Анализ Сновидения Семинары Введение



страница1/30
Дата19.04.2016
Размер1.74 Mb.
ТипАнализ
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30
Анализ Сновидения - Семинары

Введение

Семинары Юнга, в которых он объясняет свои психологические идеи и аналитические методы, а также взгляды на общество, личность, религию, историю и многое другое, ранее были известны немногим даже среди последователей Юнга. Количество мест на занятиях было ограничено, а конспекты семинаров, изготовленные на мультиграфе, подготовленные участниками семинаров, не публиковались, а распространялись частным образом среди ограниченного круга подписчиков. Тома Семинарских Записей (как они на самом деле назывались) в специальных юнгианских библиотеках не выдавались читателям без разрешения аналитика.[1] В юнгианских публикациях встречаются ссылки на Записи, но редко приводятся цитаты. Хотя эта ограничительная политика вводилась с согласия Юнга, в конце концов он согласился включить Семинарские Записи в список опубликованных работ.

Самый ранний «семинар», записанный в Общей Библиографии Сочинений Юнга (CW 19), был проведен в 1923 г., но есть свидетельства, что Юнг использовал этот семинарский метод уже в 1912 г. В тот год он принял как анализанда женщину из Америки, Фанни Боудич, которая была направлена к нему Джеймсом Джексоном Патнэмом, доктором медицины, профессором неврологии в Гарварде и первым президентом Американской Психоаналитической Ассоциации (1911). Юнг встречался с Патнэмом, когда вместе с Фрейдом и Ференци прибыл в США в 1909 г., чтобы читать лекции в университете Кларка. Патнэм пригласил трех гостей на виллу в Адирондаках, принадлежащую семьям Патнэм и Боудич,[2] и там Юнг мог встретиться с Фанни Боудич (1874-1967).

В 1911 г. Фанни Боудич получила некое нервное расстройство, и доктор Патнэм, действуя и как друг семьи и как врач, посоветовал ей отправиться к Юнгу, которого все еще считал коллегой-психоаналитиком. Прибыв в Цюрих в 1912 г., Фанни Боудич начала психоанализ с Юнгом, предположительно, в его доме в Кюснахте. В мае она начала делать записи в блокнотах[3] о еженедельных лекциях Юнга, на которых она присутствовала в университете. Содержание курса, который в университетской программе носил название «Einfiihrung in die Psychoanalyse», включало в себя общие принципы психологии, психоанализа (с цитатами из сочинений Фрейда), ассоциативный эксперимент, случаи из аналитической практики Юнга, а также мифологический и религиозный материал. Эти записи на английском языке охватывают период лета 1912 г. и продолжаются летом 1913 г. на немецком (который Фанни выучила у своей матери-немки). Название «Семинар» появляется в блокноте для лекций 1913 г. Летом 1913 г. Фанни также делала записи о лекциях по истории религии у профессора Якоба Хаусхира – предположительно, курс, данный совместно с тем, что вел Юнг. Неудивительно, что Фанни Боудич, хорошо образованная женщина, смогла поступить на летний курс в Университет; то, что ее учитель одновременно был ее аналитиком может показаться нетрадиционной психоаналитической процедурой, но Юнг уже отдалился от фрейдовой ортодоксии. На этой стадии своей карьеры он использовал формат семинара, принимая в студенты проходящих анализ (не бывших кандидатами на степень доктора медицины) и работая совместно с профессором религиоведения.

В апреле 1914 г. Юнг оставил свой пост приват-доцента в университете после девяти лет чтения лекций;[4] он больше не имел формальных преподавательских должностей до 1933 г. Однако, в октябре 1916 г. Фанни (уже вышедшая замуж за Иоганна Рудольфа Каца, голландского психиатра юнгианской ориентации[5]) посвятила блокнот записям с еще одного семинара, проведенного Юнгом. Во время войны, когда Юнг служил офицером медицинской службы в швейцарской армии, заведуя лагерем интернированных британских офицеров в кантоне Во, он, очевидно, проводил частное обучение, будучи в отпуске в Цюрихе.

Когда война окончилась, Юнг снова отправился в путешествие – в Лондон, читать лекции перед профессиональным сообществом в 1919 г. и снова в 1920 г.; в Алжир и Тунис весной 1920 г.; и летом 1920 г. в Англию, в Корнуолл, на свой первый семинар за границей. С него нет записей, но этот семинар в Сеннен-Коув возле Ленсд-Энд сохранился в памяти нескольких десятков участников. Он был устроен Констанс Лонг, и среди его членов были Эстер Хардинг и Годвин Бейнс – трое из них были британскими врачами и ранними приверженцами аналитической психологии. Темой Юнга была книга под названием «Подлинные сны Питера Блобса и некоторых его родственников». Первый записанный семинар прошел также в Корнуолле, в Пользите, в июле 1923 г. Его организовали Бейнс и Хардинг; было двадцать девять присутствующих, включая Эмму Юнг и Тони Вольф.[6] Записи, которые без сокращений вели доктор Хардинг и американский врач Кристина Манн, носят название «Человеческие отношения в связи с процессом индивидуации».[7] Двумя годами позже британские юнгианцы организовали еще один семинар в Суонидже, Дорсет, и там было около сотни присутствующих – «гораздо больше, чем нравилось Юнгу», как говорит нам Барбара Ханна, и уж конечно слишком много для семинара. Опять-таки, сохранились записи доктора Хардинг под названием «Сны и символизм» в двенадцати лекциях, от 25 июля до 7 августа, после которых Юнг посетил Выставку Британской Империи в Уэмбли и решился предпринять свое широко известное путешествие в Британскую Восточную Африку.[8]

Однако, ранее в 1925 г., с 23 марта по 6 июля Юнг провел первый из серии семинаров в Цюрихе на английском, которые продолжались четырнадцать лет. Озаглавленный просто «Аналитическая психология», это семинар в шестнадцати лекциях был записан Кэри Ф. де Ангуло, которая впоследствии вышла замуж за Г. Дж. Бейнса. Юнг просмотрел рукопись, которая была перепечатана на мультиграфе на 227 страницах. Ее содержание было посвящено описанию развития аналитической психологии, начиная с 1896 г., когда Юнг был университетским студентом, и подробно останавливалась на его отношениях с Фрейдом. Некоторые отрывки были вставлены Аниэлой Яффе в «Воспоминания, сновидения, размышления».[9] Семинар 1925 года содержит наиболее резкие замечания Юнга о своей психологии.

В ноябре 1928 г. начался семинар об анализе сновидений, которому посвящен настоящий том. На еженедельных собраниях, прерываемых на месяц или более, семинар продолжался вплоть до июня 1930 г. Члены собирались по средам утром в комнатах цюрихского Психологического Клуба в увитом плющом особняке с башенками на Гемейндештрассе, который Эдит Рокфеллер МакКормик купила для Клуба. Немногие административные записи о семинаре или о Клубе сохранились. По воспоминаниям еще живых членов, никаких взносов за обучение не производилось; был лишь небольшой сбор на чай. Разрешение Юнга на присутствие было обязательным условием, и члены находились или ранее были в процессе анализа у Юнга или одного из немногих аналитиков в Цюрихе. Хотя никакого списка участников не существует, расшифровка семинара сохранила имена около пятидесяти человек, участвовавших в дискуссии. Конечно, были и другие члены, которые молчали, как Мэри Фут.

Мэри Фут внесла основной вклад в запись семинаров Юнга с 1928 г. по 1939 г. Родившаяся в Новой Англии в 1872 г., Мэри Фут стала портретисткой с некоторой репутацией, жила в Нью-Йорке, Париже и Пекине.[10] Среди ее друзей были Айседора Дункан, Генри Джеймс, Мабель Додж (позже Лухан), Гертруда Штайн и сценический художник Роберт Эдмонд Джонс из Нью-Йорка, который после прохождения анализа у Юнга и Тони Вольф убедил Мэри отправиться в Цюрих. Она прибыла в январе 1928 г. и осталась там на следующие четверть столетия. Ее аналитическая работа с Юнгом, должно быть, началась после того, как она поселилась в отеле Sonne в Кюснахте, и она, вероятно, присутствовала на семинаре по анализу сновидений с самой первой встречи в ноябре.

Очень немногие люди занимались ведением записей с семинара. В отсутствие Кэри де Ангуло, которая переехала с мужем Г. Дж. Бейнсом в Кармель, Калифорния, записи сессии 1928 г. вела Анна Шапин, преподаватель в Колледже Маунт Хольок в Массачусетсе, потом их расшифровывали, набирали на мультиграфе и распространяли среди членов. Собрания в первой половине 1929 г. записывала другая американка, Шарлотта Г. Дэди. Мэри Фут занялась записью сессии, которая началась в октябре 1929 г., и письма Юнга к ней в декабре[11] показывают, что она редактировала расшифровку (скомпилированную из записей разных членов) и посылала ее части Юнгу, чтобы он их просмотрел. Она занималась всем этим до конца семинара в следующем июне. Все «первое издание», мультиграфированное с расшифровки, было выпущено в пяти томах в формате кварто. В 1938 г. Мэри Фут выпустила «новое издание», в котором записи Шапин были расширены «более полными стенографическими записями мисс Этель Тейлор»; записи Дэди были повторно отредактированы Кэрол Бауман; записи октября-декабря 1929 г. обычным письмом были выполнены Мэри Фут и другими с «большой помощью» Кэри Бейнс и Мэри Хоуэллс; записи января-марта 1930 г., также обычным письмом, вели миссис Бейнс, миссис Дэди, Барбара Ханна, Джозеф Гендерсон и мисс Фут; раздел мая-июня 1930 г. был, как писала Мэри Фут, «отредактирован по стенографическим записям миссис Коппель и моим собственным записям обычным письмом». Рисунки повсюду были выполнены миссис Дэди. Эмили Коппель, англичанка, вышедшая замуж за швейцарца, стала секретарем Мэри Фут в 1930 г. и продолжала записывать расшифровки, готовить трафареты, устраивать печать на мультиграфе и распоряжаться всеми административными деталями, пока война не положила конец сериям семинаров.

Сначала Мэри Фут финансировала работу из подписного взноса, вкладывая и собственные финансовые ресурсы. Позже, в 1930-х, деньги предоставляли Элис Льюисон Кроули и Мэри и Пол Меллон. От Юнга вложений не требовалось, и он получал бесплатные копии Семинарских Записей.

Во время войны Мэри Фут оставалась в Цюрихе, и только в 1950-х вернулась в Новую Англию. Она умерла среди друзей в сельском Коннектикуте 29 января 1968 г. в возрасте девяносто шести лет.[12] Ее бумаги, включая последовательные черновики Семинарских Записей, теперь хранятся в Йельской университетской библиотеке.

В октябре 1930 г., через несколько месяцев после конца семинара об анализе сновидений, Юнг открыл другой английский семинар под названием «Интерпретация видений», основанный на рисунках пациентки-американки, которая зарисовывала образы, которые переживала в процессе «активного изображения». Этот семинар, который считается полезным представлением юнговских техник «активного изображения» и амплификации, продолжался до марта 1934 г. Расшифровка была выпущена под редакцией Мэри Фут в шести томах плюс один том, содержащий двадцать девять иллюстраций. Новое издание, поддержанное взносом от Меллонов, появилось на свет в 1939-41 гг. Во время перерыва в октябре 1932 г. Юнг совместно с Я. В. Хауэром, профессором индологии в университете Тюбингена провел семинар в шести лекциях о «Кундалини-Йоге», впоследствии выпущенный Мэри Фут в 216-страничном иллюстрированном издании, а через год за нм последовала немецкая версия.

Через два месяца после окончания семинара о видениях, 2 мая 1934 г. Юнг начал английский семинар под названием «Психологический анализ Заратустры Ницше». Он продолжался до 15 февраля 1939 г. с несколькими долгими перерывами, когда Юнг отправлялся на чтение лекций в Соединенные Штаты в 1936 и 1937 гг, а также путешествовал в Индию зимой 1937-38 гг., откуда вернулся больным дизентерией. Мэри Фут снова редактировала расшифровку в десяти мультиграфированных томах.[13]

Лекции Юнга на немецком в Eidgenossische Technische Hochschule (Федеральном Техническом Институте) в Цюрихе обычно классифицируются среди его семинаров, но они были проведены в лекционном стиле и были адресованы широкой публике в большой академической аудитории. Для Юнга это было возвращение к своему положению лектора в университете больше, чем двадцать лет спустя. Лекции в ETH по пятницам после обеда начались 20 октября 1934 г. и общей темы «Современная психология» и продолжались с обычными академическими перерывами до июля 1935 г. Их стенографировала секретарь Юнга Мария-Жанна Шмид, и впоследствии они были выпущены в английском переводе Элизабет Уэлш и Барбарой Ханна в том же формате, что и семинары. Юнг продолжал нерегулярные лекции в ETH до июля 1941 г.; среди его тем были «Восточные тексты», «Exercitia Spiritualia св. Игнатия Лойлы», «Детские сны», «Древняя литература о толковании сновидений» и «Алхимия». Большая часть лекций была выпущена в переводе Барбары Ханна.[14]

Каждый том семинаров и ETH нес предупреждение, что «они предназначены для частного использования, и никакая часть не может быть скопирована или процитирована без письменного разрешения профессора Юнга». Когда семинар «Анализ сновидений» и лекции «Современная психология» были выпущены в новых изданиях под совместной эгидой Психологического Клуба и Института Юнга, то же предупреждение было напечатано в предисловии от имени Клуба и Института. Продажа томов была строго ограничена теми людьми, которые были сочтены достойными в процессе анализа и получили профессиональное одобрение. Тем не менее, копии добрались до обычных библиотек и попали в руки книготорговцев.

Когда тираж закончился и новые издания были запланированы на 1954 г., Институт предложил, чтобы тексты просмотрел профессиональный писатель, чтобы вычистить то, что можно счесть недостатками стиля и выразительности. По настоянию Р. Ф. К. Халла и других Юнг написал в Кураторий Института: «Я бы хотел сообщить вам, что после зрелого рассуждения и настоятельных рекомендаций от авторитетных людей, я решил опубликовать мои Семинары без изменений, в том виде, в каком они были раньше. В частности, меня попросили не допустить изменений их стиля». Он предложил, чтобы каждая публикация сопровождалась следующим предупреждением: «Я полностью осознанию тот факт, что текст этих семинаров содержит некоторые ошибки и другие несоответствия, которые нуждаются в исправлении. К сожалению, у меня никогда не было возможности заняться этим самостоятельно. Потому я прошу читателя отнестись к этим отчетам с необходимым критицизмом и использовать их осмотрительно. Прежде всего, они, благодаря изобразительному навыку Мэри Фут, дают живую и достоверную картину подлинных событий, какими они были в то время». Предупреждение так и не было напечатано в новых изданиях, но забота Юнга об ошибках в расшифровках была очевидна. Идея опубликовать семинары для широкой публики витала в воздухе. Майкл Фордхам, один из редакторов CollectedWorks, настоятельно требовал публикации. 24 мая 1956 г. Юнг написал Герхарду Адлеру, который также был редактором CollectedWorks: «Я хотел бы сослаться на нашу беседу 14 мая. Теперь я полностью согласен на публикацию моих «Семинарских Записей» как приложения к CollectedWorks, и я хотел бы, чтобы вы и доктор Фордхам сделали необходимые сокращения и исправления очевидных ошибок. Стенографическая запись не всегда была достаточно точной. Стиль же, насколько это возможно, не следует изменять». Юнг осознал, как можно заключить, тщетность ограничения доступа к семинарским текстам; и он, очевидно, осознавал их ценность для обучающихся аналитиков и еще большего числа серьезных студентов. В письме от 19 августа 1957 г. в Фонд Боллинген он буквально утверждал: «Настоящим я подтверждаю мое согласие на включение сочинений, указанных в вашем письме (т.е. Семинарские Записи и переписка), в CollectedWorks».

На этом вопрос остановился вплоть до смерти Юнга в июне 1961 г. Тем временем, первоначальный план выпустить Семинарские Записи вместе с Письмами как часть CollectedWorks изменился. Редактирование переписки с разрешения Юнга (1957 г.) было передано доктору Адлеру как главному редактору, а также Марианне Ньегус-Юнг и Аниэле Яффе.[15] Поскольку Юнг принял переводчика CollectedWorks Р. Ф. К. Халла в качестве редактора семинаров, проект был отложен, пока у Халла не появится свободное время – то есть, пока CollectedWorks не будут близиться к завершению. В середине 1960-х у Фонда Боллинген был составленный Халлом предварительный план публикации, оговоренный с Гербертом Ридом, семьей Юнга, Адлером, Фордхамом, Кэри Бейнс, Джесси Фрезером, Джозефом Гендерсоном, Аниэлой Яффе, Генри А. Мюрреем и Джейн А. Претт. Этот проект в пяти или шести томах должен был включать семинар 1925 г., «Анализ сновидений», «Интерпретацию видений», «Кундалини-йогу», «Анализ Заратустры Ницше» и, предварительно, подборку лекций ETH. Наследники Юнга в принципе согласились. Халл смог заняться редактированием только летом 1972 г., когда переехал в Нью-Йорк. Он все еще занимался доделыванием перевода юнговской части писем в «The Freud/Jung Letters», избранном писем, написанных на немецком (около половины) и CW 18: The Symbolic Life. Тем не менее, несмотря на постепенное угасание здоровья и энергии, Халл смог отредактировать и аннотировать почти половину семинара Анализ Сновидений в предварительном виде, опираясь на исследовательскую поддержку Лизы Ресс и советы по сущностным вопросам от Эдварда Ф. Эдингера, доктора медицины. Весной 1973 г. Халл вернулся домой на Майорку с ухудшившимся здоровьем, которое мешало всякой профессиональной работе; он умер в Англии в декабре 1974 г. Его рабочие бумаги были сохранены вдовой и в результате отправлены в Принстон. Взяв на себя редакторские обязанности над семинаром «Анализ сновидений» в 1980 г., я начал все с начала.

Мои редакторские принципы отличаются от принципов Халла. Я удалял и изменял текст настолько редко, насколько возможно, давая редакторское примечание ко всякому значительному изменению. Удаления по большей части ограничиваются теми местами, где Юнг повторял информацию для новых членов семинара. Незначительные текстовые изменения по большей части касаются пунктуации, правописания, грамматики и ясности. Вставка множества точек и двоеточий в расшифровку вместо слабо связанных предложений не нарушает стиля Юнга. Множество аннотаций, подготовленных вчерне Халлом и Лизой Ресс были сохранены и значительным образом расширены. Поясняющие примечания Халла отмечены его инициалами. Главное отличие от метода Халла в сохранении имен членов семинара, которые делали комментарии. Многие из них весьма интересные, даже почитаемые, личности в юнгианском мире и за его пределами, и многие из них мертвы. Те четверо, кто были живы в 1982 г. – мисс Ханна, доктор Гендерсон, доктор Кирш и миссис Гаскелл – дали разрешение использовать свои имена. Возможно, что я не смог обнаружить или даже идентифицировать десятерых участников, некоторые из которых могут быть живы; в таком случае я приношу им свои извинения. В самом деле, тогда не было сделано никаких замечаний, о которых можно было бы пожалеть пятьдесят лет спустя. Следует также отметить, что на семинаре не было дано никакого материала из историй болезни, который помог бы идентифицировать подлинное лицо.

Я сделал все возможное, чтобы сохранить «живую и достоверную картину подлинных событий, какими они были в то время», на что Юнг надеялся в 1954 г., и воспроизвел диаграммы и иллюстрации из ранних изданий этих семинаров.

Семинарские Записи имеют подлинную важность для юнгианского канона: это очевидно, и они обладают некоторыми другими значимыми аспектами. Характер устной речи Юнга – действительно, его разговорный стиль – передан достоверно: таково заключение тех, кто хорошо его знал, и особенно тех, кто присутствовал на семинарских встречах. «Записи реальны, словно это расшифровка с ленты, хотя в те времена о ленте невозможно было и мечтать», как заметил один из членов семинара. Мы обязаны мастерству тех, кто делал записи - и это мастерство еще более примечательно в те дни, когда записи велись обычным письмом и сводились вместе. Редакторская работа Мэри Фут была сконцентрирована на преданности записи, как в стиле, так и в содержании.

Мастерству Юнга во владении английским языком, продемонстрированному на этих расшифровках, не стоит удивляться. Он изучал английский в школе и в начале 1900-х провел лето в Лондоне.[16] В клинику Бургхольцли, когда Юнг был ассистентом Блейлера, прибывали для обучения и наблюдения американские и британские доктора: среди прочих, Рикшер, Петерсон, Макфи Кэмпбелл, Гибсон, Бюрроу.[17] И англоязычные пациенты – среди привлекающих внимание, Гарольд Ф. Маккормик и его жена, Эдит Рокфеллер Маккормик из Чикаго – довольно рано оказались в сфере ответственности Юнга. Начиная с 1909 г. у него были частые визиты в Англию и Америку, отмеченные лекциями, конференциями и аналитическими назначениями, проведенными в Англии. К 1920-м годам круг учеников и анализандов, образовавшийся вокруг Юнга в Цюрихе, был столь же равно англо- и немецко-говорящим. (Французов было меньшинство.) Юнг писал и говорил на немецком почти так же часто, как и на немецком или швейцарском немецком, его домашнем языке.[18]

Наконец, беседы Юнга на семинаре богаты материалом, который нельзя найти в его опубликованных сочинениях, или же на него есть лишь намеки. Для него эти беседы были плодотворными: он часто развивал идеи по мере рассуждения. Семинар, опубликованный в этом томе дает самое полное представление о методе амплификации Юнга в анализе снов пациента, а также наиболее детальную запись лечения пациента-мужчины самим Юнгом.[19] В целом, семинары дают нам Юнга расслабленного, уверенного в себе, неосторожного и недипломатического, не уважающего институции и превозносимых личностей, часто шутящего, даже непристойно, способного на самые экстравагантные ссылки и аллюзии, настроенного на самые тонкие резонансы разбираемого случая, и вечно верного себе и своему призванию.

Уильям МакГуайр.

Благодарности

Я уже выражал свою признательность Р.Ф.К. Халлу, Лизе Ресс и Эдварду Ф. Эдингеру за их работу на ранней стадии редактирования. Я в особенности благодарен трем членам семинара 1928-1930 гг., которые тепло отозвались на просьбу и предложили свои воспоминания о «подлинных событиях» и ответы на вопросы, особенно относительно личностей других членов семинара. Это Барбара Ханна, Джозеф Гендерсон и Джеймс Кирш. Я благодарен всем нижеперечисленным людям за ответы на мои вопросы, либо с необходимой информацией, либо с советами по поводу источников для консультации: Герхард Адлер, Дорис Альбрехт, Джон Алден, Нора Бэнгс, Джон Т. Боннер, К. Марстон Кейс, Маргарет Г. Кейс, Джеральд Чаппи, Маргот Каттер, Иван Р. Дыхов, К. Р. Эйслер, Джей Феллоус, Мария-Луиза фон Франц, Патрик Гардинер, Феликс Гилберт, Розамонд Гилдер, Бит Глаус, Леон Горденкер, Норберт Гатермен, Джон Хэннон, Мартин Хичкок, Аниэла Яффе, Джеймс Джаррет, Лили Юнг, Виолетта де Лазло, Филлис У. Леманн, Майкл С. Махони, Мэри Манхейм, Брюс М. Метцгер, Пол Мейварт, Джозеф О'Нил, Эми Поггенси, Эдит Порада, Фрэнк Г.Т. Роудс, Ричард Рорти, Анджела Ричардс, Мерле Грин Робертсон, Беата Сауэрландер, Гершом Шолем, Марджори Шервуд, Элизабет Рииф, Ричард Тейлор, Памела Теске, С. Г. Тэтчер, Элизабет Томас, брат Хризогон Уэддел, Чарльз Ф. Уэстоф, Гельмут Вильгельм, Джон Ф. Уилсон, Джеймс Э.Г. Зетцель и Герберт С. Зим.

За разрешение использовать цитаты из перевода Фауста Гете, выполненного Луисом Макнисом (1951 г.) я весьма благодарен издателям, Oxford University Press, Нью-Йорк и Faber and Faber, Лондон.

У.М.


Каталог: download -> version -> 1414735447 -> module
version -> Федерико Феллини Делать фильм
version -> 2011 год решением ООН был объявлен Всемирным годом молодёжи. Это год 65-летия Детского фонда ООН
version -> Обзор основных теорий
version -> Тема введение в клиническую психологию тема основные разделы клинической психологии
version -> Закономерности гуманизации образования Литература: Антология гуманной педагогики
version -> Издание осуществлено при поддержке Министерства иностранных дел Франции и Французского Культурного Центра в Москве Москва Центр психологии и психотерапии 1998 ббк 88. 2
version -> Рабочая программа по русскому языку, 5 класс
module -> Легенда о Граале. Вступление


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница