Б. С. Орлов проблематика осмысления прошлого в совместных исследованиях ученых россии и германии москва 2011 Серия: «Европа XXI века»



страница1/22
Дата16.02.2016
Размер2.51 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22


Российская академия наук

Институт научной информации по общественным наукам



Б. С. Орлов

ПРОБЛЕМАТИКА ОСМЫСЛЕНИЯ ПРОШЛОГО
В СОВМЕСТНЫХ ИССЛЕДОВАНИЯХ УЧЕНЫХ
РОССИИ И ГЕРМАНИИ

Москва 2011

Серия: «Европа XXI века»
Центр научно-информационных исследований глобальных
и региональных проблем
Орлов Б. С.

Проблематика осмысления прошлого в совместных исследованиях ученых России и Германии. Центр научно-информ. исследов. глобал. и регион. пробл. Отд. Зап. Европы и Америки. – М., 2011 с. 227. (Сер.: Европа XXI века)

Одна из актуальных тем, волнующих российское и германское общество – осмысление недавнего прошлого. Примечательная особенность этого процесса – данную тематику рассматривали на многочисленных конференциях, круглых столах, в совместных изданиях ученые двух стран – сначала СССР и ФРГ, а затем России и объединенной Германии. Участник ряда таких научных встреч доктор исторических наук Б. С. Орлов, главный научный сотрудник ИНИОН РАН, рассматривает различные эпизоды такой совместной деятельности, особенности подхода к данной тематике со стороны отдельных ученых. Книга адресована в первую очередь тем, кто интересуется историей развития партнерских отношений между Российской Федерацией и ФРГ, а также тем, для кого по-прежнему актуально дальнейшее изучение тоталитарного прошлого в широком общеевропейском контексте.
© Б. С. Орлов

© ИНИОН РАН, 2011




Оглавление


Введение 4

Политика «преодоления прошлого»


в Германии 7

СССР: исследования во времена «оттепели», «застоя», «перестройки» 14

Начало осмысления прошлого в новой России 19

Встреча ученых-германистов на Урале 25

Разговор в «партийном бараке» СДПГ в Бонне 39

Мюльхаймская инициатива – опыт


многолетнего сотрудничества 83

Дела научного триумвирата 90

Кемерово: Западно-Сибирский центр
германских исследований 101

Липецк: Международные Копелевские чтения 113

Воронеж: Осмысление леворадикального прошлого 124

Истоки становления нацизма.


Веймарские исследования в университете г. Иваново 133

Сталинград – Волгоград: Кульминация встреч ученых России и Германии 140

На пути к антитоталитарному согласию.
Итоговая встреча в Москве 145

Германский исторический институт в Москве –


немецко-российский диалог 165

Процесс переосмысления прошлого продолжается 183

Куда бегут спортсмены на картинах художника Дейнеки? 189

Заключение.


«Спор историков» как отражение состояния общества 195

Литература 205





Введение


Завершая первое десятилетие нового века и даже нового тысячелетия, Европа продолжает внимательно вглядываться в век минувший, оценивая происходившее в нем теперь уже с определенной исторической дистанции. А вглядываться было во что: две мировые войны, унесшие миллионы человеческих жертв; революционные потрясения; установление тоталитарных режимов с разной идеологической мотивацией; развитие демократических процессов в Западной части Европы, завершившихся становлением интеграционного сообщества; распад идеологической и военно-политической системы, сформированной Советским Союзом в восточной части Европы; военно-идеологическое противостояние двух блоков, оснащенных смертоносным ядерным оружием; создание новой ситуации, открывающей возможности для установления нового европейского и мирового порядка. Одним словом, век ХХ-ый дает достаточно много поводов для того, чтобы осмыслить, почему, как и в каком виде произошло то или иное событие, как его оценивать, и какие выводы делать из него с учетом разумного устроения настоящего и будущего.

В силу этих обстоятельств история, её трактовка становятся фактором современной политической жизни, при этом политики разной идеологической ориентации по-разному оценивают прошлое, делая при этом соответствующие выводы для сегодняшнего дня. Более того, предпринимаются попытки законодательно затвердить то или иное видение исторических фактов.

В этом плане особенно выделяется Франция. Так, в 1975 президент Валери Жискар д’Эстен отменил торжественное празднование 8 мая. В свою очередь Франсуа Миттеран, избранный в 1981 г. президентом, отменил решение своего предшественника. Новый президент Жак Ширак в своей речи 16 июля 1995 г. признал ответственность французского государства за депортацию евреев и призвал французов к покаянию. Президент Николя Саркози в мае 2007 г. постановил, что ежегодно 22 октября во всех средних школах Франции будет зачитываться письмо 17-летнего участника Сопротивления Ги Моке, расстрелянного нацистами в 1941 г. Он же в феврале 2008 г. высказал публично пожелание, чтобы каждый школьник во Франции знать имя и биографию хотя бы одного ребенка, погибшего в Холокосте.

До этого 13 июля 1990 г. был принят «Закон Гайсо», названный по фамилии предложившего его депутата-коммуниста, против расизма, антисемитизма и ксенофобии.

29 января 2001 г. был принят Закон, в соответствии с которым Франция публично признала геноцид армян в 1915 году. В октябре 2006-го года парламент пошел дальше и постановил, что отрицание геноцида армян должно влечь за собой такое же наказание, какое Закон Гайсо предусматривает за отрицание геноцида евреев.

23 февраля 2005 г. был принят закон относительно роли Франции как бывшей колониальной державы и не только применительно к Алжиру. В том же году президент Ширак объявил 10 мая Днем отмены рабства. До этого 21 мая 2001 года был принят «Закон Тобира» по имени депутата-социалиста от Французской Гвианы. Он признает преступлением против человечности рабство и работорговлю.

Совокупность этих мер, по мнению немецкой исследовательницы Ютты Шеррер, образовали ядро системы, именуемой во Франции «политикой памяти» вместе с «долгом памяти» и «работой памяти» (Шеррер, с. 104).

Особое внимание «исторической памяти» уделяется в Польше. Здесь даже создан Институт национальной памяти. Как сообщает исследователь Алексей Миллер, в этом институте работают более 1200 человек. В нем есть исследовательское и издательское подразделение, а также особая прокурорская служба. Институт контролирует архивы служб безопасности бывшей ПНР, в том числе решает, кто и какие материалы получает из этих архивов, а кто не может получить. Сотрудники ИНП имеют статус государственных служащих с соответствующими привилегиями и дисциплинарной ответственностью. Их зарплата в разы превышает зарплату историков в национальной Академии наук и университетах. Исследовательский бюджет Института больше, чем сумма бюджетов всех других центров по изучению истории Польши ХХ века. Руководящий состав, и прежде всего директор, пишет А. Миллер, это политическая номенклатура, назначаемая политическим руководством страны (Миллер, с. 12).

Как видим, трактовка прошлого и во Франции и в Польше тесно связана с политической жизнью этой страны. С той лишь, правда, существенной разницей, что французские историки в своей деятельности не так скованы законами и предписаниями официальных служб.

Одно из подтверждений тому, создание в 2005 году объединения «За свободу истории». Его участники приняли обращение, в котором говорится: «История не является объектом юриспруденции. В свободном государстве ни парламент, ни судебные власти не должны определять историческую правду. Политика государства, даже если она исходит из лучших побуждений, не является исторической политикой» (цит. по Шеррер, с. 105).

Приведенные факты воспроизводят атмосферу в странах Европы – Франции и Польше – вокруг отношения к исторической тематике. Они позволяют эти факты соотнести с ситуацией в странах, которые являются объектом данного анализа – в России и Германии. Здесь отношение к исторической тематике является более обостренным, ибо именно в этих странах возникли тоталитарные режимы с идеологией, которую они пытались распространять на другие страны – либо расово-националистическую либо коммунистическую. При этом Германия явилась объектом распространения и той, и другой идеологии. И если немецкие историки после Второй мировой войны сосредоточились на осмыслении причин возникновения нацистского режима, по-разному трактуя его в ГДР и в ФРГ, то после воссоединения Германии в 1990 г. им пришлось заняться и анализом «диктатуры СЕПГ», т.е. правящей партии в ГДР.

Что касается России, то обществу приходится заново переосмысливать историческое прошлое, каким оно подавалось в годы существования СССР, и вместе с тем вырабатывать новые подходы к тем или иным событиям прошлого как с позиции политических кругов, находящихся у власти, так и в рамках объективной аналитической традиции, сложившейся в русской исторической школы, представленной прежде всего такими именами, как Ключевский и Соловьев.

В результате в настоящее время сложилась ситуация, при которой при подходе к прошлому политические соображения переплетаются с разноплановой публицистикой, а также с серьезными научными исследованиями. В силу этих обстоятельств, особый интереспредставляет то обстоятельство, в какой обстановке ученые двух стран совместно осмысливали недавнее прошлое в сложный переходный период, который переживали Германия и Россия. С учетом этих соображений уместно воспроизвести общую обстановку, которая складывалась в Германии и России и которая прямо или косвенно влияла на позиции ученых, занятых осмыслением прошлого.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница