Глава 12. Реконструкция и самоописание – инструмент для достижения бессмертия



страница14/27
Дата27.04.2016
Размер4.75 Mb.
ТипКраткий обзор
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   27

Глава 12. Реконструкция и самоописание – инструмент для достижения бессмертия

20 лет назад я придумал (июнь 1990) и выполнил (июль–сентябрь 1990 года) проект, аналогов которому мне до сих пор неизвестно, и который состоит в сознательной выгрузки информации из мозга на внешние носители таким образом и с такой целью, чтобы на основании этой информации можно было бы создать достаточно точную копию меня, то есть обеспечить определённую форму моего бессмертия.

Согласно исследованию (http://www.myistop.com/blogs/sgrao/how-many-bytes-human-memory и "How Much Do People Remember? Some Estimates ofthe Quantity of Learned Information in Long-term Memory", in CognitiveScience 10, 477-493, 1986) объём сознательной памяти человека составляет около 10**9 бит, или 125МБ, средняя скорость запоминания 2 бита в секунду и весьма устойчиво проявляется в разных экспериментах. Эти оценки получены путём множества экспериментов с контрольными группами людей на запоминание слов, образов и последующее воспроизведение через разные промежутки времени. Под сознательно памятью имеется в виду то, что мы можем вспомнить сознательно это захотев. Остаются неизмеренными навыки и другие виды бессознательной памяти (например, спонтанные воспоминания – но в какой мере их можно считать частью личности?)

В книге Crevier. D., “The tumultuous history of the search for AI,” Basic Books-Harper, New York, 1993 приведена оценка 2.5 Гб, которой я и буду дальше пользоваться, рассматривая её как верхнюю границу сознательной памяти. (Эти же оценки нетрудно получить и другими способами. Например, однажды я занимался практикой «перепросмотра» одного периода своей жизни, в ходе которой вспоминал одно путешествие. Я установил, что у меня сохранилось примерно 10 воспоминаний на 1 день, которые представляют собой довольно блеклые анимированные картинки длиной несколько секунд. Объём каждой картинки можно было бы представить в виде gif-файла размером 10 кб. Это примерно даёт 100 кб на 1 день, или 1 Гб на всю жизнь в 10 000 дней (30 лет). Похожие оценки порядка 1 гигабайта получаются, если проанализировать размер словаря языка человека.) Отвлечёмся от того, что некоторые формы этой информации более доступны, а некоторые менее (например, если есть некое воспоминание, которое я вспоминаю крайне редко, или слово, которое я редко употребляю и могу забыть, даже не заметив этого никогда – то вряд ли можно считать существенным необходимость его сохранения.) То есть те участки памяти, доступ к которым сложнее, имеют и меньшее значение, и в силу этого мы можем считать что эти две тенденции друг друга компенсируют и речь идёт просто о передаче гладкого массива информации. (Очевидно, на этом месте сразу возникнет вопрос о 100 млрд. нейронах и 10 000 синапсов каждого, что даёт совсем другие оценки информации в мозге. Если вы полагаете, что ваш личность является мощным суперкомпьютером, попробуйте запомнить число 105578932879 и воспроизвести его через 5 минут. Самоописание рассматривает личность как программу, а мозг – как её носитель. Таким образом, нет прямой связи между количеством информации в мозге, и объёмом информации в личности. Точно также нет связи между количеством атомов в флешке и количеством букв в документе, который в неё записан. Мозг способен запоминать информацию со средней скоростью 2 бит в секунду (кроме случаев эйдетической памяти). С такой скоростью за жизнь он может запомнить только несколько гигабайт информации, и поэтому там просто неоткуда взяться 10**16 битам, что в миллион раз больше. То есть значимая информация распределена в мозге по многим синапсам и нейронам. Разумеется, это только гипотеза, лежащая в основе самоописания: о том, что информацию можно отделить от мозга.) Прототип героя фильма «Человек Дождя» савант с феноменальной памятью Пик знал наизусть 12 000 книг, что примерно соответствует 6 гигабайтам информации. А если подвергнуть её компрессии, то и ещё меньшему количеству. То есть даже человек с самой феноменальной памятью в мире имеет её объём порядка единиц гигабайт.

Мы также пока не обсуждаем, каков способ наиболее эффективного извлечения этой информации – так, чтобы не было повторений, и так, чтобы её проще всего было использовать для восстановления личности.

Основная проблема этого извлечения в том, что наружу человек может сознательно выдавать очень небольшой поток информации (в отличие от скорости зрительного восприятия, которая составляет до 1 мб/сек в зрительном нерве). Например, человек может в принципе писать от руки или на компьютере 20 страниц в день, если он посвятит этому всё время и не является при этом профессиональной секретаршей, то есть около 40 кб. Это потребовало бы для выгрузки 2,5 гигабайт около 200 лет времени.) Очевидно, что это не годится. Вообще, можно предположить, что человек вряд ли может позволить потратить себе на задачу самоописания более 100 дней (ведь надо ещё и жить).

Другими формами сознательного самовыражения человека является рисунок, речь и танец. Отметим сразу разницу сознательного самоописания и пассивного сканирования. Самоописание сосредотачивается на самом важном и сразу адаптирует его в ту форму, которая пригодна для инсталляции. Сканирование (например, срезов мозга) пассивно и создаёт избыток ненужной и непонятной информации. Также пассивно и так называемое «цифровое бессмертие», если оно состоит в простой записи внешних событий.

Спрашивается, а зачем писать о самоописании сейчас, когда технологическое сканирование уже на носу? Во-первых, до реального сканирования мозга ещё примерно 20 лет, и сначала это будет доступно не всем. А за это время огромные объёмы информации будут потеряно в силу забывчивости и много людей умрёт.

Рисунок обладает более высокой скоростью передачи информации. Например, карикатурный рисунок можно нарисовать за несколько секунд. Можно с запасом утверждать, что за минуту реально нарисовать рисунок, несущий 10 кб информации. За день так можно было бы выгрузить 5 Мб информации, то есть в 100 раз больше, чем просто писанием текста, и решит задачу самоописания за 500 дней. Это всего в 5 раз меньше заявленной цели.

Человек читает страницу текста за 2 минуты, что даёт скорость выгрузки речью 1 кб/минуту. Однако речь содержит только 10 % информации как вербальные сигналы, а значительно больше информации, как считается, содержится, в интонации, паузах, жестикуляции. Таким образом, видеозапись рассказа человека тоже может передавать до 10 кб/мин, или те же 5 Мб в день (полагая, что вряд ли человек сможет сознательно выговариваться больше 8 часов в день). Очевидно, что человек мог бы совмещать рисунок и рассказ, доведя скорость выгрузки до 10 Мб в день. Но для этого нужны неограниченные видеоресурсы, которые только сейчас стали доступны.

Танец вряд ли может служить самостоятельным способом быстрой выгрузки информации, но такой метод как энцефалограмма, если её совместить с рассказом, давала бы несколько килобайт информации в минуту.

Возможны и более инструментальные способы извлечения информации из мозга. При этом томограмма вряд ли поможет при самоописании. Н например, бомбардировка мозга потоком зрительных образов и измерение кожных и ЭЭГ-реакций на эти образы может быть мощным технологичным инструментом самоописания. Мощным инструментом самоописания была бы непрерывная запись напряжений голосовых связок и через это – мыслей человека.

Кроме того, есть несколько косвенных способов сократить объём информации, которую нужно извлекать. Самый простой – это образец ДНК (+ 500 Мб информации).

Кроме того, значительная часть информации, которой обладает человек, и так известна. То есть, зная город и время, когда он жил, какие книги читал, где учился, с кем общался, на каком языке говорил, где путешествовал, какие исторические событие случились, и кто были его родители можно оценить до 9/10 информации, которые находятся у него в голове. То есть собственно уникальной информации оказывается не так и много – 250 Мб.

Другой неоценимый источник самоописания – это информационный шум, который оставлял за собой человек в течение жизни. Это школьные тетради и дневники, детские фотографии, рассказы о нём других людей (использовать с осторожностью), образцы его творчества, документы. Достаточно их не выкидывать, чтобы накопить десятки и сотни мегабайт информации. Кроме того, много информации (определённым образом искаженной) остаётся в воспоминаниях о нас других людей.

Наконец, у нас остаётся возможность какой-то информацией пренебречь. Например, если я забуду, как звали случайного попутчика в пути, то я от этого своей идентичности не утрачу. Мозг непрерывно запоминает и забывает огромное количество информации. Таким образом можно пренебречь большим количеством информации, в отношении которой у меня и так нет уверенности. Можно предположить, что это позволит сократить количество требуемой информации ещё в два раза. И тогда остаётся 125 МБ. Наконец, самоописание может служить инструментом не только фиксации – но и создания лучшего образа себя. Этим грешат все мемуары. И это позволяет ещё немного сократить объём информации.

С другой стороны, соединив рисунок, рассказ и ЭЭГ мы можем получить до 15 Мб в день, и из этого следует, что задача самоописания в принципе разрешима за 10 дней.

Но это возможно, только если будет выбрана правильная стратегия самоописания, то есть если оно будет непрерывно направленно на наиболее существенные аспекты личности. Для этого нужен опыт в самоописании, свой или чуждой, и мотивация это всё сделать. То есть нужна наработанная технология самоописания и может даже профессионал-помощник. Очевидно, что её пока нет.

Наиболее сложна для извлечения, но и наиболее ценна для идентичности – информация, хранящаяся в виде сложных навыков. Например, Паганини и его навык игры на скрипки. Эйнштейн и его способность придумывать новые физические теории. Пушкин и его стихи. Навык выражается не в информации, а в способности порождать новую информацию. Узнай мы способ фиксировать навыки, мы могли бы штамповать гениев.

Перейдём теперь к вопросу «как». Наиболее очевидной формой самоописания является рассказ о своей жизни. Классический пример – «Исповедь» Руссо.

Однако вопрос о способе самоописания неотделим от второго вопроса – о способе инсталляции сделанного описания и превращения его в работающую модель человека. Который в свою очередь неотделим от вопроса «зачем».

Вопрос «зачем» как всегда хромает. Мы предположим, что личность данного человека имеет ценность для других людей. Это могут быть родственники, влюблённые и поклонники. Эти люди будут испытывать мотивацию восстановить эту личность максимально точно. Но и не точные модели или просто факты об этой личности будут им интересны.

При этом надо помнить разницу между «бессмертием-для-себя» и «бессмертием-для-других». Этот вопрос я подробно разжевал в тексте «Классификация видов бессмертия». Бессмертие длят себя определяется через моё согласие признать некое существо продолжением меня и тесно связно с тождественность внутренних переживаний, квалиа. Бессмертие для других определяется через удовлетворение потребности других людей общаться со мной. Очевидно, что есть масса ситуаций, когда они не совпадают. Например, если я улечу к звёздам уеду в другую страну навсегда, то это будет смерть для других, но жизнь для меня.

Если меня воскресят из крионированного состояния через 500 лет, то это будет бессмертие для меня, но для общества, в котором я жил и в котором меня любили (допустим), я всё равно умер. Никто не говорит о крионировании и оживлении целого общества. Если меня похитят инопланетяне и заменят моим подобием, то для общества я буду продолжать жить, а для себя исчезну. Самоописание претендует в первую очередь на обеспечение бессмертия-для-других и таким образом избегает сложных вопросов о тождестве «я» и «копии».

С вопросом «как» нам в некотором смысле повезло. Дело в том, что человек обладает врождённой способностью создавать модели других людей, а также вживляться в чужие роли. Во сне мы видим наших друзей, которых мы воссоздаём с большой точностью, так что мы принимаем их за реальных. Таким образом, теоретически возможно создать некий текст, который погрузит определённого гипнабельного субъекта в состояние транса, в котором, он будет с достаточной точностью моделировать другого человека. Это сплошь и рядом происходит при чтении художественной литературы и при разных ролевых играх, но не в той степени как это нужно для полноценной реализации бессмертия. Но в случае самоописания это должно быть поставлено на новую высоту. То есть должен быть подготовлен специальный человек и должна быть выработана определённая процедура впитывания чужого самоописания. Соответственно, и само самоописание должно быть выражено в такой форме, в которой оно бы не только точно описывало информацию из мозга, но и обладало бы мощным гипнотическим эффектом. Например, длинные тексты от первого лица могут это делать. Вполне можно найти человека, похожего по психофизическим характеристикам на моделируемого человека (странно будет, если Ленина будет моделировать молоденькая девушка; но такие девушки более внушаемы).

Но полное перепрограммирование под другого человека потребовало бы отказа от индивидуальности исходного человека, что возможно только в очень тоталитарном обществе. Другой способ состоит в предоставлении только части своего ментального пространства для создания модели другого человека. Каждый из нас и так полон моделей других людей, и они не очень точны. Здесь важно выделения половины всего ментального пространства (то есть памяти, временных и мыслительных ресурсов) под конкретного собеседника, и сознательное наполнение и поддержание его информацией из его самоописания. Очевидно, это акт героизма и большой любви.

Другой очевидный вариант – это оставить самоописание до времён появления сильного ИИ, который на основании него произведёт реконструкцию сознания умершего. Основная проблема здесь в том, что к тому моменту, когда это произойдёт, его ум полностью устареет. Например, навыки специалиста в любой области перестанут иметь какую-либо ценность.

Промежуточный вариант здесь состоит в том, что без сильного ИИ запрограммировать «руками» некоторую нейронную сеть на моделирование умершего человека.

Самоописание вообще не претендует на создание точной копии человека. Но и человек сам по себе не является своей точной копией через большие промежутки времени – например, через 10 лет и даже меньше. Но при этом сохраняет достаточное сходство, чтобы быть узнаваемым и признаваемым в качестве того же самого и нести ответственность за свои поступки.

Подчеркну, что задача самоописания проще задачи создания ИИ. Вовсе нет цели вскрыть природу работы мозга и описать её. Есть два способа восстановления по самоописания – другим человеком и ИИ. В первом случае другой человек уже обладает всеми скрытыми способностями мозга, нужно просто их настроить на другой режим работы. Например, я помню, что когда всю ночь читал «Евгения Онегина», то к утру сам начал думать ямбами и в рифму. То есть мой мозг понял, как это делается и стал воспроизводить некую модель Пушкина. Мозг человека высокоадаптирован к созданию моделей других людей. Во втором случае у нас уже есть ИИ и значит, загадки мозга так или иначе разрешены. Опять же осталось только настроить параметры.

Ещё одним фактором в пользу возможности самоописания является экспоненциальное убывание значимости описывающих меня факторов. Например, то, что я мужчина, родившейся в 1973 году в Москве, сразу резко выделяет меня из всего множества всех возможных существ. Добавление каждого следующего фактора приводит ко всё меньшим уточнениям – представьте, что вы вырубаете скульптуру из глыбы мрамора. То, что я в детстве поймал в поле бабочку-лимонницу имеет меньшее значение. Может, я ее и не ловил, а мне это только кажется. То есть, если мы упорядочим тысячу факторов по важности, то роль тысячного фактора будет не одна тысячная, а одна миллионная. В результате мы можем смело отбросить бесконечно длинный, но не важный хвост этого распределения. Поскольку после, скажем 10 000-ного элемента влияние всего оставшегося хвоста станет меньше одной миллиардной. Это позволит нам сосредоточится на задаче выделения самых важных элементов. Некоторые психологи полагают, что несколько самых важных событий в детстве, именуемых травмами, оказывают определяющее влияние на черты характера.

Отметим, что то, что я считаю собой изнутри себя – это не то же, что считают мной окружающие меня люди. Например, некоторые процессы в моём бессознательном для меня являются внешними – хотя и приходят из каких-то отделов моего мозга. Но для стороннего наблюдателя или родственника эти части личности являются моими внутренними, и могут даже представлять ценность.

Ещё одним из мнений о природе «я» является то, что «я» – это не информация, а стиль.

http://s002.radikal.ru/i197/1006/36/6d8bf8773554.jpg
Самоописание я сделал в нескольких синих папках от руки. (Компьютеров тогда не было).


  1. Первое упражнение: выписывание ассоциаций. Беру одно слово и к нему стрелочками пририсовываю все ассоциации, которые к нему приходят. Таким образом в идеале получаю «карту нейронной сети», точнее, связей между отдельными понятиями в моём мозгу. Так я исписал 100-200 страниц, пока не наступило некоторое исчерпание. Я делал это примерно месяц, но одновременно с другими упражнениями и на отдыхе на юге.


http://s002.radikal.ru/i200/1006/89/068b16e25592.jpg


  1. Второй способ состоял в рисовании предметов, в отношении которых у меня есть яркие представления, которые трудно описать словами. Сюда также входили карты квартир и планы местностей, где я жил когда-либо. Мне было в то время 16 лет, значительная доля моих воспоминаний приходилась на детство. Отмечу, что рисование предметов, которые можно сфотографировать, тоже имеет смысл, так как сопоставляя рисунок и фотографию, можно увидеть, как мой мозг искажает информацию.


http://s41.radikal.ru/i094/1006/c3/e6e736f959bc.jpg

http://s001.radikal.ru/i193/1006/e7/44fd395da42a.jpg

  1. Составление полного списка моих друзей и знакомых и комментировании каждого и рисовании его портретов. Их набралось несколько сот.


http://s47.radikal.ru/i117/1006/20/828bdd67eaf6.jpg

4. Написании истории моей жизни, детство –на основании дневников бабушки, а затем по памяти. Это составило примерно 200 рукописных страниц.

5. Выписывании всех детских воспоминаний дошкольного возраста. Их оказалось не так много – порядка сотен.

6. Автоматическое письмо («потоки») всего, что придёт в голову в довольно большом объёме – то есть режим свободной генерации мозга.

7. Написании идеальной истории – описание наиболее привлекательного для меня мира. Зачаток «парадайзинжиниринга». Написал текст «Штука» о жизни в неком фантастическом мире. Страниц 30-40.

8. Описание себя в виде неких общих характеристик. В духе «мне свойственно то-то». Примерно в этом стиле написано «Самопознание» Бердяева.

9. Собрал разные фотографии и детские магнитофонные записи. Поехал в те места, которые для меня были важны в детстве и отснял их на фотоплёнку.
Что я думаю теперь по поводу этого. Ни сам я, ни кто-либо другой моё самоописание не использовал – и ели бы я вдруг погиб, то тоже вряд ли кто-либо стал и смог бы это сделать. Но это можно сказать и про крионику. Всё же будущий ИИ, я думаю, смог бы на основании этой информации и прочей, накопленной за мою жизнь, создать достаточно точную модель меня.

Понятно, что первый блин is common, и трудно было рассчитывать на самое эффективное самоописание, не имея ни жизненного опыта, ни опыта других самоописаний. Но первые опыты с крионикой тоже страдали от разных недостатков. В 1990 году, сразу после школы я решил пропустить год и не поступать в институт, и это позволило мне выделить три месяца на задачу самоописания.

В принципе моё самоописание началось с описания другого человека– в 1987 гг. я решил собрать всю информацию о человеке, которого я любил и который умер. Здесь мне удалось собрать неизмеримо меньше информации, чем о себе (но и о своём детстве в 4-6 лет я тоже помню очень мало). Тут у меня была ещё идея восстановления по признаку узнавания. Что X – это всё множество людей, которых я могу опознать как X. Тогда вообще не нужно изучать самого X, а только мою функцию опознавания. Недостатки этой идеи очевидны, но в некоторых случаях она могла бы ещё уменьшить неопределённость.

Как бы я сейчас рекомендовал делать своё самоописание:

Я бы рекомендовал жанр видеообращения к потомкам, либо написание большой развернутой автобиографии с прикреплёнными рисунками и своими комментариями и соображениями о прожитой жизни. Это было бы полезно и само по себе, так как помогло бы упорядочить свои представления о себе и сделать некие выводы – то есть как инструмент познания себя. Кроме того, такую автобиографию. В каком-то смысле это бы приближалось к мемуарам, но намерение проекта другое. Нужно не обелить себя, и не научить потомков, а создать честную модель самого себя, насколько это возможно. Желательный объём такого текста – несколько томов. Тогда бы он создал эффект засасывания при чтении, который привёл бы затем к мощному моделированию у читателя.

Эффективнее всего была бы запись на HD-видео с хорошим звуком (желательно направленный микрофон) подробного рассказа о своей жизни с выделением наиболее значимых эпизодов и сопровождения их рисунками и жестикуляцией. Видео должно быть направленно в первую очередь на лицо и руки, чтобы передавать нюансы невербальных сигналов, которые они подают. Важно записать на видео проявление своих ценных навыков: пения, рисунков, чтения лекций по математике и т. п.

Кроме того, следовало бы отсканировать и разместить в нескольких местах как можно больше документов, которые несут большое количество личной информации: дневники, рисунки, школьные сочинения, фотографии, видеозаписи. Это резервное копирование важно, потому что рукописи, увы, горят, и самоописание также смертно. Важно в своём рассказе отмечать не только то, что помнишь, но и то, что забыто.

Важно заранее определить доступное количество времени и сил на создание самоописания.

Вероятно, необходимо принять решение о секретности самоописания, с тем чтобы избежать внутренней цензуры или наоборот, эксгибиционизма. Но бороться с ними до полной победы бесполезно – скорее, их надо рассматривать как ещё одно свойство личности, которое тоже описывается.

Самоописание может пригодиться и при восстановлении от некой травмы мозга, инсульта или болезни Альцгеймера.

После того, как я завершил проект самоописания, мой интерес к нему угас, равно как и к проблемам бессмертия. Отмечу, что в то время я уже знал о многомирном бессмертии (см. текст http://www.proza.ru/2009/12/27/1308), и этого хватало, чтобы дать мне ощущение бессмертия-для-себя (а также я знал о бессмертии квалиа – зелёный цвет вечен). То есть в целом я воспринимал проблематику бессмертия как решённую на том уровне возможностей, который мне был доступен. К крионике я относился прохладно, так как не знал про нанороботов и не видел возможности ее для себя организовать.

После достижения задач бессмертия естественным встал вопрос – а как наполнять бессмертную жизнь. То есть встал вопрос о развлечении, а именно о создании идеального воображаемого мира, внутри которого можно жить сейчас – или который можно создать, достигнув постчеловеческого состояния. Но это уже другой разговор.

Один из важных вопросов самоописания – согласны ли мы с тем, что всё множество «чёрных ящиков», которые на выходе дают поведение X, являются тем самым субъектом X. То есть если нечто крякает, как утка, ходит как утка и выглядит как утка – то это утка. С внутренней точки зрения это очевидно не так. Но внешний наблюдатель по определению не сможет заметить подмены одного чёрного ящика на другой, если они будут реализовывать одинаковое поведение.

С математической точки зрения это сводится к вопросу о том, можно ли вычислить функцию по результатам её работы, что используется в теории шифров, при процедуре хэширования. В этой процедуре предполагается, что обратная функция гораздо труднее для вычисления, чем прямая. Например, произведение двух простых чисел. Гораздо проще их перемножить, чем разложить результат на множители. Такой же (но гораздо более) сложной задачей является восстановление информации мозга человека по его поведению. С точки зрения вычислительной мощности вообразимых сейчас компьютеров она выглядит неразрешимой. Однако специализированный квантовый компьютер мог бы найти одно из возможных решений.

Вычисление оригинала по подписи строится не на основе определения по описанию некоторых свойств человека и затем создания его модели, как в классическом самоописании, а в вычислении того существа, которое могло бы породить данную подпись. Хотя такое вычисление крайне ресурсоёмко, оно требует гораздо меньше информации для достаточно точного восстановления оригинала. Если говорить практически, это восстановление по методу Станиславского. При этом всю сохранившуюся информацию следует рассматривать в качестве такой подписи.

Украденное самоописание. В принципе, если достаточно долго фиксировать информацию от другого человека, можно потом вычислить его копию. Многие молодые люди рассматривают красивых девушек в метро, а потом используют их образы в своих сексуальных фантазиях.

Прямым следствием идеи о возможности создания в собственном мозгу модели-копии умершего человека является идея о создании таким же образом идеального несуществующего партнёра, а также идеального мира.

В отношении самоописания и проблемы идентичности интересен вопрос, по какому числу признаком нас опознают другие люди. В эти признаки входит внешний вид и манера держаться, голос, плюс способность откликаться на своё имя и узнавать нас. При более подробном общении мы ждём от человека знания как своей личной истории, так и нашего прошлого опыта общения с ним. (А помнишь, Вася?) Всё же "ключ опознания" описывается не таким уже и большим количеством информации, думаю, что верхний предел ее – один мегабайт. И это для близких людей.

Этот объём информации можно собрать за несколько минут видеозаписи (или несколько часов, если сюда входит достаточно большой кусок личной истории). Хотя лично для меня это ничего не значит в плане бессмертия, для замены меня на аналог, который бы удовлетворил потребность в общении со мной (если таковая у кого то есть) –этого может быть достаточно.

Другой момент в самоописании – это то, что самоописанию подлежат только факты, которые могут влиять на наше будущее поведение или внутренние состояния. Очевидно, что способность влиять у разных фактов разная. (и быстро убывает, если их упорядочить по степени влияния). И мы не считаем зазорным что-то забыть. Этот средний уровень забывания создаёт "уровень шума", ниже которого факты перестают иметь значение. Это можно представить себе в виде математического ряда, каждый следующий член которого оказывает всё меньшее значение на сумму и к которому приплюсован некий случайный сигнал.

Ещё одно ограничение на количество информации в самоописании накладывается тем, насколько вообще будущее человека зависит от его прошлого. Если оно почти совсем не зависит (как у червяка), то и необходимое количество информации для его описания невелико.

Но если моё будущее поведение целиком и исключительно определялось бы уже находящейся в моём мозгу информацией, то значение самоописания быдло бы очень велико. В целом, человек в равной степени зависит и от своих прошлых состояний и от внешних обстоятельств. Более отдалённые состояния в будущем всё меньше зависят от состояния в момент «ноль».

То есть объём будущего поведения, которое нужно предсказать на основании самоописания, конечен. (точнее, конечна та степень определённости, которое вносит исходное состояние во всё множество возможных будущих поведений - нужна какая-то более корректная мат. модель, чтобы это описать). Я думаю, что его можно описать как десять лет полного поведения. Если упростить поведение до потока внутренней речи, порядка десяти байт в секунду, то суммарный объём информации, которую качественное самоописание должно предсказать, составляет около трёх гигабайт.

Через десять лет моё поведение будет в значительной мере определяться полученным за это время опытом, а не исходными характеристиками.

Ещё один момент, касающийся воскрешения – это проблема восстановления социальной значимости. Каждый человек имеет уникальную роль в социуме, которая определяется его ценными навыками и контактами с другими людьми. Если бы человек умер и воскрес через несколько месяцев, то мир был бы почти тем же, и он смог бы снова занять свою роль (хотя на работе его место было бы уже занято, имущество поделено, и т. д). Например, директор завода умеет руководить, знает поставщиков и т. д. Именно поэтому его жизнь ценна.

Если же мы говорим о воскрешении силами ИИ в отдаленном будущем, то из этого по определению следует, что ИИ уже имеет способность моделировать ценные навыки этого человека (да и любого человека), и соответственно, ценность этого человека не так велика, мягко говоря, как раньше.

Конечно, можно сказать, что мы переучим воскрешённого человека на новые задачи, но не кажется ли это абсурдным – сначала дотошно восстанавливать некий нейронные связи только для того, чтобы интенсивно их разрушать в процессе переучивания?

Второй момент, что человек существо социальное, и его надо воскрешать вместе с его миром, его друзьями и родственниками.

«Так, например, в норме подростки теряют 1% коры в год, а при шизофрении 5%, взрослые мужчины теряют 0,9% коры в год, больные 3%» http://ivanov-petrov.livejournal.com/1459652.html?#cutid1 Это к вопросу о том, что некоторые требуют для сохранения «идентичности» не только точного восстановления, но и из «тех же самых атомов». Но все атомы в организме человека меняются за семь лет.
Задача самоописания – сохранение в первую очередь важных фатов, а, во-вторых, уникальных фактов. Важность факта определяется тем, насколько он влияет на мою жизнь. При этом многие важные факты не уникальны – пол, исторические события, инстинкты, и их не нужно сохранять подробно, так как их влияние может быть вычислено и без них. А многие уникальные не важны.

Если некий факт важен, то он должен оказывать влияние на поведение и/или на внутренний опыт. Более того, он должен оказывать его достаточно часто. Все мои проявления, которые проявляются в течение дня – важны, и, наверное, все – которые проявляются в течение месяца. Но если некое свойство, допустим, воспоминание, возникает раз в десять лет, то его можно уже считать внешним обстоятельством (хотя и находящимся внутри черепной коробки). Не ясно, где провести временнУю границу важности – она, наверное, составляет около года – у меня есть свойства, которые проявляются периодично в течение года (динамика отношений). Но можно уменьшить ее до месяца. А это значит, что если произвести полную запись внутреннего опыта в течение месяца, то ее будет почти достаточно.

Итак, нужно сохранить пересечение множества уникальных фактов и важных фактов, что уменьшает необходимый объём информации.

Чтобы определить границу отреза «cut off» в том, какую информацию надо сохранять, надо также вычислить и среднюю присущую мне скорость забывания и скорость дивергенции личности – то есть скорость изменения ее характера. Иначе можно сохранить огромную массу сведений, которые, скорее всего, в норме будут навсегда забыты в ближайший год.

К сожалению, многие самые ценные свойства человека нам пока не понятны и не могут быть описаны в виде фактов. Способность Пушкина писать стихи, например. И более того, эти свойства часто скрыты в подсознании, то есть являются внешними для сознания. То есть лучшее в человеке наименее формализуемо.

Самоописание можно критиковать также за то, что оно не может предвидеть качественных скачков, которые иногда может совершить человек, отрыв у себя новый талант, сменив судьбу. То есть оно как бы создаёт менее творческую и более предсказуемую модель человека. Конечно, всё можно списать на могущество будущего ИИ, который прочувствует потенциал человека.

Именно потенциал – самое важное в человеке, поэтому детей ценят больше, чем стариков. Однако после сверхИИ таланты утратят абсолютную ценность.

В каком-то смысле даже могилы на кладбище несут много информации, которая позволит восстановить человека. Имя, национальность, дата, отношения с родственниками, фотография, код ДНК.

Идеальное самоописание в настоящее время (2011) должно умещаться на терабайтный диск. Такой объём легко копируем и может быть растиражирован в 3-4 копиях по свету. Этого хватит на 1000 часов видео = 1 месяц жизни.

К самоописанию нужно относиться легко, как к чему-то само собой разумеющемуся, без пренебрежения, но и без неоправданных надежда, как чистке зубов. Можно утверждать, что будущий ИИ в любом случае восстановит всех людей (например, экспериментируя с историческими реконструкциями), но те, кто хорошо описан, будут восстановлены первыми. Исторические реконструкции нужны ИИ, чтобы просчитать различные другие варианты развития истории.

И если уж быть восстановленным, то лучше, чтобы тебя смоделировали правильно, а значит, важно себя правильно описать.

Повторное самоописание, по прошествии нескольких лет, лучше конечно сосредоточить на прошедшем промежутке, но можно вспомнить и что-то повторно, чтобы посмотреть, как изменилась память.

Параллельно с самоописанием можно решать и другие задачи – тренировка памяти, перепросмотр, написание репрезентативных мемуаров (где я в лучшем виде и всякие уроки из жизни), создание произведений искусства.

Возникает проблема, как быть с неприглядными сторонами жизни – самоописание как улика (неуплаченные налоги, незаконные мысли, сексуальные фантазии, злоупотребление всякое, некрасивые поступки, брошенные жёны). Возможно, эти части надо зашифровать – так, чтобы только будущий ИИ мог подобрать код. Или рассказывать о таких событиях в жанре художественной литературы.

Можно сказать, что главное в самоописании – это выделить стиль обработки информации, а не сами события. Наличие или отсутствие какого-то воспоминания на меня не влияет, это что-то внешнее ко мне.

Целью создания модели является предсказание будущего поведения. Однако поведение в значительной мере определяется ситуацией и случайными факторами. Кроме того, следует учитывать скорость изменения личности – если кора отмирает на 1 процент в год, то это и есть скорость изменения личности как минимум. Из этой скорости следует, что она почти полностью утратит сходство с оригиналом за 100 лет. И, интегрируя количество сохранившихся свойств, можно сказать, что задача модели – предсказать поведение на 50 лет вперёд.

За это время я (и модель) реализует конечное количество поведения, особенно важного и уникального поведения.

Иначе говоря, нет смысла архивировать 10 000 воспоминаний, если известно, что я успею вспомнить и существенным образом использовать только 1000.

Далее, в жизни всегда есть доля случайности. Даже абсолютно точные копии в течение года реализуют разное поведение (пример – близнецы). То есть, существует некая норма случайности в поведении каждого человека. Ее можно определить как дельту различия между двумя запусками абсолютно точных копий в одинаковом мире. Очевидно, что модель можно считать точной, когда она отличается от поведения оригинала меньше, чем на эту дельту стандартной случайности.

Основное возражение против самоописания: чем сложнее функция, тем труднее ее экстраполировать по ее предыдущим результатам. Легко экстраполировать параболу. Но при этом самое ценное в человеке – это его сложные навыки и его способность совершать «большие шаги» – сделать открытие, начать проект, перевернуть судьбу. Именно поэтому подражания великим поэтом так малоценны.

Самоописание может служить не только для воскрешения – но и для обретения внутренней целостности, то есть самоанализа и связности исторических эпох. Оно может позволить создать «большое я», которое помнит все лучшие моменты, навыки и состояния за мою жизнь, а не только то, что изволила сохранить память.

Можно использовать носимую систему многоканальной записи ээг для улучшения самоописания. Она же может быть использована при специальном тестировании, когда человека показывают быстрый поток картинок и регистрируют активность мозга.


Если верна однонейронная теория сознания (то есть что сознание происходит как квантовый процесс в одном-единственном нейроне, или в нескольких нейронах-копиях), то можно этот нейрон вынуть живым из умершего тела, просверлив в голове маленькую дырочку, и затем поместив содержащую его группу нейронов на питательную среду. Интересно, как долго можно поддерживать жизнь отдельного нейрона вне тела? Этот нейрон можно также качественно заморозить и затем вернуть к жизни. Все внешние по отношению к нему функции мозга потом можно выполнять компьютерно.
Одна из проблем восстановления по самоописанию – в том, что чтобы создать точную модель, будущий Ии должен сделать несколько предварительных прогонов моего ДНК в известных исторических условиях – и в этом случае я с большей вероятностью обнаружу себя одним из этих прогонов, чем точной моделью.
В целом для самоописания может быть достаточно списка целей плюс набора доступных ресурсов. Некий Ии согласился бы на такое «самоописание», если бы в результате получал большие ресурсы и большее распространение. У человека нет целей как таковых – ему только кажется, что они у него есть, он достраивает эту абстракцию, но это только форма описания нейронных процессов. Именно поэтому он сохраняет идентичность, хотя цели его радикально меняются.
Самоописание тем эффективнее, чем больше разных точек зрения оно даёт на человека – ДНК, видео и тексты – это примеры таких разных точек зрения. Разные точки зрения высекают из пространства возможностей гораздо более узкую область.
Верхний предел точности самоописания – среднее изменение человека за одну ночь – ведь все считают себя идентичными после ночи сна. И эта точность – около 1/10000, если можно выразить ее в цифрах (следует из среднего числа смерти нейронов в год - 1/100).
Одна из проблем самоописания – выделение важных бифуркаций. Например, суд рассматривает множество данных, только чтобы узнать, был ли человек убийцей. И такие важные факты могут быть неочевидны самому человеку.
В целом, я думаю, самоописание нужно делать каждые 10 лет, а между этими промежутками – просто сохранять информацию, видео, факты. За 10 лет человек существенно меняется, причём в молодости он меняется быстрее. И в молодости закладываются его определяющие свойства.

Самоописание не претендует на сохранение мгновенного состояния сознания, но мгновенное состояние в основном отражает восприятие внешних обстоятельств и несёт обычно мало сущностной новой информации. И обычно забывается. Дни, недели и месяцы проваливаются без следа в колодец памяти.


Если применить логику многомирного бессмертия к самоописанию, то шанс быть в точности воскрешенным через восстановление по самоописанию – больше.

Доля миров, где меня восстановят по самоописанию, допустим, – 5%. Это заведомо больше доли миров, где я прожил 150 лет благодаря флюктуациям. (После 100 лет вероятность прожить каждый следующий год в два раза меньше, то есть шансы прожить случайно 150 лет – 1 / 2**50 = 8*10**-16, то есть одна миллионная миллиардной. ) При этом в случае восстановления по самоописанию я буду «в хорошей форме», а в 150 лет я буду на грани смерти и в маразме. В том и в другом случае в моём мозгу произойдёт много изменений, в одном случае за счёт повреждений от старения, в другом – за счёт ошибок при самоописании.

Итак, мои шансы дожить до 22 века, будучи восстановленным по самоописанию (и/или по крионированному мозгу) в сто тысяч миллиардов раз больше, чем дожить до этого естественным путём (предполагаю отсутствие революционной медицины, к ней еще вернёмся). Это означает что на 10**14 копий (разбросанных по мультиверсу) моих восстановленных приходится 1 случайно дожившая, и шансы быть ею очень малы.

Далее, поскольку есть 10**14 моих копий, то некоторые из них более точны, чем другие, и среди них найдётся одна довольно точная копия. Другие неточные копии будут как бы воскрешениями «меня» из параллельных миров, для которых они будут точными копиями.

Кроме того, к этому исчислению будущих копий нужно добавить все те мои варианты, где я воскрешён в симуляции с афтерлайфом (1%), и те где развилась радикальная медицина, обеспечивающая неограниченное продление жизни, и при этом не произошла глобальная катастрофа. (10%)
Подключение видеодуба для непрерывной записи с вебкамеры.

http://q3d.livejournal.com/137619.html
Критика Данилой проекта искусственных личностей

http://livingtomorrow.livejournal.com/77168.html#cutid1
План самоописания 2:

Переснять архив

Написать автобиографию

Купить носимую камеру и много наснять

Организовать дома непрерывную съёмку.

Исповедь на видео.


можно попросить несколько людей взять у меня интервью

Сайт, предлагающий собирать информацию для самоописания и воскрешения



http://www.cyberev.org/
Возможно наиболее точное восстановление не самого последнего состояния человека, а человека за несколько лет до того, так как по следам его «будущего» поведения можно скалибровать модель. То есть понятно, как он будет развиваться, какие новые черты в нём появятся, а какие факты не будут играть значения.
Задача самоописания – предсказать будущее поведение. Поведение характеризуется командами, отдаваемыми телу и внутренней и внешней речью. То есть это на самом деле не очень большой поток информации – 1 кбайт в секунду максимум, а скорее, десять бит в секунду в среднем. (Но предсказание снов требует гораздо большего потока информации). Кроме того, большая часть поведения является реактивной – в ответ на стимул, ни мало зависит от свойств личности – повтор заданного вопроса, например, или она зависит от свойств личности, которые будут обретены после воскрешения, например, новые выученные навыки.

То есть можно описать «суммарное будущее уникальное поведение личности» - как количество информации. Он не включает в себя ни реактивное поведение, ни повторы, ни новые навыки и воспоминания. Именно предсказание этой информации является основной задачей цифрового бессмертия.

Можно описать обычное количество уникального поведения человека в день. Это все, что он за день сказал уникального и исходящего из его личности. Это примерно несколько десятков страниц текста (в лучшем случае) – то есть около 100 кб информации. И это верхний предел. При этом через десять лет жизни он уже в значительной мере будет определяться новыми навыками. То есть суммарное уникальное поведение можно оценить числом 3000 х 100кб = 300 мб. На самом деле оно еще меньше, так как уникальное поведение не задано заранее, а есть случайный процесс с определённой вероятностью. В конечном счёте, ядро уникального поведения составит несколько мегабайт – но эти несколько мегабайт уже требуют высокой точности предсказания.

Иначе говоря, задача самоописания сводится к точному вычислению некого набора информации в несколько мегабайт.


Реконструкция на основе входящих данных
В значительной мере человек является отражением свой эпохи, генокода, культуры и родительского воспитания, а также школьного обучения, прочитанных книг, исторических событий, газет, слухов, возрастных групп. Чем в большей мере мы считаем человека продуктом среды, тем в большей мере нам надо сохранять информацию о самой среде, а не о его мозге. И затем, поместив нацеленный на отражение мозг в такую же среду, мы могли бы создать довольно точную модель человека.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   27


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница