Андрей Александрович Вербицкий Наталья Анфиногентовна Бакшаева Психология мотивации студентов



страница1/8
Дата11.02.2016
Размер0.9 Mb.
ТипРеферат
  1   2   3   4   5   6   7   8

Андрей Александрович Вербицкий Наталья Анфиногентовна Бакшаева

Психология мотивации студентов




Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=598805

«Психология мотивации студентов: Учебное пособие»: Логос; М.:; 2006

ISBN 5-98704-117-1

Аннотация



Представлен анализ психологических исследований по проблемам мотивации субъектов учебной деятельности. Рассмотрена сущность мотивации, систематизированы основные отечественные и зарубежные подходы к пониманию мотивации деятельности и поведения человека, к ее развитию в обучении. Проанализированы процессы трансформации познавательной мотивации студентов в профессиональную в контекстном обучении, в котором моделируется предметное и социальное содержание усваиваемой профессиональной деятельности. Описаны методики исследования мотивации, приведен обширный список литературы.

Для преподавателей и студентов гуманитарных и технических вузов, исследователей, всех тех, кто интересуется проблемами мотивации человека.

Наталья Анфиногентовна Бакшаева, Андрей Александрович Вербицкий

Психология мотивации студентов




Введение

Превращение системы образования из репродуктивной в непрерывно развивающуюся, открытую, включение обучающихся в решение собственных образовательных и социокультурных проблем требует реформирования высшего, в том числе педагогического, образования, что и происходит в настоящее время по многим направлениям. В нашей стране принята личностно-ориентированная концепция педагогического образования, опирающаяся на культурно-исторический и деятельностный подходы к развитию человека в процессах его онто– и филогенеза. В рамках этой концепции утверждается отказ от ориентации главным образом на предметную подготовку педагога; усвоение содержания учебных предметов становится не самоцелью, но средством развития личности будущего педагога. Формирование собственной педагогической позиции возможно посредством выбора и реализации каждым студентом индивидуальной траектории получения образования, когда интегрируются собственно образование, его рефлексия, совместное обсуждение студентами и преподавателями образовательных ситуаций, совместная исследовательская работа (153).

Модель педагога строится на основе определения деятельностных, когнитивных и личностных характеристик в форме требований к специалисту, который – в идеале – владеет общей культурой, имеет глубокие психолого-педагогические и предметные знания, освоил гуманистические педагогические технологии, является развивающейся личностью, способен к педагогическому целеполаганию, проектированию и организации эффективного образовательного процесса, к педагогической рефлексии процесса и результатов педагогической деятельности.

Основной проблемой профессионального образования является проблема перехода от учения к труду, обусловленная противоречиями между содержанием, формами и условиями познавательной и осваиваемой профессиональной деятельности: в рамках одного типа деятельности нужно «вырастить» принципиально иной (А.А. Вербицкий). С позиций общей теории деятельности, которые мы разделяем, такой переход осуществляется прежде всего по линии трансформации мотивов, поскольку именно мотив является конституирующим признаком той или иной конкретной деятельности (А.Н. Леонтьев). Общепризнанно, что релевантными деятельности учения являются познавательные мотивы, тогда как практическая деятельность мотивируется профессиональными. Следовательно, остающаяся открытой в теории и образовательной практике проблема «естественного» перехода от познавательной деятельности студента к профессиональной деятельности специалиста преобразуется в проблему трансформации познавательных мотивов в профессиональные. При всем многообразии исследований мотивации учебной деятельности студента эта проблема пока не получила своего окончательного разрешения.



Глава 1

Подходы к психологическому исследованию познавательных и профессиональных мотивов




1. 1. Основные проблемы исследования мотивации поведения и деятельности человека

Проблема мотивации человека как одна из центральных проблем психологии личности и деятельности достаточно широко представлена в многочисленных исследованиях отечественных и зарубежных авторов. Однако интерес к ней не только не ослабевает, но даже усиливается (Б.Г. Ананьев, В.Г. Асеев, А.Г. Асмолов, Л.И. Божович, В.К. Вилюнас, Л.С. Выготский, В.В. Давыдов, Б.И. Додонов, В.И. Ковалев, Ю.Н. Кулюткин, А.Н. Леонтьев, Б.Ф. Ломов, А.К. Маркова, В.Н. Мясищев, А.Б. Орлов, С.Л. Рубинштейн, Г.С. Сухобская, Д.Н. Узнадзе, Х. Хекхаузен, П.М. Якобсон, М.Г. Ярошевский, J. Atkinson, D. Birch, K.B. Madsen, J. Nuttin, R.W. Whin и др.). Объясняется это как логикой развития самой психологической науки, так и потребностями образовательной практики.

Б.Ф. Ломов (102) относит мотивы к системообразующим факторам личности; мотивация является глубоко личностным образованием; деятельности без мотива не бывает (98), следовательно, мотив является неотъемлемым структурным компонентом деятельности.

Предпринято множество попыток выделить направления изучения мотивации, перечень которых можно продолжать и продолжать. Мотивацию исследуют в связи с классификацией различных мотивов по группам и созданием их максимально полного перечня, эффективностью учебной деятельности и необходимостью ее активизации, раскрытием профессиональных мотивов в рамках исследования профессиональной направленности. Достаточно большое число работ ориентировано на выявление психологических механизмов порождения и развития мотивации, психологических механизмов развития личности. При этом акцентируются самые разные аспекты: от выявления ситуационных детерминант поведения до онтогенетических закономерностей развития мотивации.

Можно согласиться с Х. Хекхаузеном, который писал, что «едва ли найдется другая такая же необозримая область психологических исследований, к которой можно было бы подойти со столь разных сторон, как к психологии мотивации» (173, с. 9). По степени разработанности теоретических аспектов и методов изучения проблем мотивации данная область психологических исследований являет собой достаточно пеструю картину: «фрагментарность подходов к психологическому исследованию мотивации, скорее, является правилом, чем исключением» (Там же, с. 36).

В то же время мотивы определяются в психологии как внутренние детерминанты деятельности. «Мотивы, – отмечает Е.В. Шорохова, – выступают как стимулы, реальные двигатели человеческой деятельности, как мощнейшие регуляторы поведения» (176, с. 20—21).

Понятие мотивации трактуется психологами в достаточно широком спектре смыслов и значений: от активности организма до различных видов целенаправленной деятельности субъекта. Обращаясь к понятию мотивации, объясняют также многие психические отклонения непроизвольного характера. Существуют и прямо противоположные точки зрения на мотивацию. С одной стороны, она признается реальной особенностью психической жизни человека, с другой – отрицается сама необходимость в представлениях, связанных с мотивацией. Как пишет Д. Дьюсбери, «понятие мотивации используется обычно как мусорная корзина для разного рода факторов, природа которых недостаточно понятна» (64, с. 200). По Х. Хекхаузену, понятия мотива и мотивации суть облегчающие понимание вспомогательные, или гипотетические, конструкты в схеме «объяснения действия между исходными наблюдаемыми обстоятельствами ситуации и последующими наблюдаемыми явлениями в самом поведении» (173, с. 37—38).

Исследования мотивации проводятся в психологии исходя из различных теоретико-методологических оснований. А.Г. Асмолов (13) выделяет три подхода к изучению мотивации: первый реализует принцип стремления к равновесию, второй – стремления к напряжению, третий – принцип саморазвития личности. Принцип стремления к равновесию разделяется представителями психоанализа, необихевиоризма, когнитивной психологии. Для индивидуальной психологии А. Адлера характерно признание в качестве движущей силы развития личности ее стремления к компенсации дефекта; необихевиористические концепции используют идею редукции напряжения потребностей; в теории К. Левина источником мотивации считается система внутриличностного напряжения и т. п. На принципе стремления к напряжению основан персонологический подход: концепция А. Маслоу о самоактуализации личности как внутреннем источнике ее развития, теория личности Г. Олпорта, где основной движущей силой выступает тенденция к самореализации личности (13).

Г. Олпорт, А. Маслоу, Дж. Гилфорд, Р. Кеттел рассматривают проблему мотивации, анализируя особенности личности в целом. Г. Олпорт трактует психологию личности как психологию послеинстинктивного поведения; независимо от вида первоначальных побудительных сил, они полностью преобразуются в процессе своего созревания в системы мотивов (Цит. по (11)). В концепции самоактуализации А. Маслоу постулизируется существование иерархии потребностей: базовыми являются органические потребности, а высшими выступают познавательные и эстетические потребности. А. Маслоу вводит понятия ненасыщаемой мотивации к личностному росту и дефицитарной мотивации (182).

По Г. Олпорту, мотивы есть неразрешенные напряжения, не исчезающие в результате удовлетворения интересов личности, но, напротив, ведущие к расширению системы интересов, что усиливает состояние напряжения, обусловливающее непрерывный процесс развития личности как «открытой системы». Личность открыта миру через свою деятельность, «она постоянно что-то получает из мира и что-то ему отдает» (11, с. 168).

В высших мотивах – мотивах развития – заключены источники развития личности, которая стремится не к снижению, а к поддержанию напряжения, к нарушению равновесия. Чтобы понять, чем является личность, нужно адресоваться к тому, чем она может стать в будущем, поскольку каждое состояние личности ориентировано в направлении потенциальных возможностей. Это положение, как отмечает Л.И. Анцыферова, сходно с идеей Л.С. Выготского о зоне ближайшего развития.

Точка зрения Г. Олпорта альтернативна теории влечений (драйвов), которая, по его мнению, применима лишь к мотивации нужды, обусловленной органическими потребностями человека. Г. Олпорт определяет личность не как законченный продукт, но как процесс постоянного совершенствования, развития. Этот процесс характеризуется формированием новых мотивов, которые являются самоподдерживающимися системами, вырастающими из предшествующих систем, но функционально от них не зависимыми.

Одним из путей формирования новых мотивов, подчиняющих себе органические потребности, является, согласно Г. Олпорту, превращение средств в цели. Та деятельность, которая выступала для человека сначала как средство достижения целей, начинает вызывать интерес сама по себе и обретает собственную мотивирующую силу. Таким образом, мотивы являются продуктом развития внутренней структуры деятельности. В связи с этим Л.И. Анцыферова отмечает, что саморазвитие деятельности порождает источники новых мотивов, и основным из них является включение человека в новую систему общественно-практических отношений, предъявляющую ему новые требования; важным способом появления новых мотивов является также процесс преобразования целей в средства (11).

Наиболее полный анализ зарубежных теорий мотивации поведения (необихевиоризма, фрейдизма, гештальтизма, персонализма) содержится в монографии П.М. Якобсона (1969), не потерявшей своей актуальности и сегодня. Автор отмечает, в частности, необоснованность переноса результатов исследования мотивации животных на человека и неадекватность используемых сторонниками бихевиоризма сущностных представлений о мотивационной сфере человека. Такие понятия, как первичные влечения, врожденные потребности, побуждения организма, не раскрывают структуру мотивационной сферы человека и не отражают сложные соотношения в иерархической системе его мотивов (183).

В необихевиоризме вводится понятие промежуточных между стимулом и реакцией переменных (К. Халл) – побудительной силы (драйва), объясняющей активность живого существа даже в ситуации отсутствия внешней стимуляции поведения. Е. Толмен настаивает на возможности использования результатов исследования поведения животных для понимания поведения человека: «все существенное в психологии… может быть исследовано в своей сущности через продолжающийся экспериментальный и теоретический анализ условий, определяющих поведение крысы в момент выбора в лабиринте» (182, с. 49).

При всем отличии бихевиоризма от фрейдизма, в понимании проблем мотивации они сходны в биологизации человека, преувеличении роли инстинкта. Согласно Фрейду, биологические, инстинктивные влечения, проявляясь в завуалированных формах намерений и стремлений человека, остаются неизменными в общественных условиях жизни, определяя даже творчество в сфере науки и искусства. В работах гештальтпсихологов (К. Левин, Б. Баркер, К. Лисснер, М. Овсянкина и др.) рассматриваются преимущественно характерные признаки динамики мотивационного процесса, психологические факторы, ведущие к его усилению или ослаблению. Однако анализ мотивации отличается при этом односторонностью, обусловленной пониманием психики как «силового поля». Изменения мотивации определяются только взаимодействием некоторых внутренних сил внутри этого поля, отрицается воздействие на личность внешнего мира. Существенный недостаток гештальтпсихологии в том, что она не охватывает все многообразие сторон и видов мотивации конкретного человека, определяющихся сложностью его социальных связей и взаимоотношений с окружающими (183).

Дж. Гилфорд описал шесть групп факторов, влияющих на мотивацию личности: органические потребности, потребности, связанные с окружением, трудом, позицией субъекта, социальные потребности, общие интересы. По мнению П.М. Якобсона, понимание мотивации конкретной личности в работах представителей персонализма имеет «расширительный характер» (183, с. 95).

По Х. Хекхаузену, мотив отражает относительно устойчивые личностные диспозиции, т. е. индивидуально-специфические моменты мотивационного процесса, побуждаемого ситуационными переменными. Мотивация выступает как побуждение к действию определенным мотивом, как процесс выбора из возможных действий, регулирующий и направляющий действие на достижение специфических для данного мотива целевых состояний, а также поддерживающий эту направленность. Иначе говоря, мотивацией объясняется целенаправленность действия. Не являясь единым процессом, равномерно пронизывающим поведенческий акт, мотивация складывается из разнородных процессов (например, процесса оценивания возможных исходов действия), выполняющих функцию саморегуляции на отдельных фазах выполнения действия, прежде всего в его начале и в конце. Мотивация определяет активность и упорство индивида в осуществлении выбранного действия и достижении его результатов.

Суть мотивационного процесса (побуждения) состоит в предвосхищении возможных действий индивида, ведущих к достижению определенных результатов. Взаимодействие личностных диспозиций (мотивов) с ситуационными побуждениями определяет результирующую тенденцию, инициирующую и направляющую конкретное действие. Характеристики ситуации выступают «…в качестве побудительных условий. Из множества личностных диспозиций актуализируется та, которая настроена на данную ситуацию» (173, с. 19). Поведение определяется субъективным переживанием индивидом ситуации или взаимовлиянием личностных диспозиций и особенностей актуальной ситуации. Понятие мотива, по Х. Хекхаузену, равнозначно понятиям личностных, индивидуальных, ценностных и оценочных диспозиций.

Кроме того, при анализе мотива автор использует «интерферирующие» с ним понятия потребности, побуждения, влечения, склонности, стремления – с их общей функцией направления действия на определенные целевые состояния, всегда содержащие ценностный момент. Поведение человека в определенный момент времени побуждается действенным мотивом, который активируется в заданных ситуацией условиях, будучи в иерархии мотивов ближе других связанным с возможностью достижения целевого состояния.

В соответствии с изложенным пониманием Х. Хекхаузен обозначает следующие основные проблемы психологии мотивации:

– содержательной классификации мотивов, обусловленная наличием различных классов отношений в системе «индивид – среда»;

– формирования, изменения и развития мотивов в процессе индивидуального развития посредством целенаправленного вмешательства и выявления активирующих воздействий среды на возникновение индивидуальных различий в мотивах;

– проблема измерения мотивов в их иерархической организованности и различиях по характеру и силе индивидуальных проявлений у разных людей;

– проблема выделения ситуационных условий, обусловливающих актуализацию мотива, теснее всех связанного с перспективой достижения соответствующего целевого состояния;

– проблема действенности мотивации, ее смены, возобновления или последействия при выполнении действий, направленных на достижение желаемого целевого состояния в изменяющихся условиях той или иной ситуации;

– проблема мотивации как общей целенаправленности деятельности и мотивационного конфликта при конкурирующих целях – обусловленная пониманием мотивации как обусловливающей выбор субъектом возможных действий;

– проблема реконструкции мотивации путем анализа разнородных ее проявлений в системе саморегуляции поведенческого акта;

– проблема многообразия влияний мотивации на наблюдаемое поведение и его результаты с учетом индивидуальных особенностей психических функций человека (восприятия, мышления, речи, моторной активности и др.) и функциональных возможностей компонентов деятельности (умений, навыков, знаний).

К перечисленным проблемам, как считает Х. Хекхаузен, можно свести все задачи по раскрытию сущности мотивации и ее влияния на поведение человека. Независимо от выбираемой исследователями терминологии «проблемы остаются в сущности те же, лишь несколько меняются подходы к их решению» (183, с. 35).

Третий подход, о котором пишет А.Г. Асмолов (14), основан на принципе саморазвития личности и разрабатывается в отечественной психологии прежде всего в рамках психологической теории деятельности, где мотив – центральный, системообразующий фактор деятельности. Первой продуктивной попыткой найти источник развития деятельности в ней самой является, по мнению автора, введение Д.Н. Узнадзе понятия функциональной тенденции. Согласно Д.Н. Узнадзе, «функция, внутренняя сила может активизироваться не только под давлением потребности, но и самостоятельно, автономно»; функциональные тенденции, возникая в процессе взаимодействия субъекта с миром, выступают источниками мотивации (167, с. 350).

Л.С. Выготский анализирует взаимосвязанные понятия потребности и интереса, раскрывая через них понятие инстинкта. Инстинкт – могущественный импульс к деятельности, связанный с наиболее сложными органическими потребностями ребенка; интерес «является верным выражением инстинктивного стремления, указанием на то, что деятельность ребенка совпадает с его органическими потребностями» (46, с. 118). Таким образом, по Л.С. Выготскому, интерес является формой проявления инстинктов.

В свою очередь, С.Л. Рубинштейн признает влияние органического состояния человека на мотивацию инстинктивного действия: такое состояние ограничивает мотивацию, что и отличает инстинктивное поведение от его более развитых форм. Следовательно, мотивация, связанная с природными потребностями, органическими состояниями и инстинктивными стремлениями индивида, не исчерпывает всех ее форм (147).

В соответствии с этой позицией зависимость человека от того, в чем он нуждается или заинтересован, порождает направленность на соответствующий предмет. Зарождающаяся при этом достаточно неопределенная динамическая тенденция превращается в стремление. По мере опредмечивания такой тенденции она становится все более осознаваемым мотивом деятельности. Поэтому проблема направленности личности – это «прежде всего вопрос о динамических тенденциях, которые в качестве мотивов определяют человеческую деятельность, сами, в свою очередь, определяясь ее целями и задачами» (146, с. 104). Понятие динамической тенденции у С.Л. Рубинштейна основное в определении различных мотивационных проявлений – установок, эмоций, целей, задач, мотивов, потребностей, интересов, идеалов. Так, интересы являются специфическими мотивами познавательной деятельности, эмоции – формой переживания потребности, выражающей ее активную сторону.

Для А.Н. Леонтьева понимание соотношения мотивов и потребностей является главным в психологическом анализе личности. Врожденные потребности и инстинкты выступают лишь предпосылками ее развития, «которые перестают быть тем, чем они были виртуально, «в себе», как только индивид начинает действовать» (96, с.182). Мотивы, субъективные переживания и желания взаимосвязаны опосредованно (через их предмет) и в то же время принципиально несводимы друг к другу.

Автор подчеркивает, что при существующем терминологическом многообразии нет необходимости разбираться во всех смешениях понятий, которые характеризуют состояние проблемы мотивов. Главный вопрос здесь – в понимании предмета хотения, желания или страсти. Таким образом, предмет придает деятельности определенную направленность; деятельность – это процесс, «побуждаемый и направляемый мотивом – тем, в чем опредмечена та или иная потребность»; «за соотношением деятельностей открывается соотношение мотивов» (96, с. 188—189). В таком понимании обозначена взаимосвязь мотива и потребности, причем имеющая генетический характер: развитие потребностей происходит путем изменения круга предметов, их удовлетворяющих. Это, считает А.Н. Леонтьев, основной фило– и онтогенетический закон развития потребностей (98). В разных исследованиях конкретизируется положение о соотношении понятий мотива и потребности.

Мотивы и цели, по А.Н. Леонтьеву, могут совпадать в результате приобретения целью самостоятельной побудительной силы или в результате осознания мотивов, превращающего их в «мотивы-цели» (96, с. 201). Об этом же говорит Б.Ф. Ломов: мотив приобретает свою побудительную функцию в соотношении с целью. Вектор «мотив – цель» является качественно новым образованием, которое отличается от мотива и от цели, выступая как направленный побудитель и регулятор деятельности (102).

Между мотивом, целью и установкой, отмечает О.К. Тихомиров, существуют сложные отношения (162). Осознание мотива может иметь двоякие следствия: возникновение мотивов-целей при сохранении направленности деятельности; целей – «антимотивов», нейтрализующих или подавляющих осознанный мотив. В последнем случае возникают новые мотивы или меняется их иерархия; именно иерархические отношения в потребностно-мотивационной сфере обусловливают появление целей, альтернативных актуальным потребностям. Установка замещается целью при недостаточности действия установочных механизмов; определяет избирательность по отношению к возможным целям; может быть продуктом трансформации целей – в результате принятия решения образуется намерение (164).

Мотив является продуктом проникновения интеллектуального образования (образа предмета) в потребность (аффект), пристрастно-познавательным образованием, сочетающим в себе признаки интеллекта и аффекта, полагает В.К. Вилюнас (42). Иначе говоря, мотив – это пристрастно отражаемый предмет, предмет пристрастно-эмоционального отношения, что позволяет развивать представления о его взаимодействии с другими «единицами пристрастности» и различными составляющими опыта (41, с. 193). Психологическая связь мотивов и эмоций состоит, по А.Н. Леонтьеву, в том, что последние отражают отношения между мотивами (потребностями) и возможностью успешной реализации отвечающей им деятельности субъекта, возникая вслед за актуализацией мотива (потребности) и предшествуя рациональной оценке субъектом своей деятельности (98).

По мнению некоторых авторов, эмоциональная окрашенность мотивов неустойчива: одни мотивы жестко связаны только с определенным типом эмоций (например, интерес – с положительными эмоциями), другие под влиянием ситуации и характеристик выполняемой деятельности могут менять свой эмоциональный «знак». В зависимости от «знака» ведущего мотива отношение к учению может быть положительным, неопределенным или отрицательным (92).

Потребности есть обусловленные природой и обществом программы жизнедеятельности; эмоции – психические феномены, порождаемые потребностями и являющиеся их индикаторами (Б.И. Додонов). Кроме того, эмоция сама формирует временную потребность – намерение. Эмоция есть своеобразная функциональная потребность организма и личности в эмоциональном насыщении; она может стать и своеобразным объектом потребности. Относительно потребности функции эмоции трансформируются: от роли ее индикатора и функционально-потребностной роли до объекта потребности и интереса личности. Интерес есть «потребность в определенном объекте и деятельности с ним как источниках желанных переживаний и средствах достижения желанных целей» (63, с. 21).

Несколько иного взгляда на проблему соотношения потребностей и стремлений личности придерживается А.Г. Асмолов: понятие потребности неправомерно использовать для обозначения феноменов человеческой психики, которые в качестве мотивирующего источника имеют взаимодействие субъекта с миром; более адекватно понятие функциональной тенденции, способное стать теоретической основой разработки проблемы движущих сил развития личности (13).

Развитие личности, по Л.И. Божович, сопровождается появлением новых форм психики в познавательной и эмоциональной сферах, как и в сфере потребностей и мотивов ребенка: «Первоначально элементарная потребность в раздражителях… превращается в потребность в новых впечатлениях, а затем в специфически человеческую познавательную потребность» (21, с. 64). Познавательная потребность ненасыщаема в тех случаях, когда возникающее при ее удовлетворении переживание начинает выполнять функцию предмета потребности. Развитие мотивационной сферы человека выступает центральным звеном в формировании его личности (Там же).

Мотив является устойчивым образованием мотивационной сферы в виде опредмеченной потребности, подчеркивает В.А. Иванников (74). В отличие от мотива, побуждение является конкретным ситуативным образованием, результатом мотивационного процесса, т. е. следствием актуализации мотива, непосредственно инициирующего деятельность. В то же время побуждение – субъективное проявление мотива как личностного образования, его предваряющее.

К мотивационному процессу автор относит: формирование готовности к действию; выбор целей, средств, способов, места и времени действия; формирование уверенности в правильности и необходимости действия. В сложный мотивационный процесс включены потребности, мотивы, мировоззрение, личностные особенности и представления человека о себе, своих физических и психических возможностях, функциональные и эмоциональные состояния и переживания, знание о среде и прогноз ее изменений, ожидаемые последствия и т. п. Мотивация есть «особый психический процесс или особое психическое действие со своим строением и с функцией формировать побуждение» (75, с. 115). «Мотивационное действие» может быть свернутым или развернутым во времени, протекать на осознаваемом либо неосознаваемом уровнях. Анализируя возможности произвольного формирования побуждения посредством изменения смысла действия, В.А. Иванников говорит о произвольной форме мотивации, осуществляемой в плане сознания.

В.В. Репкин и А.К. Дусавицкий определяют мотив как конкретно-предметную форму потребности; в качестве субъективных форм мотивов могут выступать влечения, стремления, намерения, идеалы, интересы и другие мотивационные компоненты (144).

Мотивационная сфера человека исследуется и со стороны ее уровневого строения. На биогенном, социогенном или личностном уровнях этой сферы мотив выступает проявлением единства внешнего и внутреннего, интериоризированного и экстериоризированного. Мотив – продукт и условие соотнесения внешней и внутренней среды, потребности и предмета ее удовлетворения (биогенный уровень); результат и предпосылка интериоризации заданных извне социальных ценностей (социогенный уровень); следствие и условие порождения (экстериоризации) общественно значимых продуктов деятельности (личностный уровень). Мотивы объективированы в продуктах духовного творчества, реально функционируют в процессе опредмечивания и распредмечивания культурно-исторических ценностей, актуально или потенциально представлены в переживаниях действующего субъекта (165).

По мнению В.И. Ковалева, мотивы не сводимы к другим психическим явлениям, поэтому нельзя отождествлять понятие мотива с такими понятиями, как установка, эмоция, цель, отношение. Наделение этих феноменов функциями мотива или трактовка как разновидности мотива есть отрицание его самостоятельной значимости. Влечения и желания есть этапы становления мотивации, но не ее содержание. Мотив не может быть квалифицирован как психическое состояние, это побуждение человека в связи с потребностью как испытываемой нуждой в чем-либо. Отличие мотива от других психических явлений в том, что психические состояния более кратковременны, чем мотивы, способные побуждать поведение в течение всей жизни человека. Мотив – причина определенного отношения; эмоции лишь окрашивают мотивы, под влиянием эмоций изменяется только «энергетическая», а не содержательная их сторона. Установка является не побуждением поведения, а позицией личности, поэтому нельзя отождествлять мотив и установку. Таким образом, мотивация – это иерархическая система мотивов, выступающих осознанными побуждениями деятельности, свойствами личности (83).

Активную избирательную позицию, определяющую индивидуальный характер деятельности и отдельных поступков субъекта, выражает, согласно В.Н. Мясищеву, психическое отношение. Понятие мотива имеет в теории Мясищева двоякий смысл: побудительной силы поведения или переживания; основания поступка, решения или мнения. Основанием самого мотива может выступать отношение, например, если ученик учится из любви к знаниям или родителям. «Мотивом отношения» может быть какое-либо переживание; так, переживание неудачи в учении может стать мотивом отрицательного отношения к нему. Таким образом, психологическое содержание понятия «мотив» разнопланово, неправомерно смешивать мотивы и отношения. Отношение, как и мотив либо установка, выполняет побудительную функцию: «Источником мотива может быть отношение, мотив может явиться источником отношения» (121, с. 110).

Мотив является одним из побудителей поведения человека, энергетическим началом его деятельности, пишет А.С. Прангишвили, а установка – это регулирующее, селективное начало. Определяя, вслед за Д.Н. Узнадзе, установку как психологическое содержание взаимодействия потребности и объективной ситуации, на основе которого возникает деятельность определенной направленности, автор отмечает, что мотив только побуждает деятельность, а установка побуждает и направляет: «Установки как фиксированные состояния автономно выступают побудителями действия» (139, с. 32). Фиксированные установки есть «длительные диспозиции, готовность быть преимущественно в определенном направлении мотивированным» (Там же, с. 33); установка – длительное состояние единства побуждающих и направляющих моментов деятельности, мотив – преходящее состояние побуждения к действию. Есть и противоположные точки зрения: мотив нельзя отождествлять с состоянием (В.И. Ковалев); мотив является устойчивым личностным образованием, а побуждение – одним из ситуативных мотивационных проявлений (В.А. Иванников).

Ш.Н. Чхартишвили, рассматривая соотношение мотива и потребности, отмечает, что в психологической литературе нет однозначного понимания природы основных видов потребностей, не разграничены такие их характеристики, как «свойство потребности», «состояние потребности», «идея потребности» (174, с. 115). Признание потребностей как источников мотивов обусловливает необходимость выделения видов потребностей и мотивов, групп, видов, свойств и характеристик компонентов мотивационной сферы. На этот счет в литературе можно встретить различные позиции. Так, считается, что в основе мотивации лежат только осознанные потребности, тогда как неосознаваемые служат лишь основой влечения (57); выделяются осознаваемые и неосознаваемые мотивы и т. п.

Мотивы, как отмечал А.Н. Леонтьев, открываются сознанию только объективно, путем анализа деятельности, субъективно же выступают в форме переживания желания, хотения, стремления к цели. Осознание мотивов возникает на уровне личности и постоянно воспроизводится в ходе ее развития. Такое осознание – серьезная проблема для субъекта, требующая особой внутренней работы по уяснению иерархических связей мотивов, что само по себе означает изменение мотивов, их развитие (96).

А.Н. Леонтьев различает понятия эмоции и личностного смысла в связи с происходящим в ходе развития человеческой деятельности и обусловленным ее полимотивированностью раздвоением мотивов на выполняющие функции смыслообразования и функции только побуждения. Соответственно, можно различать смыслообразующие мотивы, побуждающие деятельность и придающие ей личностный смысл, а также мотивы-стимулы, выполняющие роль побудительных факторов: «Распределение функций смыслообразования и только побуждения между мотивами одной и той же деятельности позволяет понять главные отношения, характеризующие мотивационную сферу личности: отношения иерархии мотивов» (96, с. 203). Смыслообразующие, ведущие мотивы имеют более высокий статус в иерархии по отношению к мотивам-стимулам.

В психологической литературе выделены самые разные функции мотивов деятельности: структурирующая, смыслообразующая, побудительная, направляющая, организующая, ориентировочная, энергетическая, регуляторная, целеобразующая, когнитивная, селективная, целемоделирующая, преградная и др. (Асеев, 1976; Божович, 1968; Гальперин, 1978; Леонтьев, 1981; Леонтьев, 1987; Петровский, 1987; Рубинштейн, 1958; Столин, 1979; Тихомиров, 1995; Ярошевский, 1971, и др.). На основе анализа этих функций В.Г. Леонтьев разработал динамическую модель мотивации, выделив в структуре мотива две основные подструктуры: ядерную и функциональную. К ядерной относятся содержание, направленность, значимость, динамичность, эмоциональность, установочные и волевые свойства; к функциональной – побудительная, селективная, регуляторная, когнитивная, целемоделирующая и смыслообразующая функции мотива. Побудительная функция мотива проявляется в его динамических характеристиках: силе, интенсивности, подвижности, напряженности; регуляторная задает планомерность деятельности, определенный уровень активности человека; селективная обеспечивает отбор и согласование побудителей, условий и средств деятельности под влиянием системы ценностных ориентаций личности; когнитивная отвечает за включение познавательных процессов в оценочный механизм и выработку стратегии удовлетворения потребности, создавая предпосылки формирования познавательной мотивации при решении мыслительных задач; целемоделирующая функция мотива активизирует построение в сознании образа предмета потребности, выражая направленность побудителя (100).

Во многих исследованиях показано, что мотивационная сфера является многокомпонентным, многоуровневым, динамическим образованием. В.В. Давыдов, вслед за Л.С. Выготским, отмечает, что потребности и интересы в поведении человека, «будучи социально обусловленными, приобретают новые формы, особенно со стороны культурных способов их удовлетворения», приспосабливаются к общественно-историческим условиям жизни людей (46, с. 19).

Проблема полимотивированности деятельности, обозначенная еще К.Д. Ушинским (168), разрабатывалась в исследованиях многих авторов (23, 40, 77, 98 и др.). Относительно полимотивированного, следовательно, полипотребностного характера деятельности И.В. Имедадзе подчеркивает, что есть немало потребностей, удовлетворение которых протекает на фоне актуализации других, в том числе познавательных, возникающих ситуативно в процессе осуществления человеком различных практических видов деятельности (77).

Автор выявила три типа полимотивации. При первом одна и та же активность отвечает двум и более потребностям, одновременно выступая как самостоятельная форма деятельности и как действие, включенное в другой вид деятельности. В этой деятельности представлен, следовательно, ведущий мотив, без которого не может осуществляться полимотивированная активность. Если для первого типа полимотивации характерна случайная связь между разными потребностями, то второй тип предполагает закономерную, природно обусловленную связь потребностей, одновременно проявляющихся в активности. Третий тип – «принципиальной полимотивации одной деятельности» (по В.К. Вилюнасу, 1990), это полимотивация в строгом смысле слова) – связан с наличием определенной совокупности мотивов, каждый из которых является внутренним, гомогенным по отношению к этой деятельности. В данном случае речь идет об одной осуществляемой субъектом деятельности, побуждаемой несколькими мотивами.

И.В. Имедадзе полемизирует с Д.Н. Узнадзе, считавшим, что одно и то же поведение не может побуждаться разными мотивами: «есть столько же поведений, сколько мотивов, дающих им смысл и значение» (167, с. 403). И.В. Имедадзе пишет, что эта позиция выражает мысль «один мотив – одна деятельность»; мотив именует, семантизирует деятельность и благодаря этому выступает критерием выделения различных типов и форм поведения (77). По нашему мнению, здесь речь идет о ведущем, смыслообразующем мотиве.

Предложенная В.И. Ковалевым (83) классификация включает шесть групп мотивов:

1) связанные с общественными потребностями личности по критерию их содержания;

2) выделенные по признаку уровня регуляторной функции: широкие социальные, коллективистические, процессуальные, ситуативные, поощрительные;

3) объединенные по видам деятельности: общественно-политической, профессиональной, учебно-познавательной;

4) различные по времени проявления: постоянно, длительно и кратковременно действующие;

5) различные по силе проявления: сильные, умеренные, слабые;

6) различные по степени устойчивости: сильно-, средне– и слабоустойчивые.

Эти группы выделены по разным основаниям: первые три группы отражают содержательные характеристики мотивационной сферы личности, последние – динамические. В.И. Ковалев считает, что мотивы всегда осознаются; некорректно поэтому использовать понятие «неосознаваемый мотив», поскольку процесс возникновения мотива представляет собой осознание потребности. Мотив как побуждение одномодален: «отрицательный мотив» – это отсутствие побуждений (134).

С.Л. Рубинштейн отмечает возможность совпадения и расхождения мотива и цели деятельности индивида. В отличие от мотивов и целей отдельных действий, мотивы и цели деятельности «носят обычно обобщенный, интегрированный характер, выражая общую направленность личности, которая в ходе деятельности не только проявляется, но и формируется» (147, т. 2, с. 41).

Относительно устойчивая конфигурация главных, внутри себя иерархизированных мотивационных линий определяет структуру личности (96). В литературе, пишет А.Н. Леонтьев, она неполно описывается термином «направленность личности», поскольку даже при наличии у человека отчетливой ведущей линии жизни она не остается единственной, «мотивационная сфера личности всегда является многовершинной» (96, с. 221). Таким образом, ведущие, смыслообразующие мотивы могут формироваться в различных видах деятельности, определяя появление нескольких главных мотивационных линий в совокупности деятельностей человека. Эти мотивационные линии, будучи сначала рядоположенными, вступают затем во внутренние взаимоотношения в результате внутренней работы по осознанию субъектом своих мотивов (Там же). В данном контексте направленность можно считать одной из главных мотивационных линий личности, обусловливающей деятельность, в том числе учебную.

По В.Н. Мясищеву, термин «направленность» означает доминирующее отношение и вместе с тем является очень общим: можно говорить о направленности взглядов, вкусов, желаний, интересов, склонностей. Однако к понятию личность направленность менее применима, поскольку личность многосторонне избирательна, имеет не линейные и не плоскостные свойства (121).

П.М. Якобсон выделяет три типа мотивации учения (1969): отрицательная, внешняя по отношению к учебной деятельности и вызванная осознанием школьником возможных неприятностей из-за неуспеваемости; положительная, но также связанная с внешними факторами (широкие социальные мотивы – гражданские и моральные, узколичные мотивы); мотивация, заложенная в самом процессе учения, – стремление познавать новое, познавательные интересы. Эти формы не выступают в чистом виде, сливаясь в динамической системе мотивов; могут преобладать в ней и определять общую картину мотивации: «в процессе учения, роста учащегося, развития его интересов и запросов меняется специфика мотивов и их сущность» (183, с. 230).

В зависимости от направленности школьника на различные стороны учебной деятельности принято различать две основные группы мотивов учения: познавательные, связанные с содержанием и процессом учебной деятельности; социальные мотивы, связанные с различными формами социального взаимодействия школьника (108).

К первой группе относятся широкие познавательные мотивы, заключающиеся в ориентации на овладение новыми знаниями; учебно-познавательные мотивы, состоящие в ориентации на усвоение способов добывания знаний; мотивы самообразования, выражающиеся в направленности на самостоятельное совершенствование способов добывания знаний. Вторая группа: широкие социальные мотивы, связанные с осознанием социальной необходимости образования; узкие социальные мотивы – стремление занять определенную позицию в отношениях с окружающими (позиционные мотивы); мотивы социального сотрудничества, состоящие в стремлении к взаимодействию с окружающими, анализу способов и форм сотрудничества с другими (108).

В психологической литературе представлены исследования самых разных мотивационных характеристик, которые условно объединяются в две основные группы: 1) содержательные, связанные с сущностью реализуемой деятельности; 2) динамические, описывающие процессуальную форму выражения мотивов (108).

К содержательным характеристикам мотивов учения принято относить: личностный смысл учения (смыслообразующий мотив); действенность мотива (реальный, действенный, «знаемый» мотив); место мотива в общей структуре мотивации (доминирующий, подчиненный, второстепенный); внутренняя или внешняя обусловленность возникновения и проявления мотива (внутренний или внешний мотив); уровень осознания мотива (осознаваемые, неосознаваемые мотивы); степень распространения мотива на разные виды деятельности (согласно Г.И. Щукиной, 1979, это локализованные стержневые интересы, мотивы широкой или аморфной локализации).

Динамические характеристики мотивов учения составляют: устойчивость (ситуативный, относительно устойчивый, устойчивый или постоянно актуализирующийся мотив); модальность мотивов, их эмоциональная окраска (отрицательные или положительные); сила мотива, его выраженность, быстрота возникновения (108).

В ряде работ формой проявления познавательных мотивов выступают интересы. Так, С.Л. Рубинштейн подчеркивал, что интересы являются специфическими мотивами познавательной деятельности человека; интерес направлен на определенный предмет и всегда осознан, в отличие от потребностей и влечений, которые могут быть неосознаваемыми (147, т. 2). В любом интересе есть момент познавательной направленности; В.Н. Мясищев определяет его как активное познавательное отношение (121).

В работах Г.И. Щукиной интерес понимается как избирательная направленность психических процессов человека на объекты и явления окружающего мира; тенденция, стремление, потребность личности заниматься именно данной областью явлений, деятельностью, которая приносит удовлетворение; особое избирательное, наполненное активными помыслами, яркими эмоциями, волевыми устремлениями, отношение к окружающему миру, его объектам, явлениям, процессам. Посредством интереса устанавливается связь субъекта с объективным миром, поэтому интересы – не только результат формирования личности, но и фактор, способствующий ее развитию (177, 178).

Проведенный в данном разделе анализ позволяет заключить:

1) понятие «мотив» является основным практически во всех исследованиях мотивационной сферы, проводимых с разных позиций, – в теориях установки, отношений, потребностей, диспозиций личности, интересов, направленности личности, влечений, – и поэтому служит своего рода теоретическим мостиком, объединяющим эти исследования;

2) в то же время базовые понятия «мотив» и «мотивация» используются в разных смыслах;

3) термином «мотив» обозначают инстинктивные импульсы, потребности, биологические влечения, переживание эмоций, интересы, желания, жизненные цели и идеалы и другие мотивационные переменные или компоненты; терминологическая множественность обусловлена, по-видимому, и распространенным в науке определением понятий посредством подведения их под уже известные, в результате создается цепь дефиниций, зачастую не проясняющих, а в ряде случаев и запутывающих картину существенных взаимосвязей между признаками определяемого;

4) выделяются различные функции мотивов: структурирующая, смыслообразующая, побудительная, направляющая, организующая, ориентировочная, энергетическая, регуляторная, целеобразующая, когнитивная, селективная, целемоделирующая, преградная и др.;

5) отсутствует сколько-нибудь точное определение понятия «мотивация», по-разному трактуются и пересекающиеся с ним понятия – интересы, личностные диспозиции, намерения, отношения и др.;

6) мотивационная сфера рассматривается как многокомпонентное, многоуровневое, иерархизированное динамическое образование;

7) компоненты мотивационной сферы выступают субъективными формами проявления и существования как друг друга, так и собственно мотива, достаточно тесно взаимообусловленными в своих проявлениях и развитии в деятельности; эти субъективные формы, как мы полагаем, либо предшествуют появлению собственно мотива как психического образования, либо выступают следствием его актуализации в деятельности, либо выражают его различные свойства и функции;

8) многообразные мотивационные характеристики сводятся к двум основным группам: содержательным и динамическим;

9) мотивационная сфера находится в постоянном движении, развитии входящих в нее компонентов и их соотношений (1).

Вопросы и задания для самостоятельной работы студентов

1. Каковы основные направления психологических исследований мотивационной сферы личности?

2. Какова связь понятий: мотивация, личность, деятельность, поведение?

3. Составьте тезаурус понятий по теме. Выпишите из словарей и справочных изданий определения следующих понятий: потребность, мотив, цель, ценности, эмоции, интересы, установка, инстинкт, аттитюды, мотивация.

4. Заполните таблицу:

5. Почему мотивы относятся к внутренним детерминантам деятельности и поведения?

6. Как соотносятся понятия в следующих парах: потребность – мотив; мотив – мотивация; установка – цель; отношение – мотив; интерес – мотив; инстинкт – мотивация; мотивы – эмоции; ценности – мотивы; мотивы – смыслы?

7. Как К. Левин рассматривает соотношение внешних и внутренних факторов в их влиянии на поведение?

8. Каковы основные идеи А. Адлера в рассмотрении проблем мотивации? Что такое «социальный интерес»?

9. Как А. Маслоу раскрывает понятия самоактуализации и самоактуализирующейся личности?

10. Что означает положение Г. Олпорта о личности как открытой системе?

11. В чем заключается специфика рассмотрения мотивации как процесса, свойства, явления?

12. Охарактеризуйте основные проблемы психологии мотивации по Х. Хекхаузену.

13. Как А.Н. Леонтьев раскрывает смысл явления «опредмечивание потребности»?

14. В чем заключается эксперимент Дж. Брунера по выявлению познавательной потребности у младенцев?

15. Всегда ли осознаются мотивы?

16. Приведите примеры неосознаваемых компонентов мотивационной сферы личности.

17. Какова взаимосвязь волевых процессов и мотивации? Как В.А. Иванников раскрывает понятие «произвольная форма мотивации»?

18. Назовите функции мотивов. Заполните таблицу, указав авторов, изучавших перечисленные в первом столбце функции мотивов:



19. В чем смысл положения о полимотивированном и полипотребностном характере деятельности?

20. Каковы основания классификации мотивов и потребностей?

21. Какие виды мотивов предпосылают учебную деятельность студентов, школьников?

22. Назовите содержательные и динамические характеристики мотивов.


Рекомендуемая литература : 1, 11, 13, 23, 40, 45, 57, 62, 63, 74, 77, 82, 91, 95, 97—99, 101, 107, 120, 134, 138, 146, 163, 166, 167, 172, 173, 175, 176, 177, 182.

Формы и методы обучения : академическая лекция, проблемная лекция, семинар-дискуссия.



Каталог: book -> common psychology
common psychology -> Хайнц Хекхаузен Психология мотивации достижения
common psychology -> Церебральный
common psychology -> Виктор Иванович Слободчиков Евгений Иванович Исаев Психология развития человека. Развитие субъективной реальности в онтогенезе
common psychology -> Юридическая психология
common psychology -> М. А. Холодная Психология интеллекта: парадоксы исследования
common psychology -> Самостоятельности
common psychology -> Шпаргалка по общей психологии психология как наука: предмет изучения, задачи
common psychology -> Психология семьи и больной ребенок
common psychology -> В психологию
common psychology -> Тамара Ивановна Гусева Психология личности Личность и индивидуальность


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница