмертию. Например, многомирное бессмертие и крионику. Или крионику и реконструкцию по следам. Или, если бы душа существовала, мы могли бы вернуть ее в клонированное тело.

Возражения как антивирусная защита от новых мыслей
Вообще, задача возражений — это не возражения по существу, а способ немедленно перестать думать о предмете. То есть люди стремятся сохранить статус кво своего мышления, и у них срабатывает своего рода антивирусная защита от новых идей. Поэтому они берут первое попавшееся возражение, которое сами мы могли бы опровергнуть, если бы поставили перед собой такую задачу, и используют его как щит для закрытия темы.
Разнообразие причин смерти парализует волю
Человеку психологически трудно бороться с врагом, который носит крайне разнообразный характер. Одни люди умирают от инфаркта, другие от рака, третьих давит машина, а четвертые гибнут при родах, это может произойти сейчас или очень не скоро, быстро или медленно. В прошлом было понятно, что люди умирают от голода или от войны, механизмы этого понятны, и ясно, что это можно прекратить.

Сейчас такая причина тоже есть, но она менее осознаётся: что причиной большинства смертей является старение.

Кроме того, мало осознаётся, что с этим а) можно бороться, но б) делается недостаточно, по сравнению с тем, что можно было бы сделать. Люди или не знают об опытах по продлению жизни, или думают, что все эти опыты давно сделаны некими секретными миллиардерами.

Кроме того, люди не видят своей возможности участвовать в прогрессе науки: в конце школы некоторые решают стать врачами или учеными, чтобы сделать человечество лучше, и поступают в соответствующие вузы. Те, кто приняли другое решение, предпочли профессию или более развлекательную, или ведущую к деньгам, или решили по воле предков. В любом случае, они полагают, что задача продления жизни лежит теперь на ком-то другом – что это должны сделать ученые. Некоторые обладают более широким кругозором и понимают, что одних ученых мало – нужен социальный заказ и политическое решение, чтобы пошли деньги и организационные усилия.

Иначе говоря, со стороны кажется, что наука – это стихийное явление, развивающееся само по себе, и если смотреть с высоты тысячелетий, то это так и есть. Если же спустится на уровень десятилетий, то развитие тех или иных научных областей зависит от социального заказа. (Я не говорю «финансирования», поскольку это синоним разворовывания – «социальный заказ» включает в себя не только деньги, но и систему контроля за результатом и принуждения к именно его достижению.)

То есть люди не видят, что наука зависит от социального заказа, и что социальный заказ зависит и от них лично. Что они могут его формировать своими пожертвованиями, голосованием, речами, любыми формами активизма.

Новости об успехах новых технологий вселяют ложный оптимизм
Одна из причин бездействия в области продления жизни – очарование и последующее разочарование невероятными обещаниями, которые даёт наука, посредством средств массовой информации. Много раз нам обещали «таблетку от рака» к концу десятилетия, и поэтому нам казалось, что проблема почти решена и ничего делать не надо. Затем, когда десятилетия проходили, а люди продолжали умирать, наступало разочарование, вера в способность науки создать таблетку от рака убывала, и торжествовал пессимизм.

Причины, побуждающие ученых и журналистов публиковать сенсационные заявления, понятны. Ученым нужны гранты и вообще они рады ошибаться, журналистам - сенсации. Кроме того, много интересных вещей так осталось недоделанным. А многое не смогло пройти клинические испытания, или они все еще идут. Испытания на людях – самое сложное и дорогое, на мышах много чего просто сделать.


Борьба за права животных и проблемы тестирования новых лекарств на людях
Одна из причин медленности внедрения новых лекарств – сложность всех фаз клинических испытаний. Борцы за права животных во второй половине 20 века стали бороться против опытов на лабораторных животных, выпускали их из клеток и добились законов, которые ограничивали и требовали лицензирования подобных экспериментов. В результате эксперименты стали медленнее и дороже, а многие эксперименты были просто прекращены. Прекрасные опыты по пересадке голов кошек, собак и обезьян были прекращены в первую очередь под влиянием борцов за права животных. Эти опыты могли бы продлить жизнь огромному числу людей, а затем и животных.

Борьба за права животных являет собой царство лицемерия и абсурда. Миллиарды животных каждый год пускаются в пищу; но миллиарды домашних животных получили прекрасные условия жизни, которые им и не снились в дикой природе. При этом сама дикая природа является адом, если посмотреть на неё с точки зрения страданий, и вообще должна быть уничтожена. Там хищники заживо едят слонят, кошки – котят и так далее. Жизнь среднестатистического лабораторного животного, которого даже потом режут, все равно лучше жизни дикого животного, которого рано или поздно жрут заживо другие животные.


Несколько тысяч человек приговаривается каждый год к смертной казни в мире, и эти люди также могли бы согласится участвовать в медицинских экспериментах, если бы им предложили шанс освободится или хотя бы получить пожизненное. Огромное число людей приговаривается к пожизненному заключению и фактически обречено гнить заживо. Множество людей пользуется эвтаназией, а около 1 процента населения кончает собой. Миллионы людей умирают от голода, СПИД, тяжелых форм рака и просто от старости. Значительная доля этих людей могла бы согласится на очень радикальные эксперименты, если бы они в замен получили шанс улучшить свою участь или своих родственников.

Отмечу, что речь идет именно о добровольном согласии людей, которые и так уже потеряли все, и теперь имеют шанс улучшить свою участь. И в этом разница с недобровольными экспериментами на здоровых и невинных людях в концлагерях. Тем не менее, подобные эксперименты по «моральным» соображениям крайне ограничены.


Трудность оценки небольших изменений вероятности
Представим, что некое лекарство уменьшает вероятность смерти на 10 процентов за 10 лет. Очень трудно убедительно доказать, что это так, и не ошибиться. Чтобы уловить такие изменения, нужны очень сложные протоколы, так как есть множество когнитивных искажений и статистических ошибок, которые нужно устранить: эффект плацебо, publication bias, стремление исследователей получить лучший результат и прямое мошенничество некоторых участников. Сейчас стандартом считается двойное слепое многоцентровое исследование. Несмотря на это, наблюдается странная тенденция – эффективность лекарств постепенно падает при последующих опытах, причем у некоторых до уровня плацебо, что , конечно, связано не с некой магией, а со статистическими ошибками в первых опытах и в таком эффекте как regression to the mean http://www.newyorker.com/reporting/2010/12/13/101213fa_fact_lehrer

http://en.wikipedia.org/wiki/Regression_toward_the_mean Позже эти данные были поставлены под сомнение: http://nymag.com/news/features/jonah-lehrer-2012-11/



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница