Азбука опросных методов



страница3/6
Дата18.06.2018
Размер210 Kb.
1   2   3   4   5   6

Структура опроса

По­следовательность задаваемых вопросов имеет большое значение для получения качественной информации. Это связано в первую очередь с тем, что любой опрос включает несколько сменяющих друг друга закономерных фаз. Об­щая структура опросника может быть проиллюстрирована графиком, представленным на рис. 2.




Рис. 2


В начале и конце опросника идут более легкие вопросы, которые не требуют от человека серьезных усилий. Отвечать на них легко и даже (если это возможно) приятно. В середине же сконцентри­рованы наиболее сложные личностно значимые вопросы, требующие от респондента максимального напряжения. Выделяют обычно следую­щие фазы опроса по цели и характеру вопросов:

  1. фаза адаптации;

  2. основная фаза;

  3. выход из ситуации опроса.

Выделение этих трех фаз не абсолютно и может претерпевать значительные изменения в каждом конкретном случае. Однако их всегда следует иметь в виду, так как они описывают основной вектор психологического изменения при участии человека в анкетировании. Выделение момен­та адаптации к работе с анкетой кажется нам совершенно необхо­димым. В нашем обществе проведение массовых опросов не получило еще широкого распространения (хотя в последнее время и произошли определённые изменения, они не меняют ситуацию). Может так случиться, что ваше обращение к человеку будет его первым (или почти первым) опытом в этом виде деятельности. Фаза адаптации в этом случае включает в себя не только подготовку к работе с данной конкретной анкетой, но и вообще принятие такой задачи, как последовательные ответы на целый ряд разнообразных вопросов. Особенно это отно­сится к тем случаям, когда речь идет о вопросах, связанных с реальной жизнью: с ситуацией на работе, отношениями с началь­ством, семейными проблемами и т.д.

Существование фазы сбора основной информации вряд ли вызовет у кого-либо возражения — именно ради этого затевается вся история с проведением анкетирования. Обеспечение же для респон­дента снятия напряжения и выхода из ситуации опроса важно, по крайней мере, по двум причинам, это, во-первых, чисто этические обязательства перед человеком, которого вы «втянули» в посто­роннее для него занятие. Во-вторых, более прагматическая причина — обеспечение себе (или кому-то из своих коллег) воз­можности обратиться к данному респонденту еще раз. А для этого не стоит оставлять у него неприятные воспоминания о встрече с вами. Последнее замечание особенно значимо для специалистов, проводящих опросы в тех организация, в которых они сами работают.

Далее остановимся на вопросе об оптимальном размере анкеты. Практика социальных исследований давно фиксирует нега­тивное влияние больших по размеру (длительности) опросников на качество данных и — что также важно — низкий коэффициент ис­пользования полученных во время таких опросов материалов. Иными словами реализованное желание «спросить обо всем», приводит к тому, что большая часть полученной информации просто пропадает. В то же время уве­личение размера анкеты негативно влияет, прежде всего, на са­мо согласие давать ответы (например, по данным ряда исследова­телей, имеет место прямая зависимость возврата заочных ан­кет от их компактности). Однако эта общая закономерность реа­лизуется в зависимости от того, насколько оптимально осущест­вляются очное или заочное вхождение исследователя в психологи­ческий контакт с респондентом и выход из него. Так, и слишком малый размер опросника может привести к отрицательной оценке потенциальным респондентом серьезности подхода исследователя к рассматривае­мой сложной проблеме. А неумение интервьюера выходить из ситу­ации даже длительного интервью может вызвать со стороны респондента мало полезное для исследования значительное продление беседы.

В целом же установлено, что, начиная с определенной вре­менной границы, качество получаемой информации существенно сни­жается. Это относится и к общему размеру опросника, и к рас­пределению уклонений от ответов (отказов) с начала до конца в длительном опросе. Универсальных, точных временных ограничений нет и установить их невозможно. Однако считается обще­принятым, что примерная «нормальная» длительность интервью (за исключением клинической, глубинной беседы) — 20–40 минут с допустимым максимумом час или немногим более часа. Среднее время, допустимое для ответов на вопросы анкеты, должно быть, соответственно, несколько меньше — приблизительно 20 минут (око­ло 30 вопросов). Очевидна условность всех приведённых числовых значений.

Важными факторами, определяющими возможную длительность анкетирования и достоверность сообщаемой респондентом информации, являются характер и сила мотивации респондента.

Мотивация к работе с анкетой связана со степенью интереса человека к обсуждаемой проблематике, с его мне­нием о целесообразности задаваемых вопросов, о значимости добро­совестности участия в данном опросе, отношением респондента к той организации или к тем людям, от чьего имени проводится опрос. Важно, чтобы респондент чувствовал действительную общественную и личную значимость проблемы, которой посвящен опросник. В противном случае автор вместо тщательно продуманных ответов может получить небрежные, равнодушные и стандартные отговорки.

Многообразие задач, которые встают при создании опросной методики, можно сгруппировать в три основных группы и выделить три направления работы при конструировании опросника (см. рис. 3):


  1. формальные (внешние) характеристики анкеты (общий вид, качество и цвет бумаги, вариации шрифтов, расположение на плоскости листа во­просов и предлагаемых вариантов ответов и т.д.);

  2. формально-содержательные характеристики (формулировки вопросов, общая структура анкеты, анализ набора альтернатив в закрытых вопро­сах и т.д.);

  3. содержательная обоснованность ан­кеты (соответствие вопросов цели исследования, валидность методики).

Рис. 3


Эти направле­ния тесно связаны между собой. Так, первые два способствуют реализации третьего, т.е. обеспечивают качество получаемой информации. Однако если при всей корректности выполнения первых двух пунктов третий останется не разработанным, вряд ли стоит говорить о получении адекватных результатов. Такое разделение весьма условно и может быть правомерно именно при обучении, при первом опыте разработки ан­кет.

Когда мы говорили об "азбучных" правилах опросных мето­дик, то в основном имели в виду именно формальные и формально-содержательные параметры всякого опросника. Для различных видов опросных методов они остаются практически неизменными.

Иначе обстоит дело с содержательными проблемами ан­кетирования. Здесь различия между разного вида методиками очень велики. В простых анкетах, при помощи которых собирают фактологическую или различную социологическую информацию и в которых используют в основном прямые или почти прямые вопросы, проблемы содержания сводятся к минимуму. Основная роль отво­дится здесь корректным, грамотным формулировкам вопросов и психометрической проверке (о которой мы поговорим ниже). В то же время при конструировании изощренных психоло­гических методик для выявления, например, мотивов поведения или других личностных переменных основное время тратится именно на поиск адекватных индикаторов, показателей изучаемого психологиче­ского феномена.

Начнем формальной стороны конструирования анкеты. Первое требование, которому должен удовлетворять всякий опросный лист — внешняя привлекательность. Анкета должна вы­деляться из общего бумажного потока, с которым имеет дело респондент, обращать на себя внимание (особенно если он имеет дело с бумагами на работе). Эта задача легко решается путем вариаций формата анкеты и цве­та бумаги. При выборе формы опросника должны также учитывать­ся и возможные условия заполнения. Если, вероятнее всего, что респондент будет отвечать на вопросы, сидя за столом (дома, на работе, в классе и т.д.), то размер листа может быть достаточ­но большим. В качестве примера может быть предложен стандарт­ный машинописный лист (А4), но расположить его лучше горизонтально. Слишком громоздкие листы использовать не стоит. Нужно учитывать возможность респондента одномоментно охватить взглядом всю плоскость страницы, чтобы переключения внимания не повлияли на его отве­ты. Если же условия ответа на анкету неизвестны или же заве­домо неудобны (в цехе около станка, в спортивном зале, в кори­доре, на улице и др.), то лучше остановиться на более компактной форме: тетрадный лист, 1/2 машинописного листа и т.д.

Большое влияние на отношение респондента к опроснику ока­зывает расположение вопросов и вариантов ответов (альтернатив). Пространство листа не должно быть монотонным. Для этого хоро­шо комбинировать шрифты разной формы и оставлять пустые места (так называемый «воздух»). Экономия бумаги в данном случае может привести к нежелательным последствиям — раздражению респондента, негативной реакции на опрос, а, следовательно, к потере или искажению информации.

Использование разного рода символов, знаков, картинок, как правило, хорошо влияет на отношение человека к тем вопросам, на которые он отвечает. По­вторяющиеся графические символы относятся или к организации, проводящей опрос, или отражают какие-либо характеристики респондентов, или — реже — связаны с содержанием анкеты. Картин­ки, иллюстрирующие тему опроса, требуют от авторов большого воображения и чувства меры. Можно привести несколько удачных примеров. Так, тест на удовлетворенность браком сопровождался рисунками известного датского карикатуриста Х. Бидструпа, сюжет которых составляли взаимоотно­шения между супругами. Другой пример. В одной эстонской социо­логической анкете со страницы на страницу переходил маленький человечек, действия которого отражали суть вопросов, располо­женных в данной части анкеты: вот он встает, завтракает, вот опаздывает на работу, беседует с коллегами, а вот мечтает об отпуске.

Еще один момент, на котором стоит остановиться, обсуждая форму представления опросника респонденту, — это качество пе­чати. Опросники редко размножают высокой печатью — слишком до­рого и долго, значительно чаще используются ротапринтные или ксероксные способы печати, иногда при небольших выборках обхо­дятся компьютером и принтером. Анализ множества самых разных анкет показал, что, если большая часть времени респондента уходит не на обдумывание своего ответа, а на то, чтобы прочитать вопрос, то, в конечном итоге, страдает содержание ответов.

В конструировании ан­кеты нет мелочей, все, казалось бы, незначительные детали мо­гут привести к искажению или потере информации, поэтому обес­печение нормального качества печати — также одна из задач автора.

Мы уже писали о влиянии организации пространства анкетно­го листа на качество ответов. Приведем конкретный пример. Су­ществуют данные о том, что если один из предлагаемых ответов значительно длиннее других, то независимо от содержания его выбирают статистически значимо чаще других. Лучший способ пре­одолеть эту сложность — переформулировать альтернативы. Суще­ствует несколько графических приемов решения итого достаточно серьезного вопроса, можно как бы замкнуть пространство вариан­тов ответов специальной табличкой для обозначения выбранной альтернативы. Можно использовать разнообразные вариации расположения альтернатив, чтобы избежать привлечения внимания респондента к чисто внешнему признаку. Графическое разнообразие расположения альтернатив, кроме «выравнивания» текста, позволяет также преодолеть монотонность расположения его на странице.

Заканчивая краткий обзор проблем оформления анкеты, еще раз подчеркнём, что правильное, корректное, красивое оформление опросника — не излишество, а важный фактор получения дос­товерной информации. Фактор, который может оказывать как непо­средственное влияние на работу респондента, например, в случае нечеткой печати или при монотонном и плохо структурированном расположении вопросов, так и опосредованное, вызывая у него негативные эмоции по отношению к внешнему виду анкеты, а, сле­довательно, и нежелание взаимодействовать с организацией или людьми, проводящими опрос.

Второе направление в конструировании анкеты, условно выделенное нами и определяемое как формально-содержательное, объединяет проблемы структуры анкеты (о которой писалось выше), формулировки «обращения», требований к вопросам и вариан­там ответов и др.

Большое значение для получения достоверной информации имеет «обращение», которое предваряет собственно текст анкеты. Хорошо сформулированное и отработанное, оно должно выполнять целый ряд функций, во многом обеспечивать успешность заполне­ния анкеты респондентом. Именно в «обращении» возможно заинтересовать человека, подтолкнуть к взаимодействию, убедить отвечать на наши вопросы. Мотивация респондента к сотрудни­честву — одна из наиболее общих и труднодостижимых целей при сос­тавлении любого опросника. Непосредственно мотивирующую функцию может выпол­нять информация о том, для чего проводится данная работа, куда пойдет информация, какие будут последствия. Чрезвы­чайно важно с самого начала не подорвать доверие человека к анкете. Если цель и последствия опроса сфор­мулированы так, что испытуемый предположит подвох или обман (например, мы пообещаем нечто, заведомо невыполнимое), то и отношение к ситуации опроса будет соответствующим. Респондент или откажется заполнять анкету, или заполнит ее небрежно, следовательно, не всегда легко будет отличить добросовестно за­полненный опросный лист от халтуры, выполненной в случайном порядке. Особенно остро встает эта проблема, если по условиям работы авторам необходимо сохранить в секрете истинную тему оп­роса. Усилению мотивации к ответам на вопросы анкеты служит также ряд правил сос­тавления «обращения». К основным относятся следующие: «обращение» обязательно должно включать в себя информацию о том, кто и зачем проводит опрос, почему обратились именно к этому респонденту. Последнее также может сыграть поло­жительную роль в активизации интереса к опросу.

Приведем при­мер «обращения», ориентированного на статус опрашиваемого: «...Вот мы и обращаемся к таким людям, как Вы, хорошо знающим нашу организацию и людей, работающих в ней. Просим Вас дать несколько советов молодым сотрудникам, только что пришедшим на ра­боту к нам в фирму...».

Часто обращение основывается на связи существующих у испытуемого потребностей с темой, затрагиваемой опросником. Например, опросы в магазинах предполагают заинтересованность по­купателей в их хорошей работе, а в обращении перед опросом по проблемам летнего отдыха всегда можно апеллировать к желанию каждого человека хорошо провести свой отпуск.

Обязательной частью обращения должна быть инструкция по заполнению анкеты. Если все вопросы предполагают один принцип ответа, то он и формулируется в инструкции, если же отвечать предстоит по-разному, то следует указать наиболее часто встре­чающийся прием, а затем по мере необходимости давать разъяс­нения в тексте опросника.

Перейдём от требований к обращению к анализу формулировок вопросов. Начать следует с описания возможных классификаций вопросов. Первое основа­ние для классификации — это цель вопроса. Различают вопросы функциональные и содержательные. Последние связаны с непосред­ственным получением информации, а функциональные играют оп­ределенную роль в достижении успеха опроса в целом. К наиболее распространенным функциональным вопросам относятся контактные, функционально-психологические (установление доверия, снятие на­пряжения или утомления, мотивация респондента и т.д.), вопросы-фильтры (позволяют дробить выборку на группы по крите­рию, заложенному в вопросе), а также шкала лжи (о которой поговорим отдельно).

Многое из то­го, что будет сказано ниже, покажется само собой разумеющимся. Но, к сожалению, кажущаяся очевидность часто приводит к тому, что эти правила выпадают из поля зрения автора анкеты. Принципиальным моментом разработки анкеты является реализация требований к формулировкам вопросов. Речь идёт не только и не столько о нормах языка, стилистических особенностях формулировок (хотя и это имеет значение), важно обратить внимание при работе над формулированием вопросов на проблему их будущей интерпретации респондентом. Выделим несколько аспектов этой проблемы.

Во-первых, вопрос должен быть понятен респонденту. Понятность вопроса обеспечивается соблюдением обще­принятых норм языка. Рекомендую при подготовке анкеты специально поработать с её стилем. Это можно сделать самому, а можно прибегнуть к помощи специалистов-филологов. В то же время необходимо следить за отсутствием в тексте терминов, которые, скорее всего, неизвестны чело­веку, отвечающему на вопрос. В частности, серьезную опасность представляют психологические понятия, которые часто «внедря­ются» в речь исследователей, но остаются абсолютно загадочными для респондента. Например, в вопросах: «Как часто вы проявляете агрессивность?» или «Замечали ли Вы за собой стрем­ление к самоактуализации?» и т.д., ни «агрессивность», ни тем более «самоактуализация» не являются частотными для обычной речи, и могут стать причиной непонимания или неверного толкования смысла вопроса. В то же время автор анкеты должен быть хорошо знаком с лексикой той группы испытуемых, с которой он работает. Уместное использование специфических для данной выборки выражений может значительно повысить позитив­ное отношение к ситуации опроса в целом, однако неправильное употребление, например, профессиональных терминов может при­вести к сомнению в компетентности авторов анкеты, а, следовательно, и к уменьшению уважения и к ним и к их работе.

Вторая «заповедь»: вопрос должен быть однозначным. Реали­зация этого правила связана с языковой культурой составителей опросника. Так вполне уместный в устной речи оборот может быть абсолютно невозможен в тексте анкеты. Формулировка типа: «Неужели Вам не нравятся наши макароны?» — может предполагать и ответ «Да» и ответ «Нет», при этом остается не понятным реальное отношения отвечающего человека к макаронам.

Однако основная сложность заключается в выявлении случаев, когда языковые нормы не нарушаются, но в контексте анкеты вопрос звучит неоднозначно. Так на первый взгляд простой вопрос: «Какой отдых вы предпочитаете?» может быть понят по-разному. Респондент может пред­положить, что его спрашивают о том, как он чаще всего исполь­зует свободное время, или о том, как он хотел бы проводить свой досуг, а, может быть, речь идет об очередном отпуске.

И, в-третьих, формулировка сложных вопросов и, соответственно, их понимание определяются «рамками соотнесения», которые использует респондент, и которые сформировались в зависимости от различных обстоятельств его жизни. Принадлежность к той или иной социальной группе определяет то, как человек понимает, интерпретирует содержание различных обобщенных понятий. Эталоны для сравнения в различных социальных группах также могут не совпадать. Приведем следующий пример. Понятие «доход» само по себе не вызывает сложностей в понимании, но конкретное содержание, которое в него вкладывается, может быть весьма различным. Для людей старшего поколения «доход» — это только та зарплата, которую они всю жизнь получали на работе. Как правило, для них это синонимы. Для молодых людей «доход» — более сложное понятие, оно может включать и деньги, полученные за какую-то работу, и доход от сдачи жилья, и возможные проценты с каких-либо ценных бумаг, и комиссионные за оказанные услуги и т.д. и т.д.

Возникающие в результате таких различных интерпретаций систематические ошибки называются ошибками толкования. Сближение «рамок соотнесения» автора опросника и респондента можно добиться уточнением во­проса через набор подсказок или альтернатив (предлагаемых вариантов ответов).

Особую опасность для достоверности опросной информации представляют вопросы, провоцирующие стандартные ответы, пред­полагающие определенный «само собой разумеющийся» ответ. Вы­ражение «каков вопрос — таков ответ», по-видимому, в наиболь­шей степени относится именно к таким вопросам. Как правило, они затрагивают ценностные ориентации респондентов, их пони­мание общественно значимых или престижных явлений и т.п. Ос­новное внимание при этом должно быть направлено на нейтрализа­цию смещающего престижного фактора посредством:


  1. менее категоричной формулировки вопроса, применения более косвенных, в том числе «проективных», вопросов;

  2. сбалансированности аль­тернатив в закрытых вопросах;

  3. избегания (по возможности) эмоционально, ценностно нагруженных терминов и словосочетаний, а также штам­пов и стереотипов;

  4. маскировки и «растворения» подобных ост­рых вопросов среди других.

Напомним также читателю, что все вопросы можно разделить на две большие группы: закрытые и открытые. Открытым называется вопрос, к которому не предлагаются варианты ответов, и человек излагает свою позицию в свободной форме. Закрытый вопрос — такой, к которому прилагаются варианты ответов, и респондент выбирает тот, который в большей степени соответствует его мнению. Иногда выделяют ещё полузакрытые вопросы, варианты ответов на которые включают в себя так называемую «свободную альтернативу», т.е. респонденту даётся возможность выбора из предлагаемых вариантов ответов, или же написать свой, отсутствующий в предлагаемом перечне.

Считается, что открытые вопросы следует использовать тогда, когда об изучаемой проблеме более четкое представление имеют респонденты, а закрытые — когда представление опрашивающего о ней, по крайней мере, не уступает по четкости и предвосхищению возможных вариантов ответа представлениям респондентов. Реально ситуация сложнее. Во-первых, далеко не всегда можно четко определить, чья осведомленность в обсуждаемых вопросах выше. Во-вторых, открытые вопросы всегда дают возможность получить значительные объёмы информации, но их трудно обрабатывать, интерпретации не всегда корректны, в то же время информация может оказаться избыточной или же вовсе бесполезной. И, наконец, закрытые вопросы, а точнее ответы к ним (альтернативы) предопределяют угол рассмотрения проблемы, структурируют представления респондента. Поэтому вопрос об источниках наборов альтернатив имеет особое значение. Пу­тей выбора альтернатив довольно много, но, ни один из них не выступает как необходимый и достаточный. Наиболее удобно ис­пользовать сочетание литературных данных, информацию, получен­ную при помощи открытых вопросов во время пилотажных опросов небольшой выборки, опрос экспертов. Неточно отработанные ва­рианты альтернатив могут привести к серьез­ным искажениям получаемых денных. Среди предлагаемых вариан­тов ответов могут оказаться варианты, которые мало значимы для опрашиваемой выборки, и не войти такие, которые для респондентов наиболее важны. Полузакрытые вопросы частично решают эту задачу. Однако проблема все равно остается, так как далеко не всякий респондент сможет и захочет преодолеть уже сформировав­шуюся установку на ситуацию выбора предлагаемых вариантов от­ветов и написать свой собственный.

В зависимости от того, какие варианты ответов (альтернативы) предлагаются к вопросу, можно выделить неско­лько видов альтернатив:


  1. дихотомические (т.е. даются два противоположных вари­анта ответа, например, да–нет, друг–враг и др.);

  2. шкала (т.е. задается шкала измерения интенсивности чувства, отношения);

  3. «меню» (т.е. предъявляется целый ряд возможных отве­тов, часто не исключающих друг друга).

Эти варианты альтернатив предполагают несколько различные проблемы при их формулировании. Так при использовании дихотомических ответов нужно помнить, что респонденты в целом склонны соглашаться с автором и выби­рать альтернативу «да». Имеет смысл сводить к минимуму форму­лировки «да–нет», оставляя их только для фактологических во­просов типа: «Есть ли у Вас собака?». Когда же речь идет о шкалах, то двухкомпонентный вариант кажется слишком грубым. Наиболее часто встречающиеся шкалы включают в себя от 4 до 7 делений (однако, можно встретить и 10-балльные шкалы и 15-ти и многие другие). Крайне важно, чтобы они были уравновешены, т.е. имели одинаковое количество позитивных и негативных позиций. Требование уравновешенности шкалы связано с необходи­мостью предъявления всего континуума оценок. Если один полюс шкалы представляет собой суждение «всегда», то другой должен быть представлен суждением «никогда». Суждению «очень хорошо» должно противостоять суждение «очень плохо». Уравновешенность и полнота шкалы обеспечивают для респондента оптимальную ситуацию оценивания, задавая четкую систему отсчета. Неуравновешенные шкалы встречаются достаточно редко и связаны с тем, что уже есть информация о «знаке» оценки и необходимо уточнить выра­женность данного отношения.

Адекватность применения различных шкал определяется, преж­де всего, конкретным содержанием исследования. Всякое их услож­нение, например, переформулирование суждений пунктов шкалы, увеличение числа градаций, изменение типа шкалы, особенно за­мена ее на метрическую и т.п., должно быть в каждом случае проверено эмпирически, отработано в пилотажном исследовании.

Итак, мы рассмотрели основные вопросы, связанные с оформ­лением анкеты, ее общей структурой, формулировкой вопросов и альтернатив. Кратко остановимся на некоторых наиболее общих содержательных моментах конструирования опросников. Пожалуй, наибольшую сложность для исследователя (и для респондентов) представляет информация о потребностях, интере­сах, мотивах деятельности, эмоциональных переживаниях респон­дентов. Способности людей к дифференцированному осознанию и выражению этих «внутренних переменных» чрезвычайно различны, здесь многое определяется личным опытом, уровнем социальной зрелости личности, образованием, прошлой и актуальной мик­росоциальной средой и т.п. В рамках опроса очень трудно отде­лить мотивы реальные от ретроспективных, вымышленных, появив­шихся в результате рационализации. Ответы на вопросы, связанные с внутренним миром, очень чувствительны к соответствию семан­тики исследователя (текст вопроса и подсказок) семантике респондента. Очевидно также, что большинст­во человеческих поступков мотивировано не одним каким-то фактором, а несколькими одновременно. Связано это со сложностью мотивационной структуры личности, включающую в себя разнообразнейшие импульсы (от сугубо рациональных до иррациональных, неосознаваемых).

Один из путей повышения достоверности таких сложных пока­зателей связан с созданием в рамках одного исследования свод­ных индексов. Такой индекс может строиться на основе комплекса эмпирических референтов, включающего как ответы на ряд содер­жательно взаимосвязанных вопросов опросника, так и характеристики, полученные какими-то другими методами (например, в ходе стан­дартизованного наблюдения или анализа соответствующих докумен­тов). При этом специальные аналитические процедуры позволяют решить вопрос о «весе» каждой характеристики в ин­дексе. Большие возможности по созданию индексов предоставляют некоторые методы математической статистики, факторный анализ и т.д. Хотя их при­менение в эмпирических исследованиях трудоемко и ограничено в основном массовыми обследованиями, однако существенное повыше­ние достоверности информации при этом позволяет рассматривать соответствующие сводные показатели как приближающиеся по про­цедуре их обоснования к тестовым. Кроме того, вместо обращения к респондентам со сложными и иной раз надуманными вопросами, касающимися его установок, мотивов, эмоций, ценностей и т.п., мы можем задавать существенно более легкие вопросы с тем, что­бы с помощью указанных методов косвенным путем получать дос­таточно достоверную информацию об интересующих нас переменных. В небольших, типичных для социальной психологии исследованиях использование этих методов возможно если и не в полном объеме, то хотя бы в основных элементах или в общей стратегии обосно­вания при построении сложного индекса.

В последней части раздела необходимо коснуться и других видов опроса (кроме заочного анкетирования). Как уже отмеча­лось, почти все требования к опроснику предъявляются и к дру­гим видам анкетирования — интервью, блиц опросу и др. Однако существуют и некоторые особенности, на которых мы и остановим­ся.



Психометрическая проверка


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница