Ббк56. 14 ■ с 34 Научный консультант серии- а. Б. Хавин



страница1/24
Дата14.02.2016
Размер5.72 Mb.
ТипУчебник
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

УДК 159.9.07 ББК56.14 ■ С 34


Научный консультант серии—А.Б.Хавин

Сидоров П.И., Парников А.В.

С34 Введение в клиническую психологию: Т. II.: Учебник для студентов медицинских вузов. — М.: Академический Проект, Екатеринбург: Деловая книга, 2000. — 381с. — (Библиотека пси­хологии, психоанализа, психотерапии)

ISBN 5-8291-0057-3 («Академический проект») ISBN 5-88687-086-5 («Деловая книга») ISBN 5-8291-0058-4 («Академический проект», т. II) ISBN 5-88687-080-6 («Деловая книга», т. II)

Учебник содержит систематическое изложение основных разделов кли­нической психологии. Более полно, чем в других аналогичных руковод­ствах, освещены психология лечебного процесса, психологические основы психотерапии, суицидальное поведение, психология умирания. Впервые комплекс медико-психологических знаний предлагается в органическом единстве с общей, возрастной и социальной психологией.

Учебник адресован студентам всех факультетов медицинских учебных заведений, а также врачам и психологам, специализирующимся по клини­ческой психологии и психотерапии.

УДК 159.9.07 ББК 56.14


ISBN 5-8291-0057-3 («Академический проект») ISBN 5-88687-086-5 («Деловая книга») ISBN 5-8291-0058-4 («Академический проект», т. II) ISBN 5-88687-080-6 («Деловая книга», т. II)

© Сидоров ПИ., Парняков А В ,

2000 © Академический Проект,

оригинал-макет, оформление,

2000 © Деловая книга, 2000

Раздел 4

ТЕОРИИ ЛИЧНОСТИ

Глава 15

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ В ИЗУЧЕНИИ

ПСИХОЛОГИИ ЛИЧНОСТИ

К настоящему времени число теорий личности в зарубежной пер-сонологии (от англ. personality—личность, индивидуальность) исчис­ляется сотнями и все они существенно зависят от теоретической ори­ентации их авторов. Теории личности в зарубежной психологии в большинстве своем отражают содержание наиболее распространен­ных на западе психодинамического, экзистенциально-гуманистичес­кого и поведенческого направлений в психологии. Такое многообра­зие концепций личности является следствием недостаточности методологических основ психологии, отсутствием единства мнений психологов по вопросу понимания предмета, методов и задач психо­логии как науки.

В отечественной психологии, которая на протяжении значи­тельного исторического отрезка времени развивалась самостоя­тельно, также сформировалось несколько теорий личности, кото­рые хотя и по-разному решают эту проблему, но исходят из основного положения марксистской философии о том, что лич­ность человека обусловлена общественными, социальными усло­виями, причем личность не является простой проекцией этих ус­ловий, она сама их создает и творит.

Начало психологии как самостоятельной науки связывают с вы­шедшей в 1874 г. книгой "Основания физиологической психологии" немецкого физиолога и психолога Вильгельма Вундта (1832-1920). Он полагал, что объектом психологии являются те процессы, кото­рые доступны одновременно и внешнему (физиологическая сторо­на), и внутреннему (психологическая сторона) наблюдению. Един­ственным таким прямым методом изучения сознания является интроспекция (самонаблюдение), которая позволяет выявить и опи­сать наиболее простейшие психические составляющие сознания, его "атомы" или структуры (структуралистический подход). Физиоло­гический эксперимент в психологии, хотя и делал самонаблюдение более точным, но действие его, по признанию самого Вундта, огра-

ничивалось лишь областью простейшего материала сознания — ощущений, представлений и чувств.

Как известно, В. Вундт считал, что высшие психические процессы (память, воображение, мышление и воля) самонаблюдением выявить невозможно. Исследование высших психических функций и психическо­го развития требует уже других методов. Для их изучения необходимо выйти за рамки физиологической психологии в область психологии на­родов, где через изучение их духовной жизни—языка, мифов и легенд, обычаев и нравов, можно было бы пролить свет на закономерности про­текания высших форм индивидуального сознания. Именно эту часть психологии он противопоставил индивидуальной экспериментальной психологии. С введением Вундтом двух психологии, отличающихся по содержанию, методам и различно ориентированных — на естествозна­ние и науки о духовном, уже закладывался раскол единой науки, что явилось одной из причин и характерной чертой открытого кризиса ме­тодологических основ психологии, разразившегося в начале второго десятилетия 20 столетия.

Хотя структуралисты и полагали, что экспериментальная инт­роспекция представляет собой именно тот метод, который отличает психологию от других наук, однако интроспекция не была лишена существенных недостатков. С методологической точки зрения здесь "инструментом" изучения сознания испытуемого является его соб­ственное сознание, что вносит субъективность в методику. Нельзя сперва ввести сознание в основания научного метода, а затем с помо­щью этого метода изучать само сознание. Действительно, каждый испытуемый в экспериментах Вундта описывал свои впечатления или переживания так, что они редко совпадали с-таковыми следующего испытуемого: то, что одному было приятно, другому казалось не­приятным, один человек воспринимал звук слишком громким, а дру­гому этот звук казался средним по силе. Хуже того, ощущения одно­го и того же человека варьируют день ото дня: то, что ему казалось приятным сегодня, может стать скучным завтра и откровенно непри­ятным послезавтра.

В то время как Вундт и его сотрудники пытались изучать струк­туру сознания, в других странах появилось иное направления иссле­дований сознания — функционализм. У его истоков стоит психоло­гия Вильяма Джеймса (1842-1910) и его главный труд "Основы психологии" (1890). С точки зрения Джеймса и его последователей, проблема заключается не в том, чтобы узнать, из чего построено сознание, а в том, чтобы понять его функцию и роль в выживании индивидуума. Роль сознания они видели в его возможностях дать человеку способы адаптации в различных жизненных ситуациях — либо повторяя уже выработанные ранее формы поведения, либо приспосабливая их к новым ситуациям, либо, наконец, осваивая но­вые поведенческие способы приспособления. Правда, они также в изучении функций сознания отдавали предпочтение методу интрос-

лекции , который позволял им узнавать, как у индивидуума развива­ется осознание той активности, которой он предается. Вместо анализа сознания по типу "что", ими проводился анализ по типу "как" и "по­чему" совершаются те или иные умственные операции, посредством которых сознание решает определенные задачи в том или ином при­способительном акте.

Последователей функционализма также критиковали за такой подход к изучению сознания. По мнению критиков, предметом науч­ного исследования должно быть только то, что доступно прямому наблюдению. Невозможно прямо наблюдать мысли или чувства, инт­роспекция крайне субъективна и не способна преодолеть эти затруд­нения. Только поведение, наблюдаемое со стороны, поддается объек­тивному описанию.

Борьба мнений в области теории, новые факты, полученные в период интенсивного развития эмпирических и прикладных иссле­дований в первые 50 лет существования психологии как самостоя­тельной науки, все более обнаруживали несостоятельность суще­ствовавшей единой психологической теории, и прежде всего недостаточность ее основания — субъективно-интроспекционистс-кого представления о психике. В начале 10-х годов XX столетия психо­логия вступила в период открытого кризиса, который продолжался до середины 30-х годов. Это был кризис методологических основ психологии, и его позитивное содержание состояло в том, что раз­вернулась работа по созданию новой психологической теории. Если до конца XIX века психология по сути была интроспективной психо­логией сознания, то в результате кризиса в психологии наметились две главные тенденции.

Представители первой тенденции отстаивали возможность дать строго научное объяснение поведению человека. Причем если одни из них главные причины поступков и поведения человека ус­матривали во внешней ситуации, т.е. действии окружающей среды— социодинамические теории, то другие считали главными детерми­нантами человеческого поведения внутренние факторы и свойства личности — психодинамические теории.

Промежуточная точка зрения основана на принципе взаимодей­ствия внутренних и внешних факторов в управлении актуальным пове­дением человека {интеракционистские теории). Известный исследова­тель психологии личности Г. Олпорт символически выразил эту точку зрения на поведение (R) в виде формулы: R=F(B,C), где В — внутрен­ние, субъективно-психологические свойства личности; С — социальное окружение, a F — знак функциональной зависимости. Тогда в социоди-намических теориях поведение описывается формулой R=F(C), а в пси­ходинамических теориях—формулой R=F(B).

Представители второй тенденции придерживались мнения, что объяснить поведение человека методами, принятыми в классичес­кой науке, невозможно. Поведение человека можно только внешне (феноменологически) описать и "понять". Эта тенденция "понима­юще-описательной" психологии постепенно оформляется в совре­менный экзистенциализм.

Первая тенденция свое крайнее выражение получила в трудах бихевиористов и психоанализе.

Приверженцы бихевиоризма (поведенческое направление в пси­хологии) полагают, что психология не должна отличаться от других классических наук (таких, как биология или физика), поэтому они практически полностью устранили все "субъективное" в ней, отка­завшись от исследования сознания. С помощью предложенной Уот-соном схемы "стимул-»реакция" (S-»R) можно объяснить любую деятельность человека. Выражения типа "этот ребенок боится соба­ки" или "я влюблен в эту женщину", с точки зрения бихевиоризма, в научном плане ничего не означают. Напротив, объективные описа­ния типа "слезы и дрожь ребенка усиливаются, когда к нему прибли­жается собака" или "при встрече с этой женщиной сердце у меня бьется сильнее, а зрачки расширяются" — дают возможность коли­чественно оценить и измерить чувство страха или степень увлечен­ности.



В психоанализе (Фрейд 3. и его последователи) причины че­ловеческого поведения усматриваются в нем самом, точнее — в его подсознательных влечениях, основанных на инстинктах. По мнению Фрейда, инстинктивные сексуальные побуждения чело­века "запрещаются" на уровне сознания различными социальны­ми ограничениями. А между тем именно они побуждают людей действовать, и благодаря их "энергии" (либидо) происходит посте­пенное развитие личности и достижение зрелости. Фрейд полагал, что точные науки со временем будут давать строго научное объяснение всем психоаналитическим феноменам. Отрыв психо­анализа от точных наук он считал временным и старался сохра­нить его "научность".

Во второй тенденции ("понимающе—описательная психоло­гия") считается, что психология должна быть особой наукой, предме­том которой является именно то, что недоступно исследованию тра­диционных наук с их методами, а сами методы психологии должны принципиально отличаться от методов точных наук. Так как челове­ческое сознание недоступно для объективного изучения, его можно постичь только интуитивно, через своеобразное "вчувствование" — особым способом т.н. "понимающей интроспекции", на основе

доверительного самоотчета испытуемого в процессе эмпатического диалога его и исследователя. Именно этот тезис лежит в основе экзи­стенциальной психологии (Хайдегер М., 1927; Сартр Жан-Поль, 1946; Камю А., 1942; Ясперс К.,1935; и др.).

Сам термин "экзистенция" (от лат. existentio — "существование") впервые употребил религиозный датский философ Серен Кьеркего-рон (1843), понимая под ним мир индивидуального опыта человека, его истинное, подлинное внутреннее существование — "бытие". Этот внутренний мир у каждого человека уникален, неповторим и может быть понят только из собственного и непосредственного его описания самим человеком.

На свете нет двух одинаковых людей, каждый человек сам тво­рит и создает свой внутренний мир. Для каждого из нас наш внут­ренний, да и внешний миры существуют как их постепенное рас­крытие в течение жизни. Правда, в обыденной жизни человек не всегда задумывается о смысле своей жизни и осознает свое суще­ствование, бытие как экзистенцию. Для этого необходимо, чтобы он оказался в пограничной, экстремальной ситуации, например перед лицом смерти. Только тогда он наиболее отчетливо будет понимать и осознавать смысл своего бытия — свою экзистенцию. Для того чтобы жить и активно действовать, человек должен ве­рить в смысл своих поступков, смысл своей жизни. Стремление к поиску и реализации человеком смысла жизни можно даже рас­сматривать как врожденную мотивационную тенденцию, прису­щую всем людям и являющуюся основным двигателем поведения и развития личности.

Гуманистическая психология (Роджерс К., Маслоу А. и другие) возникла в 30-е годы XX в. и получила наибольшее развитие в 50-60-е гг. Она занимает особое место в представленной классификации.

В работах психологов этого направления, в противовес психо­анализу, выдвигается мысль о том, что у человека изначально су­ществуют гуманоидные, альтруистические потребности, что именно они являются источниками поведения человека, а не жи­вотные инстинкты. Признание главенствующей роли в поведении человека его стремления к самосовершенствованию и самовыра­жению (самоактуализация) является единым звеном всех гумани­стических концепций личности. Таким образом, так же, как и в психоанализе, здесь объяснительным принципом поведения при­знаются внутриличностные факторы, что позволяет относить гу­манистическую психологию к группе психодинамических теорий личности.

Однако гуманистические психологи предпочитают описывать феноменологию личности, их интересует прежде всего то, как чело­век воспринимает и понимает реальные актуальные события своей жизни (принцип "сдесь и сейчас"). Видеть смысл жизни и стремить­ся при этом к достойным для человека целям (самоактуализация) — суть психокоррекционнои доктрины гуманистического направле­ния. Нетрудно заметить в этом близость гуманистической психоло­гии с взглядами представителей "понимающей психологии", т.е. эк­зистенциализма.

Глава 16


ТЕОРИИ ЛИЧНОСТИ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ

ПСИХОЛОГИИ



Понятие личности с позиций психологии деятельности

В рамках отечественной психологии кризис методологических ос­нов психологии преодолевался путем применения деятельностного подхода к изучению психики. В его основу положена разработанная К. Марксом категория предметной деятельности. В качестве объясни­тельного принципа психики и сознания категория деятельности ис­пользуется при изучении различных областей психической реальнос­ти. Именно в конкретной деятельности человека и ее продуктах объективное проявление находят не только психика и индивидуальное сознание человека, но и коллективное, общественное сознание.

Главная задача, которая ставилась перед всеми психологическими школами, заключалась в том, что изучить зависимость элементов созна­ния от параметров вызывающих их раздражителей: воздействие на ре-цептирующие системы —* возникающие ответные (объективные и субъективные) явления. Позже эта двухчленная схема нашла свое выра­жение в знаменитой формуле S-^R. Однако эта формула исключает из поля зрения тот содержательный процесс, который осуществляет ре­альные связи субъекта с предметным миром. Теории научения не рас­сматривают ничего, что можно было бы назвать сознанием, чувствова­нием, воображением, волей. Процессы, осуществляющие реальную жизнь человека в окружающем мире, его общественное бытие во всем многообразии его форм, — это деятельность.

В теории деятельности Алексея Николаевича Леонтьева (1903-1979), развившего идеи Льва Семеновича Выготского (1896-1934) и Сергея Леонидовича Рубинштейна (1889-1960), личность рассматри­вается как продукт социально-общественного развития; в качестве же реального базиса ее выступает совокупность общественных от­ношений человека, реализуемых его деятельностью.

В деятельности происходит переход объекта в его субъективную форму, в образ; вместе с тем в деятельности совершается также пе­реход деятельности в ее объективные результаты, в ее продукты. То есть деятельность выступает как процесс, в котором осуществляются взаимопереходы между полюсами "субъект—объект". Через дея­тельность человек воздействует на природу, вещи, других людей. При этом по отношению к вещам он выступает как субъект, а по отноше­нию к другим людям — как личность.

Внутренняя, психическая деятельность человека произошла из внешней практической деятельности путем процесса интериори-зации. Внешняя и внутренняя деятельности имеют тесное взаимо­действие, существует и обратный процесс порождения внешней деятельности на основе составления ее во внутреннем плане — это процесс экстериоризации. Сами эти переходы возможны только потому, что внешняя и внутренняя деятельности имеют одинаковое строение.

Деятельность — это не реакция и не совокупность реакций, а система, которая имеет строение, свои внутренние переходы и пре­вращения, свое развитие. Деятельность это специфически чело­веческая, регулируемая сознанием активность, порождаемая по­требностями и направленная на познание и преобразование внешнего мира и самого человека.

Деятельность каждого конкретного человека зависит от его места в обществе, от условий его жизни и неповторимых индивидуальных обстоятельств. Основной характеристикой деятельности является ее предметность. Главное, что отличает одну деятельность от другой, состоит в различении их предметов. Именно предмет деятельности придает ей определенную направленность. При этом предмет дея­тельности выступает двояко: первично — в своем независимом су­ществовании — как подчиняющий себе и преобразующий деятель­ность субъекта; вторично — как образ предмета, как продукт психического отражения его свойств, которое осуществляется в ре­зультате деятельности субъекта.

Понятно, что деятельность человека вытекает из его потребнос­тей и вне деятельности реализация любой потребности невозможна. При этом ядром личности, ее стержнем выступают мотивы и цели деятельности. Мотивом называется предмет потребности или, дру­гими словами, мотив — это опредмеченная потребность. Мотивы, побуждая и направляя деятельность, порождают действия, т.е. приво­дят к образованию осознанных целей.

Наряду с классом осознанных мотивов существуют мотивы, ко­торые актуально могут не осознаваться. Однако они также представ­лены в сознании, но в особой форме — это личностные смыслы и эмоции. Личностный смысл определяется как переживание повы­шенной субъективной значимости предмета или явления, оказав­шихся в поле действия ведущего мотива. Это понятие исторически связано с представлениями Выготского о динамических смысловых системах индивидуального сознания личности, выражающих един­ство аффективных и интеллектуальных процессов. По своей функ­ции личностный смысл делает доступным сознанию субъективное

10

значение тех или иных обстоятельств или действий, но это "инфор­мирование" чаще осуществляется в эмоционально-чувственной форме. Тогда перед субъектом стоит задача рефлексии — задача на поиск смысла. А иногда субъект бессознательно ставит другую за­дачу — на сокрытие смысла, и прежде всего от самого себя. Это сокрытие и лежит за описанными Фрейдом защитными механизма­ми, поэтому для их объяснения нет нужды привлекать понятия конф­ликта между инстанциями Я или врожденными влечениями. Прояв­ления личности, которые обнаруживаются в проективных тестах, также могут быть поняты в терминах личностных смыслов и соответ­ствующей деятельности человека по поиску либо сокрытию этих смыслов. Аналогично эмоции возникают лишь по поводу таких со­бытий или результатов действий, которые связаны с мотивами. Если человека что-то волнует, значит это "что-то" каким-то образом зат­рагивает его мотив. Эмоции ревалентны деятельности, а не реализу­ющим ее действиям и операциям. Поэтому одни и те же операции, осуществляющие разные деятельности, могут приобретать противо­положную эмоциональную окраску.



Полимотивация человеческой деятельности — типичное явле­ние. Одни мотивы, побуждая к деятельности, придают ей личност­ный смысл (смыслообразующие мотивы), другие (мотивы-стиму­лы), сосуществующие с первыми, играют роль побудительных факторов (положительных или отрицательных). Распределение фун­кций смыслообразования и побуждения между мотивами одной де­ятельности позволяет понять главные отношения, характеризующие мотивационную сферу личности, отношения иерархии мотивов.

Следует отметить, что в ходе самой деятельности могут образо­вываться новые мотивы. В теории деятельности изучается механизм образования мотивов, который получил название механизма сдвига мотива на цель (механизм превращения цели в мотив). Суть этого механизма состоит в том, что цель, ранее побуждаемая к ее осуще­ствлению каким-то мотивом, со временем приобретает самостоя­тельную побудительную силу, т.е. становится мотивом. Важно под­черкнуть, что это происходит только при накоплении положительных эмоций, связанных с достижением этой цели. Только тогда новый мотив входит в систему мотивов на правах одного из них (Гиппен-рейтер Ю.Б, 1988).

Личность характеризуется сформированностью иерархии моти­вов, их широтой, динамикой, а также содержанием ведущей деятельно­сти. Изменения мотивационной сферы при заболеваниях и расстрой­ствах личности могут заключаться в нарушении как побудительной (снижение круга интересов), так и смысловой функции мотива (сниже-

11

ние опосредованное™ деятельности, актуализация непосредственной ситуации). Противоречия можно обнаружить как внутри смысловой системы личности, так и между смысловой и операциональной сторо­нами деятельности.



Деятельность имеет сложное иерархическое строение и состоит из нескольких "слоев" или уровней: уровень особенных деятельнос-тей (или особых видов деятельности), уровень действий (процесс, направленный на достижение осознаваемого результата), уровень операций (способы, приемы действия, техническая сторона дей­ствий) и уровень психофизиологических функций (физиологическое обеспечение психических процессов).

Совокупность действий, которые как бы "сосредоточены" вок­руг одного мотива, называют особенной деятельностью. Их приме­рами является игровая, учебная и трудовая деятельности. Одна и та же деятельность может побуждаться разными мотивами, в этом слу­чае говорят о полимотивации деятельности. Отдельные конкретные виды деятельности можно различать по форме, способу осуществ­ления, по эмоциональным характеристикам, по физиологическим механизмам и т.д.

На основании деятельностного подхода были разработаны концепции обучения и воспитания, в том числе учение о смене ведущей деятельности (Д.Б. Эльконин) и методика поэтапного формирования умственных действий (П.Я. Гальперин), которые подробно рассматриваются в курсе педагогической психологии.

Для психотерапии существенны следующие положения, вытекаю­щие из деятельностного подхода: (1) для того, чтобы психотерапевти­ческое воздействие было эффективным, требуется активность пациен­та, его желание, его собственные усилия по решению своей проблемы; эффективным же воздействие можно считать тогда, когда оно приводит к реальному изменению способа действия или образа жизни; (2) успеху психотерапии способствует обучающее воздействие, т. е. снабжение клиента понятиями, теоретическими схемами, которые позволили бы ему ориентироваться во внутреннем мире, постепенно овладевая им (неспроста во многих направлениях психологии собственно терапевти­ческое воздействие предваряется ознакомлением клиентов с теоретичес­кой концепцией, — например, в психоанализе, трансактном анализе, трансперсональной психологии и др.).

Общение и формирование личности

Общение следует рассматривать в качестве специфической фор­мы деятельности человека и одного из главных регуляторов его соци-

12

ального поведения. Общение оказывает решающее влияние на фор­мирование личности, ее содержательных и формальных характерис­тик, психических процессов, свойств и состояний. А.А. Бодалевым (1979) особо подчеркивается недостаточность традиционного подхо­да к исследованию роли в формировании личности лишь одной предметно-практической деятельности.



Обязательным компонентом общения является гностический компонент — познание людьми друг друга в совместной жизни и деятельности. Способность к общению складывается из умения разбираться в людях и верно оценивать их психологию, адекватно эмоционально откликаться на состояние и поведение окружаю­щих, умения выбора способа обращения с окружающими, адек­ватного с точки зрения как общественной морали, так и индивиду­альных особенностей человека. Качество этих характеристик социальной перцепции повышается с накоплением и обобщением опыта общения.

Различают следующие уровни общения: дефиниция — обще­ние, не сопровождающееся эмоциональной реакцией; идентифи­кация — принятие на себя роли другого, отождествление с ним; эмпатия — сопереживание.

Роль общения в формировании личности подчеркивалась так­же В.Н. Мясищевым (1960), Б.Г. Ананьевым (1977), Б.Ф. Ломовым (1971). Дальнейшая разработка проблемы общения и закономерно­стей социальной перцепции важна для различных областей при­кладной психологии, в частности, в медицинской психологии и пси­хотерапии.

Психология отношений

Исследование личности как системы отношений начато Александ­ром Федоровичем Лазурским (1874-1917)и детально разработано как в общепсихологическом плане, так и применительно к теории и прак­тике медицины Владимиром Николаевичем Мясищевым (1892-1973).

Главной характеристикой личности В.Н. Мясищев считает систе­му ее отношений. Отношение — это сознательная, основанная на опыте избирательная психологическая связь, которая соединяет че­ловека с живой и неживой природой, процессами и явлениями в мире, с другими людьми (интерперсональные связи), с самим собой (отношение к себе, самооценка).

Человек рождается без всяких отношений, но в процессе жизни у него формируется система отношений, свойственная только данно-



Защитные механизмы
Раздел 5 психология развития
Особенности юности.
Раздел 6 личность и общество:
Эффекты межличностного восприятия
Психогенные нервно-психические заболевания
Психосоматические функциональные синдромы
Причины стрессового напряжения
Гипертиреоз.
Раздел 8 врач и больной:
Больной и его образ "идеального врача"
Биоэнергетика.
Психогигиена труда.

Каталог: book -> medical psychology
medical psychology -> Учебное пособие «Психические и поведенческие расстройства при вич-инфекции и спиде: учебное пособие»
medical psychology -> Зейгарник Б. В., Братусь Б. С
medical psychology -> Принципы построения патопсихологического исследования
medical psychology -> Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины
medical psychology -> Киев «Здоров'я» 1986
medical psychology -> Научной рефлексии
medical psychology -> Клиническая психотерапия
medical psychology -> Психосоциальная аддиктология
medical psychology -> Ф., Боков С. Н. Медицинская психология: основы патопсихологии и психопатологии
medical psychology -> Наталия Александровна Дзеружинская, Олег Геннадьевич Сыропятов, Елена Игоревна Аладышева Основы психофармакотерапии: пособие для врачей


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница