А. В. Безруких, О. М. Пиляаина Архетипы в психотерапии


Третий этап индивидуации –



Скачать 268,54 Kb.
страница3/8
Дата10.02.2016
Размер268,54 Kb.
1   2   3   4   5   6   7   8

3. Третий этап индивидуации – это встреча с Анимой и Анимусом. Сам Юнг относился к этому архетипу как к реальному существу, находящемуся в тайниках его души. Он советовался со своей Анимой, считался с ее мнением, учился у нее.

Анима и Анимус живут и функционируют в более глубоких слоях бессознательного, они чужеродны, и привносят в сознание загадочные психические содержания, принадлежавшие далекому прошлому.

"Это дух наших неизвестных предков, их способ думать и чувствовать, их способ познавать жизнь и мир, богов и человека. Факт наличия этих архаических слоев является предположительно корнем веры в реинкарнацию и в возможность воспоминаний из "прошлых существовании". Анима и Анимус живут в мире, совершенно отличном от внешнего, где пульс времени стучит бесконечно медленно, где рождение и смерть индивида не идут в счет. Не удивительно, что их вторжение в сознание часто равнозначно психозу" /40/.

Архетип Анимы привлекал Юнга очень сильно. Ее образ постоянно присутствовал в его собственных снах и видениях, так что представления об одержимости мужской психики Анимой, о многочисленных и сложных проблемах, порожденных ею, имеют глубоко личностную природу. Он сам описывал это так: "Меня крайне занимало то, что какая-то женщина существует внутри меня и вмешивается в мои мысли, в самом деле, думал я, может она и есть "душа" в примитивном смысле слова, и я спросил себя, почему душу стали называть "Анима", почему ее представляют как нечто женственное. Впоследствии я понял, что эта "женщина во мне" - некий типический или архетипический образ в бессознательном всякого мужчины, я назвал его "Анима". Сперва я обратил внимание на негативные аспекты Анимы. Я испытывал страх перед нею, будто от присутствия чего-то невидимого. Затем я попытался посмотреть на себя со стороны и подумал, что все мои записи и наблюдения над собой – ни что иное, как письма, адресованные ей, т.е. той части я, чей взгляд на вещи отличается от моего - сознательного взгляда и самому мне представляется необычным и неожиданным... Каждый вечер, записывая свои фантазии, я думал: если я не запишу, моя Анима не сможет удержать их"/39/.

Негативная Анима в сновидениях изображается фигурами ведьм, злобных колдуний, различными чудовищами женского пола.

Положительные стороны Анимы не менее многочисленны, чем отрицательные ее свойства. Архетип Анимы воплощает идею красоты, духовности. Анима – это прежде всего душа.

Позитивные аспекты Анимы, связаны с тем, что она обеспечивает компенсаторное равновесие сознания и бессознательного, посредничая между ними. В Аниме заключается полнота и целостность бессознательной душевной жизни.

Анима – фактор наивысшей важности в психологии мужчины, где всегда действуют эмоции к страсть. Она усиливает, преувеличивает и мифологизирует все эмоциональные отношения к профессии и противоположному полу.

В сновидении это фантастические хитросплетения. Юнг считал разрешение проблем с Анимой важнейшей частью психотерапевтической работы и процесса индивидуации. Не освободившись от анимистической зачарованности, мужчина не станет самостоятельным и цельным, не научившись взаимодействовать с Анимой, он не сможет испытать счастья в семейной жизни и любви.

Встреча с Анимой – трудное испытание, из которого не многие мужчины выходили с честью. Такая встреча может произойти во внешнем мире, поскольку черты и свойства Анимы проецируются на реальных женщин, или в мире внутреннем: интеграция с Анимой является необходимым этапом процесса индивидуации. Непонятная и таинственная Анима, являясь мужчинам в сновидениях в виде загадочных, обольстительных и ужасных женщин, обычно проецируется на противоположный пол. Сюда относятся все случаи роковой любви, необъяснимой и безумной страсти, которая захватывает мужчину тем сильнее, чем более разумную и сознательную жизнь он привык вести. Брак с Анимой /женщи-ной, душевный склад которой дает особенно сильные основания для проекции мужской Анимы/ несет вступившему в него райские наслаждения и адские муки, которые могут привести к самоубийству или драме.

Как и любой архетип, Анима сочетает позитивные и негативные черты, божественную и демоническую природу. В процессе индивидуации осознание Анимы способно компенсировать антагонизм Самости и Персоны. Анима часто выступает в спасательной роли в ситуациях, которые кажутся человеку безвыходными. «Анима, - пишет Юнг, - принадлежит к тем "пограничным явлениям", которые происходят, главным образом, в совершенно особых психических ситуациях. Подобные ситуации всегда характеризуются более или менее внезапной ломкой образа или стиля жизни, которые до этого казались необходимым условием и фундаментом его индивидуального существования. Когда разражается подобная катастрофа, для человека не только отрезаны все пути к отступлению в прошлое, но и нет, кажется, никакого пути для движения вперед, в будущее. Он оказывается один на один с беспросветной и непроницаемой тьмой, чья бездонная пустота внезапно заполняется неким видением, осязаемым присутствием какого-то чуждого, но способного придти на помощь существа» /33/.

Интегрированная Анима становится уникальным посредником между сознанием и бессознательным, центром, который вносит психическое равновесие индивидуальности, приблизившейся к Самости.

Эта гармония символически представлена женско-мужской парой, слиянием обеих начал, называемых на Востоке Янь и Инь.

Анима, как женщина внутри, предопределяет эмоциональные аспекты мужской личности, управляет жизнью его чувств и несет ответственность за всевозможные аффективно обусловленные катастрофы – неуместные влюбленности, разрушительные привязанности, неудачи в браке и интимной жизни.

Анимус у женщины тяготеет к сфере разума и убеждений, формирует мнения, участвует в принятии важных решений и структурирует ее жизненный путь. Типичная сфера ценностей и идеалов в воспитании детей, сфера власти - профессиональная карьера женщины или ее светская жизнь.

"Если бы мне нужно было одним словом обозначить то, -пишет Юнг, - в чем состоит различие между мужчиной и женщиной в этом отношении, и, таким образом, то, что характеризует Анимус в отличие от Анимы, то я мог бы сказать только одно: если Анима производит настроение, то Анимус – мнения, и как настроение мужчины проявляется на свет из темных глубин, так и мнения женщин основываются на тех же бессознательных, априорных предпосылках. Мнения Анимуса очень часто имеют характер солидных убеждений, поколебать которые нелегко, или принципов, которые якобы неприкосновенно общеобязательны" /39/.

Метафорически интеграция Анимы/Анимуса, союз сознания и бессознательного изображается с помощью иерогамии – священного брака, ребенком которого является божественная Самость. Соответствующие образы и символы будут проявляться в сновидениях человека, успешно продвигающегося по пути индивидуации. Такие образы могут знаменовать благоприятное окончание кризисного периода в жизни и служить началом физического и духовного исцеления.

4. Четвертый этап индивидуации.

"Самость – наша жизненная цель, потому что это наиболее полное выражение того судьбоносного сочетания, которое мы называем индивидуальностью". «Человек должен быть собой, должен нести собственную индивидуальность, тот центр личности, который одинаково удален и от сознания и от бессознательного, мы должны стремиться к этому идеальному центру, к которому природа, кажется, направляет нас» /39/.

Самость в сновидениях часто символизируется образом ребенка, божественного младенца. Образ ребенка символизирует потенциальность, возможности развития, в снах ребенок может соединять в себе бессознательные и сознательные черты и свойства.

"Зачастую ребенок принимает вид как бы в подражание христианскому образцу, но значительно чаще он ведет свое происхождение из нехристианских праступеней, а именно, от животных, обитающих в преисподней /таких как крокодилы, драконы, змеи/, или от обезьян. Нередко ребенок появляется в цветочных чашечках, или из золотого яйца, или же в виде сердцевины мандалы. В сновидениях он является по большей части как сын или дочь, как мальчик, подросток или юная девушка, иногда он имеет экзотическое происхождение /китайское, индийское, с темным цветом кожи/ или даже космическое /под звездами или окруженный ореолом звезд, как сын короля или как дитя ведьмы с демоническими атрибутами/. Иногда встречается особый случай манифестации этого же мотива как "трудно достижимой драгоценности". Тогда мотив ребенка чрезвычайно изменчив и принимает все, какие только можно формы, например, драгоценного камня, жемчужины, цветка, сосуда, золотого яйца, четверицы, золотого шара и т.д. "/40/.

Образ ребенка соответствует бессознательному личности. Часто события во сне соответствуют героическому мифу, то есть происходят изменения в сторону индивидуации. В неблагоприятных случаях /инфляция/ сновидец примеряет на себя роль страдальца или видит сны о героических подвигах, компенсирующие сознательное чувство неполноценности. Специфическим символом индивидуации является также мандала – образ психического универсума, изображение центростремительного процесса, воссоздающего центр индивидуальности. Мандала подчинена принципу троичной, четверичной и осевой симметрии и в типичном случае представляет собой фигуру круга, квадрата или равностороннего креста. Архетип Мандалы задает особые сновидения - "мандалические сны". Такие редко встречающиеся сновидения являются свидетельством успешной индивидуации и характеризуются ощущением равновесия, покоя, и благополучия. Их можно отнести к числу " просветленных снов".

Персонификациями Самости часто выступают фигуры святых, апостолов и особенно – образ Иисуса Христа. Образ Христа как Всеобъемлющей целостности, полного и совершенного существа отражает архетипическое представление о целостности индивида или Самости.

Говоря о зрелости, "разрастании" личности, Юнг представляет ее индивидуацию как процесс ассимиляции бессознательных содержаний. Даже на завершающих этапах индивидуации личность может встретиться с серьезными трудностями – например, в случае мана-личности. В юнгианстве этим понятием обозначают человека, сумевшего в процессе индивидуации интегрировать архетипы так, что в результате его Это становится полновластным хозяином связанной с ними психической энергии.

Сила и власть аффекта, которыми обладали Персона, Анима и Тень, переходят к Эго, сумевшему "разобраться" с ними подобно тому, как в представлениях первобытных людей "мана" /колдовская сила/ убитого переходила к его убийце.

"Так сознательное Я становится мана-личностью. Но мана-личность, - пишет Юнг, - это доминанта коллективного бессознательного, известный архетип сильного мужчины в виде героя, вождя, колдуна, знахаря и святого, властелина людей и духов, друга божьего... Так оно становится сверхчеловеком, превосходящим, любую силу, полубогом, а может быть, и более того".

На самом деле в таком положении вещей таится опасность сильнейшей психической инфляции, ибо мана – всего лишь иллюзия.

"Сознание не стало властелином над бессознательным, только Анима утратила свою барскую спесь – в той степени, в какой Я смогло разобраться с бессознательным". Установилось хрупкое равновесие сил, нарушить которое просто и опасно. Проекция «маны» на окружающую действительность приводит к возникновению всякого рода вождей, фюреров, экстрасенсов, к развитию маниакальных психозов. При этом люди, представляющие собой благоприятную среду для таких проекций, оказываются жертвами всяких современных шаманов.

В тех случаях, когда Это не выдвигает претензий на обладание могуществом, одержимости не возникает и бессознательное утрачивает свою власть над ним. В таком состоянии, указывает Юнг, мана должно доставаться чему-то, что и сознательно, и бессознательно, или ни то, ни другое. Так формируется новое средоточие личности, нечто посередине между противоположностями, следующая ступень. Это позитивная мана: личность в старину становилась жрецом, способствующим возрастным инициациям, лекарем-целителем тела и души. В настоящее время такой деятельностью являются призвание педагога, священника, аналитика и психотерапевта,

Итак, этапы процесса индивидуации по Юнгу заключаются в следующем:

1. Осознание Тени и интеграция представленных в ней содержаний личного бессознательного, "достижение соглашения с Тенью".

2. Осознание и разрушение Персоны, искажающей подлинную сущность индивидуальности, дистанцирование от Персоны, отказ от проекций и проективных идентификаций.

3 Разбирательство с Анимой или Анимусом, ассимиляция воплощаемых ими содержаний коллективного бессознательного, установление связей с бессознательным посредством интегрированных Анимы/Анимуса.

4. Отказы от идентификации с архетипом мана-личности и ассимиляция его содержаний с Самостью.

5. Становление Самости как полной, всесторонней и гармоничной индивидуальной целостности, истинной и автономной индивидуальности, не подверженной ничьим влияниям носительницы творческого потенциала.



IV. ПРОЦЕСС ПСИХОТЕРАПИИ
Весь процесс психотерапии Юнг условно разделил на две стадии: аналитическую и синтетическую.

1. Аналитическая стадия.

Аналитическая стадия делится на два этапа: признание и толкование. Лечение начинается со сбора материала. Пациент рассказывает о своей жизни, переживаниях, сновидениях и т.д. Психотерапевт направляет рассказ пациента, стараясь сделать его более полным и откровенным. Уже в процессе признания происходит частичное осознание своего бессознательного.

Следующий этап – толкование собранного материала. Особо важное значение Юнг предавал сновидениям, архетипическим образам и символам.

2. Во второй стадии терапии, синтетической, также как и в первой, выделяются два этапа: обучение и трансформация.

Юнг считал, что прозрение и понимание – это лишь первая половина лечения. Результатом этого этапа лечения должно стать формирование у пациента не только нового понимания себя и окружающего мира /предыдущая стадия/, но и привычек, новых стереотипов, поведения и реагирования. Работа на этой стадии строится на методе активного, воображения, направленного на осознание и восприятие глубинных аспектов психики. Основную задачу активного воображения представляет выведение на сознательный уровень "отколовшихся" энергетических систем, чья автономия угрожает единству психики и ее целостному функционированию. Активное воображение помогает личности осознать ранее недифференцированные обособленные участки психики и представляют собой своего рода отдельно живущие "Я-личности" со своими мыслями, чувствами, эмоциями, качествами и свойствами, непризнанными сознанием и неизвестными ему. Содержание этих комплексов, берущее начало в коллективном бессознательном, оказывает постоянное воздействие на душевную жизнь индивида, что проявляется в форме неожиданных аффектов и настроении, чрезмерных эмоциональных реакций, интуитивных догадок и предчувствий. В отличие от образов сновидения, фантазии появляются в сознании бодрствующего человека, что позволяет устанавливать с ними связи, не теряя одновременно ориентации во внешнем мире. Фантазии располагаются как бы "на пересечении" реального мира и внутренней психической реальности. С архетипами этой психической реальности возможно установить контакт посредством активного воображения, сохраняя контроль сознания над душевными переживаниями, индуцируемыми комплексами. Персонификация собственных бессознательных содержаний позволяет заключить душевный образ в рамки конкретного объекта или явления. Давая ему имя, мы амплифицируем /обогащаем/ и дополняем разрозненные аспекты эмоционально-чувственных комплексов. Заключив их в знаково-символическую форму, легче удержать в сознании все многообразие, тонкость и сложность проявлений бессознательного. В технике активного воображения необходимо, сохраняя сознательный контроль над самим процессам, свести к минимуму цензуру сознания над активностью бессознательных содержаний.

Информация из бессознательного может придти в виде внутренних ощущений, зрительных образов, спонтанных движений, мелодий или голоса. Подходящими формами работы являются рисование, лепка, свободные описания, сочинение рассказов, сказок или стихотворений. Главная задача –попытаться понять как можно лучше смысл того, что выражает бессознательная психика, безотносительно к оценке художественного или иного совершенства полученных результатов. Ученик Юнга, Р. А. Джонсон предлагает четырехступенчатый подход к процессу активного воображения:

1. Состояние отрешенности или опустошение Эго. Необходимо "очистить" сознание от всех мыслей, образов и чувств, которые порождены внешними условиями. Ощущения и мысли, пребывающие в бессознательном, не дифференцированном состоянии, получают возможность оформиться в образы – персонификации.

2. Приглашение бессознательного – проникновение фигур бессознательного в сферу Эго. Воображая любые пейзажи, картины или сюжеты, можно инициировать этот процесс. Для этого не нужно делать никаких специальных усилии – достаточно позволить спонтанному образу "вплыть в сознание" и вступить с ним в доброжелательный диалог. Можно спросить у персонифицированных содержаний, что они собой представляют, откуда они пришли, чего хотят, каково их сущностное предназначение и т.п. Важно установить, какие части внутреннего Я нашли свое воплощение в образах активного воображения, какие аспекты или интенции личности подавляются сознанием, не находят себе выхода или применения.

3. Работа с этическими ценностями. Сознание пытается заключить договор с отколовшимися комплексами, принимая на себя определенные обязательства. Важно достичь такого соглашения, при котором основные ценности и характер личности остаются незыблемыми. Сознание вступает в диалог с архетипическими влияниями, но не дает им захватить контроль над психикой и поведением индивида. Происходит постепенное разрешение внутриличностных конфликтов, "очеловечивание" теневых сторон психики, интеграция автономных комплексов – духовное развитие и рост.

4. Эго ритуал. Здесь недостаточно ограничиться интеллектуальной активностью – необходимы конкретные действия или поступки. Они не обязательно должны быть грандиозными, но принятые решения нужно зафиксировать в поведении личности, а не только в ее мыслях.

Метод раскрывает и актуализирует новые возможности и способности личности. Ранее связанная комплексами психическая энергия разблокируется и может быть употреблена на цели роста и развития. Взаимодействие сознания и бессознательного, сменившее их былой антагонизм, позволяет Самости, как сущностному центру индивидуальности, координировать различные аспекты процесса индивидуации, способствуя росту зрелости и внутренней силы ".

Современное постюнгианство значительно усовершенствовало метод активного воображения.

Д. Хиллман – создатель "архетипической психологии" особый акцент придает спонтанному творчеству. Его пуэрильный подход заключается в интенсивной работе с образами. Отличительная особенность данного подхода заключена в аутентичной ценности образа, в его субъективности. Хиллман придает ведущую роль индивидуальности /пациен-та и аналитика/ в данном процессе. Понимание или амплификация /обогащение/ бессознательных содержаний - процесс глубоко личный, интуитивный, предполагающий "вживание" в образ, спонтанно всплывающий из психических глубин. Иногда сильное Эго аналитика /целенаправленное, прямолинейное, жестко структурированное профессиональной подготовкой/ часто бывает помехой, а не помощью в работе с образами бессознательного.

Картины воображения хрупки и изменчивы, требуют бережного обращения. Всякие попытки систематизировать и упорядочить эти образы приводят к упрощению уникальных проявлений человеческой психики. "Для психической объективности, нам необходимы психические объекты, - говорит Хиллман, - силы создающие на пути Эго препятствия в форме помех, навязчивых идей и состояний. Эти комплексы, боги или деймоны, которые противодействуют нашей субъективной воле. "Маленький народец" /комплексы/ поспешно скрывается при обращении на него внимания. Маленькие люди приходят из страны мертвых – как легендарные персонажи – страны предков. А являющиеся нам образы – наши предки. Они исторические предшественники, архетипы нашего конкретного духа, которому они передают культуру предков. В деятельности воображения это составляет моральный момент. Мы ответственны перед ними и за них. Взаимоотношения с ними проникнуты взаимной заботой. В античности считали, что деймоны являются духами - хранителями. Наши образы являются нашими хранителями в той же мере, в какой мы являемся их хранителями. Они требуют, чтобы мы советовались с ними, составляют источник морали и религии, они "учат" нас как нам необходимо реагировать".

Вместо попыток проникнуть в смысл бессознательного образа, "расшифровать" его Хиллман предлагает идти за ним следом, бережно и серьезно воспринимая любой бессознательный импульс, помня о рождении на свет нового аспекта Самости. Важно раскрепостить воображение, условности, правила, традиции. Образы бессознательного по Хиллману следует предоставить самим себе, своему изначальному предназначению. Предоставив им свободу, мы получим в сознании спонтанное появление значения и смысла, которые обогатят его содержание. Цель терапии по Хиллману, - полная свобода, спонтанность, трансцендентность и вездесущность воображения. Аналитик одним из главных считает архетип Вечного мальчика - "духа молодости, вечно юного, свежего и порождающего. Этот подход означает терапию окрыленную и вдохновенную, фантастическую и безответственную".

Противоположным пуэрильному подходу Хиллмана является направление, развиваемое французским психологом Р. Дезолье. Основной задачей юнгианского анализа он считает понимание специфики бессознательных содержаний в контексте жизни пациента – его деятельности, семейных отношений, конфликтов. Направленное фантазирование по Дезолье это техника, в большинстве своем содержащая элементы внушения, суггестии. Аналитик занимает директивную позицию в интерпретации бессознательной символики, выявляя архетипические комплексы и порождаемые ими проблемы.

Метод направленного воображения Дезолье имеет тематическую тенденцию, создавая своего рода "смысловой коридор" для бессознательной символики. Возникающие образы несут определенную личностную проблематику и обнажают актуальные комплексы пациента. Одновременно происходит отреагирование сильных аффектов и трансформация сознательных установок. Терапевтическая процедура позволяет сочетать диагностику актуального состояния с осознанием причин скрытых конфликтов. Дезолье представляет стандартные темы для направленного воображения /он называет их стартовыми образами/. Эти образы /меч, ваза, спуск в глубину или подъем на вершину/ способствуют бессознательной проекции основных архетипов структуры личности и типичных проблем отдельных этапов ее индивидуации. Он широко использует также фантазирование в рамках основных мифологических сюжетов, и мотивов, предлагая пациентам описывать воображаемые отношения со сказочными персонажами /русалками, феями, ведьмами, колдунами, животными и т.п./.

Существуют и другие методы, способные войти в активный контакт с образами бессознательного и получить от них важную информацию, поддержку и помощь. Р. Дезолье положил начало таких высокоэффективных современных методов краткосрочной психотерапии, как гипноанализ, эриксоновская терапия, психосинтез, символдрама. Далее метод, использующий воображение, был использован X. Лейнером, который целенаправленно задействует символы и символические сюжеты. Он демонстрирует, что символы не только скрывают аффекты, но и намерено могут использоваться для изменения аффекта и жизненной ситуации с терапевтической целью. Этот метод послужил основанию такой глубинной психологии как психосинтез, основанный Р. Ассаджоли.

Описание метода активного воображения:

Пациенту предлагается отстраниться от сегодняшней ситуации, расслабить свой контроль /убирается инстанция Эго/, и попробовать представить какой-нибудь образ, рассмотреть его. В процессе этого пациент держит вербальную связь с терапевтом, рассказывая каким он видит образ, какова его динамика, эмоциональная атмосфера, что происходит вокруг образа и где происходит само действие. Если что-то в образе для пациента является неприемлемым, следует сказать ему, что это его фантазии и в фантазии все возможно. От сессии к сессии фантазии все меньше связаны с реальностью, с контролем. После окончания фантазий аналитик вместе с пациентом проговаривает, анализирует продуцированный материал. Извлеченные архетипы из индивидуального бессознательного переносятся в актуальную жизнь и тщательно прорабатываются. Работа идет в следующей последовательности:

1. Выявляются экзистенциональные страхи – страх смерти. В образе это может быть бегство, отсутствие выхода, желание убийства и т.д. Важно определить, с чем связан этот страх, наличие индивидуальных травм в биографии, которые могут служить источником данных страхов.

2. В фантазии определяется материал, связанный с персоной, что является представлением человека о самом себе.

3. Проговаривание теневых проблем – что в фантазии является вытесненным, что пациент не хочет знать о самом себе.

4. Выявляется проблематика, связанная с Анимой/ Анимусом.

5. В фантазии возможно проявление Самости, которое требует тщательной проработки и анализа.

Трудности, которые могут иметь место при проработке продуцированного материала:

- Трудно пациенту отделить себя от Персоны. В этом случае Эго сращивается с Персоной. Данное нарушение преодолевается через усиление качеств Персоны в ходе анализа: гипертрофируются те качества, которые пациент приписывает себе. Важно отодвинуть Эго от Персоны, усилить его.

- Нарушение самооценки, связанное с Тенью. Они идут от нравственных качеств личности. /Персона/. Тень захватывает человека. Действенным способам преодоления негативных качеств является их проработка, когда негативные представления вербализуются, то потенциал негатива уходит, истощается. Также идет освобождение на визуальном уровне от напряжения, и Эго вновь начинает интегрироваться.

- Работа с Анимой и Анимусом. Проблема может заключаться в подавлении женщиной архетипа Героя, а мужчиной – архетипа Великой Матери. Мужчину может искушать архетип Иванушки-Дурочка, а женщину - архетип Сиротки. Обнаружив эти проблемы, необходимо провести последовательную интерпретацию, доводя до осознания пациента их наличие.

Начинать работу продуцированного материала следует с индивидуальных проблем пациента, а затем с архетипических. Архетипы сильны, напористы и обладают большой энергией и автономностью и поэтому человек часто может воспринимать архетип как отдельную личность



Каталог: content -> files -> upload -> 130
130 -> Ролло Мэй Смысл тревоги Перевод с английского М. И. Завалова и А. И. Сибуриной Москва Независимая фирма «Класс» 2001
130 -> В работы Биона: Группы, познание, психозы, мышление, трансформация, психоаналитическая практика / Пер с англ. М.: «Когито-Центр», 2007. 158 с.
130 -> Психоанализ и психоаналитическая терапия
130 -> Книга является выражением признательности ныне покойной Мелани Кляйн, перед которой я в долгу
130 -> Книга амеpиканского психоаналитика Робеpта босhаkа "В миpе сновидений"
130 -> Теория психического развития л. В. Топорова Глава параноидно-шйзоидная позиция
130 -> Т. И. Пухова Символическая игра и общее развитие от двух до трех лет
130 -> А. В. Безруких, О. М. Пилявина в тридевятом Царстве
130 -> Роберт Алекс Джонсон Сновидения и фантазии. Анализ и использование Бессознательное и его язык 1 Осознание бессознательного
130 -> Гиппенрейтер Ю. Б. Неосознаваемые процессы


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница