Анатолий Протопопов трактат о любви, как её понимает жуткий зануда



страница1/6
Дата22.02.2016
Размер1.09 Mb.
  1   2   3   4   5   6
Анатолий Протопопов

ТРАКТАТ О ЛЮБВИ, как её понимает жуткий зануда
ТРАКТАТ О ЛЮБВИ,

как её понимает жуткий зануда
О чём речь
Вопрос к Армянскому радио:

Как предохраниться от беременности?

Ответ: пейте Нарзан

А когда пить, ДО или ПОСЛЕ?

Ответ: ВМЕСТО

(старый анекдот)

Попытки общества просветить молодых (и не очень) людей в половых вопросах, на мой взгляд, крайне однобоки. Широко освещаются вопросы техники секса, предохранения от беременности и заболеваний. О да, обсуждать технику секса чертовски приятно, но между тем большинство трагедий на сексуальной почве происходит не из за того, что делается это НЕ ТАК, как нужно, а из за того, что НЕ С ТЕМИ, с кем нужно. Между тем про выбор партнера обычно говорится вскользь, бессистемно, противоречиво, и в силу субъективной и чисто умозрительной аргументации, неубедительно. Фактически всё сводится к рекомендации съесть пуд соли, и пить нарзан. Однако, скушанный пуд соли – ещё не гарантия, что дальше всё будет хорошо, и с другой стороны, пока его кушаешь, можно упустить не один, действительно подходящий вариант.

В течение всей писанной истории человечества считалось желательным доверяться в выборе чувству любви, а в последние десятилетия и того более – любовь, как заклинание, стала противопоставляться минутным увлечениям, считаясь как бы гарантией безошибочности выбора. Однако до сих пор строго не доказано, что это доверие оправдано – ведь разница между «большой» любовью и минутной симпатией чисто количественная, а не качественная. Вместо этого объясняются и красочно описываются возникающие при этом ощущения, но коренная логика этого явления остаётся за кадром, или просто отрицается, относимая к чему то сверхъестественному. Не следует искать тайну там, где её нет – все эти иррациональности любви на деле вполне рациональны, логичны, и по своему разумны. Для того, чтобы увидеть эту рациональность, необходимо только лишь перейти к другой системе координат – от цивилизованной к первобытно стадной. Ниже я попытаюсь показать, как это сделать, и доказать корректность такого перехода. Конкретно, речь пойдет об инстинктивных основах брачного поведения людей как биологического вида. Сам процесс совокупления рассматривать не будем. Нас также не будет интересовать и собственно ЧУВСТВО, то есть те ощущения, которые испытывает влюбленный человек, и физиологические механизмы их возникновения.

Убеждён, что знание этой логики вовсе не обеднит восприятие любви, как прекраснейшего из чувств, подобно тому что знание устройства цветка не мешает ботанику восхищаться его красотой, а знание законов гармонии и устройства инструмента не мешает (и даже наоборот, помогает) музыканту наслаждаться исполнением шедевра.

Инстинктивные основы поведения изучает наука ЭТОЛОГИЯ, однако популярных публикаций на тему этологии брачного поведения людей практически нет, и я надеюсь, что данная статья этот пробел в какой то мере восполнит.

А зачем, собственно, размножаться?
Кто в этот мир пришёл – того печаль понятна

В небытие вернуться должен он обратно

(Омар Хайям).

В течение жизни любого живого существа генетический материал постепенно искажается, в нем накапливаются ошибки, в результате организм столь же постепенно снижает жизнеспособность и в конце концов умирает. Мы не будем рассматривать другие теории старения, т.к. это выходит за рамки нашей темы. Феномен размножения известных нам живых существ состоит в том, что потомки получают гены, практически свободные от этих накопленных ошибок. В противном случае дети бы наследовали от родителей не только особенности строения тела, но и... возраст, и смена поколений очень быстро бы заглохла, а вернее просто бы не возникла.
Короче говоря:
Размножение – способ очистки генетического материала от искажений, т.е. как бы способ жить вечно.

Почкованье и половой процесс
Умножение лучше всего производить делением.

(Из разговора двух амёб).

Вегетативное размножение сводится к простому делению клеток, но процесс деления клетки при всей его внешней простоте очень сложен. Генетический текст при этом не просто раздваивается, после раздвоения хромосомы очень хитро обмениваются различными своими участками; в результате чего дефектные гены исключаются, и не передаются потомкам. Лишь после этого клетка разделяется на две части. Однако довольно велика вероятность, что повредятся все экземпляры гена в спиралях хромосом, и взять неповреждённый будет негде.

Чтобы исключить, или сильно уменьшить эту вероятность, природа и пришла к половому процессу. Коренное отличие его от вегетативного состоит в том, что обмениваются участками два неидентичных генетических набора, взятых от разных особей, в которых практически отсутствуют совпадающие повреждения генов. Кроме того, открывается возможность комбинировать в потомках свойства и признаки, полученные от разных родителей, что облегчает приспособление к меняющимся условиям внешней среды.

За преимущества полового процесса приходится платить. Вегетативный проще в осуществлении, и надёжнее, поэтому многие живые существа практикуют и то и это. К половому процессу обычно прибегают при ухудшении условий жизни, когда учащаются ошибки в генах, да и необходимость что то менять в жизни становится более очевидной. Когда всё хорошо, то просто делятся.
Короче говоря:
Несмотря на сложность в осуществлении, половой процесс обеспечивает более качественную очистку генетического материала при смене поколений;

Порождает большее разнообразие свойств и качеств особей вида, что даёт преимущества при адаптации к условиям внешней среды.



О гермафродитах и эволюции способов размножения
Не умножай сущностей без необходимости.

(В. Оккам)

В половом процессе должны участвовать две разные особи, но ниоткуда не следует, что они должны быть РАЗНОГО пола. Гермафродиты практикуют половое размножение, но пол у них только один! Каждая особь гермафродит имеет полный комплект половых органов, т.е. с равным успехом может выполнять роль как «самца», так и «самки», и нередко делает это одновременно. Например, некоторые виды улиток копулируют большими группами, соединившись в длинные ленты и кольца.

Гермафродитизм совсем даже не плох. Он надёжнее и проще, чем раздельнополость. В самом деле, если бы мы с вами были в норме гермафродитами, то наша брачная жизнь сильно бы упростилась, причём вряд ли бы обеднела. Судите сами: помимо двухкратного роста шансов найти себе спутника жизни, мы бы имели и как минимум упрощение самой процедуры знакомства и ухаживания. Почему же тогда однополые не господствуют на земле? А вот тут начинается самое для нас интересное...

Жизнь зародилась на Земле около 3 – 3,5 млрд лет назад, и первоначально размножалась вегетативно. Момент «изобретения» полового способа точно не известен, однако первые многоклеточные организмы, появившиеся около 800 млн лет назад, половой способ уже использовали, хотя бы изредка. Из тех, дошедших до нас организмов (улиток, червей и т.п.), большинство – гермафродиты, т.е. однополые явно появились раньше. Их господство заканчивается в силурийский период (ок 400 млн лет назад), а вместе с ними заканчивается господство однополого размножения. С тех пор господствует раздельнополое – оно явно даёт видам какие то важные преимущества. Какие?

Одно из этих преимуществ самоочевидно. Некоторые гермафродиты имеют возможность совокупляться сами с собой, и в отличие от онанистов, иметь от этого потомство. Естественно, что такой предельный инцест противоречит смыслу полового процесса, и должен быть как то предотвращён – такое «половое размножение» мало отличается от вегетативного. Впрочем, истинные гермафродиты самосовокупляются редко, и как правило, по очень уважительной причине – другой особи, в пределах досягаемости просто нет. В противном случае срабатывают какие то механизмы исключения самооплодотворения. Изначально, специализация полов – один из этих механизмов, однако одного этого явно мало, чтобы потеснить гермафродитов...


О разнополых и половом отборе
– Ты меня любишь?

– Да!



– Ах, ну где же эти пчёлы...

(из разговора двух цветков)

После старика Дарвина как то принято считать (отчасти вопреки его мнению), что естественный отбор основан на спонтанной, случайной гибели существ, недостаточно приспособленных к условиям жизни. Такой отбор, в сочетании с изменчивостью, назвался двигателем эволюции. Между тем такой способ отбора крайне неэффективен. Сам человек, выводя новые породы животных или растений действует гораздо более результативно; он достигает результатов за несколько поколений выводимых животных или растений, а не за сотни тысяч лет. Сущность такой селекции состоит в сознательном отборе родителей исходных пород, несущих желаемые качества, и соответственно не допущении размножения других особей, желаемых качеств не несущих. Умерщвлять этих аутсайдеров, вообще говоря, не требуется. Какой гуманизм, а? Кроме того, остается ещё возможность исправить «судебную ошибку», если таковая произойдет.

Очевидно, что использование самой природой подобных методов селекции способно резко ускорить темп эволюции, а тем самым улучшить адаптивность видов к меняющимся условиям жизни. Но как же природа могла бы это реализовать на практике? Ведь для этого необходим некий Судья, принимающий решения о том, кто достоин, а кто – нет. Проще всего конечно, привлечь гипотезу о существовании Бога, но это будет лишь уход от ответа. Вполне допустимо, чтобы этот Судья был не один, главное – чтобы все они судили более менее однотипно.

А судей много, и называются они самками. Именно они выносят вердикт, кому из самцов продолжиться в потомках, а кому – нет. Поэтому такой отбор называется половым. Известно, что сам Дарвин придавал большое значение половому отбору, но это почему то не нашло должного отклика у других учёных.

Возможен ли половой отбор у гермафродитов? Представим себе такую особь гермафродита, которую следовало бы отбраковать, как производителя. Вот отказывают ей все, отказывают, отказывают – но натыкается она на вторую такую же бедолагу, и... как нибудь они договорятся. У разнополых существ один отверженный самец другому такому же, в рождении потомства не поможет, а отверженных самок в животном мире не бывает. Ведь одного самца бывает достаточно для оплодотворения многих самок (исключения вроде богомолов – единичны), причём предела своей потенциальной плодовитости он как правило, далеко не достигает. Поскольку количество самцов в популяции обычно примерно равно количеству самок, а следовательно, оплодотворяющие возможности их в популяции сильно избыточны, то самки практически всегда имеют более или менее широкий выбор оплодотворителя. Он может быть замаскирован, но тем не менее всегда имеет место.

Исключать с целью отбора самок из процесса размножения слишком рискованно, т.к. их нерождённых детёнышей другая самка не родит – она своих то детёнышей рождает столько, сколько может, а тут ещё за кого то там другого... То ли дело самец! Не зачатых именно им детёнышей с удовольствием зачнёт другой, да и ещё не откажется...

На практике так оно и есть. У морских котиков 1/6 всех самцов оплодотворяют 5/6 всех самок, остальные вынуждены делать вид, что не очень то и надо... Ещё более резкие диспропорции наблюдаются у морских львов, где 4% самцов обеспечивают 88% спариваний! Такая картина типична для всех стадных животных. Среди самок животных живущих парами, особенно среди птиц, распространена привычка оплодотворяться до образования пары (семьи), а бывает, что и после, но от другого самца, причём нередко на виду у «законного мужа». То есть пара образуется как бы для ведения хозяйства, а оплодотворение нередко происходит по вполне стадным законам. Кроме того, самцов обычно рождается чуть больше, чем самок (и тем больше, чем хуже живётся виду!). Все это оставляет пространство для выбора даже у строго парных животных.

Растения, даже двудомные, практически не в состоянии производить такой отбор (см. эпиграф), поэтому полная раздельнополость (двудомность) в растительном мире так и не стала преобладающей, и сохраняется вид ридания ему целенаправленности, какая то часть, в принципе потентных самцов обязательно будет исключена из процесса размножения с соответственным ростом доли остальных.

Из принципа незаменимости самки следуют принципиальные же отличия поведения самок и самцов. Поскольку самки представляют гораздо большую ценность для популяции, а самцы рождаются в объективно избыточном количестве, следовательно, их персональная ценность для вида гораздо ниже. Это обстоятельство закреплено в соответствующих инстинктах, требующих от самок проявлять осторожность, избегать риска, заботиться о себе, и требовать заботы о себе от окружающих. В рамках этого инстинкта, к примеру, женщины более эгоцентричны, и больше доверяют интуиции и чувствам, чем логике. Интуиция и чувства основаны на практическом опыте, в том числе всего вида, т.е. как бы проверены практикой, а потому подсознательно считаются ими чем то более надёжным. Далее мы будем не раз к этой теме возвращаться, а в конце рассмотрим её подробно.
Короче говоря:
Раздельнополое размножение обеспечивает резкое ускорение естественной эволюции путём организации эффективного полового отбора, в ходе которого часть самцов целенаправленно отсеивается.

О разнообразии и риске
Без рождённых ползать – летать не могут.

(Приписывается М. Горькому)

Если все особи вида будут похожи друг на друга, как гайки на конвейере, то вся суета с выбором будет лишена смысла. Чтобы выбор имел смысл, необходимо должное разнообразие особей вида. Конечно, за сотни и тысячи поколений вполне можно сформировать некий оптимум качеств, который обеспечит наибольшую жизнеспособность каждой особи, а значит и вида в целом, но...

Дело в том, что условия, в которых существует вид, отнюдь не постоянны, и в какую сторону они изменятся завтра, природа, несмотря на всю свою так называемую «мудрость», предугадать никак не может. Именно для этого необходимы особи с набором качеств, в данных условиях неоптимальных, не нужных, и быть может вредных. Ведь если условия изменятся, то какие то из этих качеств могут оказаться очень кстати. Порождая таких особей, природа рискует – такие особи в данный момент менее жизнеспособны, но рисковать нужно, ибо кто не рискует, тот не выигрывает. Иного способа «предсказывать будущее», кроме слепого поиска наугад, природа не знает, что бы ей ни приписывали.

А как бы ещё свести к минимуму нежелательные последствия этого риска? Как сделать так, чтобы последствия этих хаотических экспериментов, большей частью невпопад, не угрожали жизнеспособности всего вида в целом?

Элементарно! Нужно только, чтобы самки по возможности от оптимума не отклонялись, а объектами экспериментов были самцы. Ведь неподходящих самцов можно смело отбросить, не опасаясь, что это уменьшит количество детёнышей во всей популяции. И наоборот, немногие выдающиеся самцы могут в принципе стать отцами всех детёнышей популяции.

Давно замечено, что соотношение новорождённых самцов и самок сильно зависит от условий существования вида. В неблагоприятных условиях увеличивается доля самцов, таким образом увеличивается разнообразие, ускоряется и ужесточается отбор, а тем самым и адаптация вида к новым условиям. В благоприятных – доля самок, что создает условия быстрого роста численности вида.
Короче говоря:
Для повышения эффективности полового отбора самцы, как объекты выбора, должны обладать большим разнообразием свойств и качеств, вплоть до явной неоптимальности отдельных особей, чтобы покрыть как можно более широкий спектр возможных потребностей вида.

Это разнообразие, в силу невозможности для стихийной эволюции осмысленного предсказания будущего, может быть только хаотически случайным.



Самкам же чрезмерное разнообразие ни к чему – это рискованно, а реализовать преимущества этого разнообразия не удастся (в силу небольшого количества потомков одной самки).

О базисе брачной стратегии
Лекция в зооветеринарном институте:

Преподаватель:

Хороший бык производитель должен совершать до двенадцати совокуплений в сутки...

Женский голос с первого ряда:

Сколько, сколько???

Преподаватель:

До двенадцати.

Женский голос с первого ряда:

Повторите это погромче для последнего ряда!

Мужской голос с последнего ряда:

Простите, это с одной коровой или с двенадцатью?

Преподаватель:

Конечно с двенадцатью!

Мужской голос с последнего ряда:

Повторите это погромче для первого ряда!

(старый студенческий анекдот)

Почему, стремясь друг к другу, мужчины и женщины никак не могут друг друга найти? А потому, что поиск ведут в разные стороны, ибо имеют разные цели своих устремлений. Более того, это стремление друг к другу отнюдь не безусловно дружелюбно, и подобно поведению людей на рынке. Продавец и покупатель тоже стремятся друг к другу, но оба они стараются извлечь из сделки максимальную личную выгоду, часто невзирая на возможные убытки другой стороны. Природе, увы, чужды сентименты...

Как уже было сказано, принцип разделения полов предполагает, что небольшая часть самцов оплодотворяет большую часть самок, вынуждая таким образом, большую часть самцов изображать неисправимых холостяков. Такая стратегия позволяет быстро закрепить в потомстве появляющиеся полезные признаки, избавляя самок от репродукции ненужных генов. Для этого необходимо, чтобы самцы и самки вели себя существенно различно при поиске брачного партнера.

Любой самец должен стремиться к максимально частой смене самок, как бы предполагая себя носителем уникально полезных генов. Представим себе, что у некоторого мужчины появился каким то образом ген устойчивости, ну например, к СПИДу. Крайне важно этот ген срочно распространить в популяции как можно шире! А он, гад, верен только одной женщине. Сколько она может ему родить? Ну 10, максимум 20 детей, и по законам генетики этот ген получит только половина их. Это же преступление перед видом! А вот если себя вести подобно султану, то вполне можно народить 1000, и на пределе пожалуй до 2000 детей. Это уже кое что... Так что общественное мнение не зря так сдержанно относится к мужской неверности – такова инстинктивная программа, и с биологических позиций очень, надо сказать здравая. Самец не должен ограничивать своей половой экспансии – на это есть самки.

Таким образом, инстинктивная цель брачного поведения мужчин  
больше женских тел, хороших и разных.
А если такой уникальный ген обнаружится у женщины? Как она должна вести себя, чтобы этот ген, так сказать не канул в Лету, а наоборот, закрепился и размножился? В принципе, можно тоже увеличить количество детей, но увеличится ли оно от интенсивной смены мужчин? Разумеется нет, но от этого может существенно пострадать их (детей) качество! Не зря общественное мнение с гораздо большим осуждением относится к женской неверности – женщина, неразборчивая в половых партнёрах, не заботится тем самым о качестве своих детей! Мужчина, пристроивший свои гены к некачественной женщине практически ничего не теряет – если завтра подвернется качественная, то он пристроится и к ней; женщина же, зачавшая от некачественного мужчины, может исправить свою оплошность очень нескоро (природа не предполагает абортов), и вообще, число такого рода попыток чаще всего очень ограничено. Чтобы понадёжней закрепить свои гены в потомках, женщина должна усилить строгость отбора претендентов, чтобы не разбавлять свои, предположительно уникальные, гены чем попало. Но чтобы было из кого выбирать, она должна нравиться по возможности всем мужчинам. И чем большему количеству мужчин она нравится, чем больше у неё воздыхателей, тем шире её выбор. Идеал – влюбить в себя всех, но подпустить – одного, а может быть, даже и никого. Само совокупление при этом – едва ли не досадный побочный эффект процесса соблазнения.

Итак, цель инстинктивной брачной стратегии женщин  
больше мужских сердец, хороших и разных.
А завладев сердцем мужчины, женщина может утратить к нему активный интерес, придерживая его только для коллекции. А тем временем соблазнять следующих.

Следует подчеркнуть, что здесь обрисован лишь базис различий брачной стратегии. Ниже мы рассмотрим инстинктивные факторы, заполняющие этот базис конкретным содержанием.
Короче говоря:
Для реализации преимуществ полового отбора самцы стремятся к максимально возможному количеству совокуплений – они, так сказать, борцы за КОЛИЧЕСТВО потомства, ибо количественно их плодовитость практически не ограничена;

С той же целью самки, имея количественно ограниченную плодовитость, стремятся к наивысшему КАЧЕСТВУ рождающегося потомства. В силу этого именно они являются выбирающим субъектом, а стало быть заинтересованы в максимальном расширении количества потенциальных партнёров, из которых легче выбрать наиболее «качественного», отвергнув остальных.



О нашем первобытном "Я".
Во мне два "Я" – два полюса планеты

Два разных человека, два врага

Когда один стремится на балеты

Другой стремится прямо на бега ...

(В. Высоцкий)

Человек, как известно, относится к отряду приматов, виду HOMO SAPIENS. Классификационное родство с другими приматами определяется большим или меньшим сходством генетического материала, внешне выражающимся в сходстве строения тела. Например, гены человека и шимпанзе совпадают более чем на 95%. Однако видообразующие признаки – не только особенности строения органов, но и поведение, повадки (приёмы охоты, защиты, брачные ритуалы, и многое другое).

Раз уж все видообразующие признаки жёстко передаются по наследству (на то они и видообразующие!), то присущее виду поведение тоже передается по наследству. Например, способность делать стойку для собак охотничьих пород передается по наследству, и связана именно с охотничьими породами. Ещё пример инстинктивно обусловленного рефлекса – опускание глаз, как признание своего подчинения другой особи, характерен для приматов, включая человека. Псовые (собаки, к примеру) в этой же ситуации поджимают хвост. Такое унаследованное поведение принято называть инстинктивным, а отдельные его компоненты – инстинктами. В отношении инстинктивных поведенческих программ используется также термин «врождённая модель поведения». Такой интересный для нашей темы инстинктивный акт, как поцелуй – часть врождённого брачного ритуала приматов, произошедший от ритуала кормления.

В какой степени всё это относится к человеку? Ведь у человека есть разум, какие никакие законы, что в принципе делает необязательным следование инстинктам. Однако человек приобрёл современный облик, и стал по настоящему разумным лишь около 30 40 тыс лет назад, и только 5 7 тыс лет длится историческая эпоха. Между тем, эволюция приматов начиналась где то в третичном периоде, около 20 30 млн лет назад, а такие важные инстинкты, как подчинение стадной иерархии, вообще существуют едва ли не столько же, сколько существует жизнь.

Разумеется, за столь короткие эволюционные промежутки времени инстинкты не могут исчезнуть – они формируются естественным отбором медленно и постепенно, как и морфологические признаки, и исчезают столь же медленно. Так что инстинкты не спрашивают, может ли человек без них обойтись. Они просто включаются, когда сочтут нужным. Нелогичная и необъяснимая с рассудочных позиций инстинктивная мотивация очень логична и объяснима в первобытной системе координат, и была целесообразна в первобытные времена. Однако современной обстановке реализуемое инстинктами поведение далеко не всегда адекватно, и мы часто недоумеваем, как зла и слепа бывает любовь...

Обезьяньи инстинкты, будут жить в нас, пока мы с вами относимся к отряду приматов, ибо они прочно записаны в генетическую память. Если человечеству удастся избавиться от каких то важных обезьяньих инстинктов, и закрепить это в генах, то человек уже будет относиться к другому виду, и возможно, даже выделится из отряда приматов. Развитие человечества потребовало иных, чем первобытно стадные, форм «брака», но инстинкты так просто из подсознания не исчезают, и продолжают действовать, хотя их время возможно уже давно ушло.

Рассудок индивида не может как то изменить его же инстинктивные программы; более того, он даже не знает об их существовании! Он может лишь им не подчиниться в каких то случаях, но в следующий раз инстинкт захочет сделать то же самое. Низший уровень подсознания – инстинкты, доступные ему программы исполняет прямо и без вариантов. Программы среднего уровня подсознания (традиции, привычки) уже могут с течением времени как то модифицироваться. Рассудок тоже широко использует отлаженные поведенческие программы, но для рассудка они – «информация к размышлению»; рассудок не столько исполняет свои программы, сколько импровизирует на их тему.

Инстинкты управляют нами через эмоции, не утруждаясь мотивировкой. Инстинкт, побуждающий женщину украшать себя, в частности косметикой, никак не сообщает ей зачем это нужно делать – ей хочется, и всё. Логический смысл в этом однозначен – привлечь внимание мужчин, однако большинство женщин будут это категорически отрицать, говоря что красятся они «для себя». Но ведь нормальные мужчины «для себя» не красятся! Такой поведенческой программы в их инстинктах нет. Кстати, очень многие современные мужчины негативно относятся к косметике на женщинах, но инстинкт про это не хочет знать. Ещё стоит обратить внимание, что чем ниже уровень культуры женщины, тем ярче и грубее «штукатурка» – инстинктивные мотивы в этом случае не сдерживаются и не корректируются рассудком.

Нервные структуры, реализующие инстинкты, возникли в глубочайшей древности, рассуждать и что то анализировать – для них непосильная задача. Они срабатывают при совпадении заложенного в инстинкт схематичного шаблона, с неким внешними сигнальными признаками, которые могут случайно походить на реально требуемые. Однако имея свободный и прямой доступ к мотивационным центрам мозга, инстинкты способны вызвать ОЩУЩЕНИЕ своей правоты в чём угодно. Это воздействие можно даже уподобить наркотическому. Наркотические иллюзии также нередко воспринимаются, как какая то высшая мудрость. Поэтому никакой «мудрости» у любви нет. Есть только ощущение мудрости. На самом деле любовь оценивает объект выбора очень поверхностно – в соответствии с жёсткой (где то даже тупой) генетической программой, задающей стратегию выбора брачного партнера. Рассудку при этом не остается ничего другого, кроме как заниматься подгонкой под ответ. Человеку вообще очень свойственно заниматься подгонками под ответ, когда он пытается объяснить своё инстинктивно мотивированное поведение.

Реальная картина поведения людей усложняется и запутывается не только наличием в нас двух "Я", но и тем, что граница между ними не абсолютно чёткая, инстинктивная и рассудочная мотивация может причудливо переплетаться. Кроме того, на каждый случай человек располагает несколькими инстинктивными программами поведения, возникшими в разное эволюционное время, и бывает, противоречащими друг другу.
Короче говоря:
Человек рождается с большим количеством врождённых программ поведения, которые возникли в разное эволюционное время, в силу чего нередко друг другу противоречат.

Механизмы реализации врождённых программ поведения способн ривлекаются самые случайные доводы, носящие характер подгонки под ответ.


  1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница