А. В. Безруких, О. М. Пиляаина Архетипы в психотерапии


Рассмотрим архетип Животного /Зверя/



Скачать 268,54 Kb.
страница2/8
Дата10.02.2016
Размер268,54 Kb.
1   2   3   4   5   6   7   8

Рассмотрим архетип Животного /Зверя/.

Изображения животных восходят к ледниковому периоду. Жизнь архаичного человека находила свое отражение в наскальных рисунках, где главенствовал мотив Животного. Изображаемое животное выполняет функцию "двойника", посредством символической расправы над ним охотники пытаются предвосхитить и гарантировать гибель реального животного Это одна из форм симпатической магии, которая основывается на "реальности" двойника, представленного на картине, то что происходит с изображением, случится и с оригиналом. Другие пещерные изображения должны были, по-видимому, олицетворять обряды плодородия. Животные на них изображены в момент случки. В примитивных обществах существовали обряды с использованием звериного наряда, который полностью скрывал человека. С течением времени этот наряд был заменен животными и демоническими масками. В движениях ритуальных танцев отражались основные качества животного.

Юнг указывал на тесную связь, существующую у дикаря с его тотемным животным /или "лесной душой"/. Существуют особые обряды для установления этой взаимосвязи, в особенности это относится к обрядам посвящения для подростков. Подросток входит во владение своей "животной душой", и одновременно путем обрезания жертвует своим "животным бытием". Этот двойной процесс делает его полноправным членом клана, объединяемого общим тотемом, и закрепляет его родство с тотемным животным. Но, прежде всего, он становится мужчиной. Во многих племенах мужчина, не прошедший через обряд обрезания, воспринимается как животное. Поскольку ни человеческий, ни животный аспект в душе необрезанного не получили осознания, то подразумевается, что животный аспект в таком случае остается преобладающим. Животный лейтмотив в мифе и ритуале символизирует обычно примитивную и инстинктивную природу человека.

В бессознательном человека существуют инстинктивные порывы, имеющие грозную силу и живущие по своим законам. Животный демон – чрезвычайно выразительный символ для подобных импульсов. Живость и конкретность этого образа дают человеку возможность установить взаимоотношения с ним как представителем неодолимой силы в собственной душе. Он и страшится его, и стремится снискать благосклонность с помощью жертвы и ритуальных действий,

Безграничное изобилие животного символизма, во все времена характерное для религии и искусства, не просто подчеркивает важность животного символа; оно показывает, насколько для человека необходимо сделать психическое содержание этого символа, т.е. инстинкт, неотъемлемой частью своего существования. Животное – это часть природы и подчиняется своим инстинктам. Эти инстинкты имеют аналог в человеческой жизни, ведь основанием человеческой природы также является инстинкт.

Однако в человеке это "животное существо" /которое живет в нем в качестве его инстинктивного начала/ может стать опасным, если не будет трезво признано со стороны личности, и не станет целостной частью человеческой жизни. Человек – единственное живое существо, способное контролировать свои инстинкты, но он также способен подавлять, искажать и ущемлять их, а животное, выражаясь метафорически, никогда не бывает более диким и опасным, чем когда его ранят. Подавленные инстинкты способны овладеть человеком врасплох; они способны даже уничтожить его.

Итак, подавленные и ущемленные инстинкты – это постоянный источник опасности для человека. Условием целостного и полнокровного существования является внутреннее принятие личностью этой животной души. Человеку следует исцелить животное в себе и сделать его своим другом.

Архетип Мудрого Старца – это образ смысла и мудрости. В юнговской терминологии старец-мудрец есть персонификация мужского духа; соответственно мудрая старуха является воплощением женской души или Анимы. В мужской психологии Анима связана с Мудрым Старцем как дочь с отцом. У женщины, старец-мудрец представляет аспект Анимуса. Женским эквивалентом у обоих является Великая Мать.

Фигура Мудрого Старца проявляется в образах духовного учителя, гуру, волшебника, доктора, священника, т.е. лица, обладающего авторитетом. Когда необходимо понимание, самоанализ, добрый совет, планирование, но своих ресурсов на это человеку не хватает, то архетип духа может появиться в образе человека, карлика, гнома или животного.



Архетип Младенца /Вечного Дитяти/ - /лат.- Puer acternus относится к мужчине; Puella deternus – к женщине/.

Пуэр – алхимический термин, обозначающий божественную вневременность "младенчества" и "дитяти". Психологически – понятие вечной молодости, обозначает архетип, рассматриваемый как невротический компонент личности. Вечное Дитя – это архетипическая доминанта или образ одного из полюсов в парной связке противоположностей, действующих в человеческой психике и стремящихся к единству /второй полюс этой пары – Сенекс-Старец/.

Этот архетип используется в мифологии для обозначения вечно юного бога-дитя; это общая всем мифологиям черта: их герои, хотя бы в каком-то определенном аспекте, удерживают на вечные времена свой возраст. Человек, чья психическая эмоциональная жизнь остается на детском или юношеском уровне находится в очень сильной зависимости от матери /для женщины – от отца/. В интерпретации Юнга архетип "вечного" мифологического дитяти имеет психологический смысл констатации неразрушимости некоторых инфантильных черт в психике взрослого мужчины.

Жизнь Вечного Дитяти, или пуэра, полна условностей и вследствие страха быть пойманным в ситуацию, из которой ему будет трудно ускользнуть. Его судьба редко оказывается такой, какой она ему видится, и когда-то ему придется что-то с этим делать, - но только не сейчас. Поэтому все планы на будущее растворяются в фантазиях по поводу того, что будет, что может и должно быть, при этом никаких решающих действий к изменению ситуации не предпринимается. Пуэр стремится к свободе и независимости, раздражается и нервничает по поводу любых ограничений и презирает всякие границы и преграды на своем пути.

Общие симптомы психологии пуэра – образы тюрьмы и вообще любых ограничений свободы: цепи, оковы, пещеры, решетки, засовы, капканы, корсеты, бандажи и т.п. Сама жизнь, существующая как реальность воспринимается как тюрьма. Эти преграды, барьеры бессознательно связываются со свободной жизнью в свободном мире раннего детства. Дитя – это начало и конец, первичное и конечное существо до-сознательная и пост-сознательная сущность человека. Его до-сознательная сущность – это бессознательное состояние самого раннего детства, пост-сознательная – предвосхищение по аналогии жизни после смерти. В этой идее выражена всеобъемлющая природа психической целостности. Составляющими архетипа Дитя могут быть чувства отчуждения или одиночества, заброшенности. Вследствие этого возникают: синдром "бедный я", характеризующий регрессивное стремление к зависимости и парадоксальное желание освободиться от прошлого – положительная сторона архетипа Божественного Дитя.

Архетип Священного Брака /гиерогамия/ - объединение архетипических фигур в возрожденных мистериях древности, а также в алхимии. Типичными примерами являются представления Христа и Церкви как жениха и невесты и алхимическое соединение солнца и луны.

В работах Юнга, в зависимости от контекста, брак рассматривается как длительное взаимоотношение между мужчиной и женщиной или как внутреннее сочетание мужского и женского начал в психике индивида или как конъюнкция, или же как священный брак-иерогамия.




II. АРХЕТИПЫ ОСНОВНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ

СТРУКТУРЫ ЛИЧНОСТИ
Юнг относил к архетипам и основные элементы структуры личности. Юнг выделяет элементы /слои/ в структуре личности: Персону, Эго, Тень, Аниму/Анимус и Самость.

Персона /личность/ - самый верхний слой личностного сознательного.
Персона – это визитная карточка "Я". Это манера говорить, мыслить, одеваться. Она является характером, социальной ролью, способностью самовыражаться в обществе.

Персона – латинское слово, обозначающее маску, которую одевали греческие актеры для условного обозначения той или иной роли.

Различают позитивные и негативные качества персоны. В первом случае она подчеркивает индивидуальность, способствует коммуникации, служит защитой от вредоносной внешней среды. Во втором случае, если социальной роли предается слишком большое значение, Персона может задушить индивидуальность.

Персона имеет свою символику в снах и фантазиях – это устойчивые, одинаковые по качеству приходящие символы во сне или в фантазиях. Эти идеальные представления связаны с личными проблемами, с профессиональной ориентацией. Ее символы во сне или в фантазиях – одежда, свет, прическа, дом, значимое орудие бытового труда. Персона может быть очень слабой или очень сильной. Если Персона очень сильная, то она может разрушить и растворить человека, его Эго. Появляется ощущение могущества, вседозволенности. Если Персона слабая, зажатая, то ее защитные функции будут страдать – из Тени появятся страхи, фобии, разрушительные тенденции. Персона несет защитную функцию и представляет собой часть подсознания – она может быть осознанной или неосознанной.

Эго – центр сознания, и поэтому играет основную роль в нашей сознательной жизни. Эго создает ощущение осознанности и последовательности наших мыслей и действий. В то же время Эго, находясь на гране с бессознательным, ответственно за связь /слияние/ сознательного и бессознательного. При нарушении гармоничности этой связи возникает невроз.

Тень – центр личного бессознательного. Сюда входят желания, тенденции, переживания, которые отрицаются индивидуумом как несовместимые с существующими социальными стандартами, понятиями об идеалах и т.д.

В жизни мы обычно отождествляемся с Персоной и стараемся не замечать все, что считаем низким, порочным в своей личности.

Юнг выдвинул гипотезу о компенсаторной функции бессознательного, которое отражает содержание сознания в обратном перевернутом виде. Поэтому экстравертированная личность в своем бессознательном интравертированна. Робкий – человек в своем бессознательном храбр, храбрый – робок, добрый – зол, а злой – добр и т.д.



Тень нельзя игнорировать, ибо можно, не осознавая этого, оказаться в ее плену. И наоборот, чем полнее осознать Тень, тем гармоничнее становится личность и ее отношение с окружающей средой. Тень – не только обратное отражение Эго, также хранилище жизненной энергии, инстинктов, источник творчества. Тень уходит своими корнями в коллективное бессознательное, а поэтому может дать доступ индивидууму /и аналитику/ к материалу, который обычно недоступен Эго и Персоне.

Тень обладает большой энергетической силой. Если она переполняется вытесненным материалом из Эго и Персоны, то может разрушить Эго. Тень имеет несколько слоев:

1. То, что мы не замечаем /мало травмирует нас/.

2. То, что приносит дам отрицательные эмоции.

3. Те вещи, для принятия которых требуется много времени, которые сильно напрягают личность, вызывая аффект через инвазии /вторжения/. Это может привести к расколу сознания, сужению его возможностей – меньшее представление о самом себе, особенно если Персона сильно их подавляет.

Если эти слои проявят себя все одновременно, это может разрушить Эго.

Во сне и фантазиях Тень приходит в виде пугающих животных, неожиданностей, страхов, травмирующих эффектов. Чем глубже из Тени извлекается материал, тем менее он символичен, чем ближе к сознанию – тем больше символов.

Если сон страшен и его содержание запомнилось, то работают все слои бессознательного.

Если сознание не может вытеснить материал и не может его принять, то он ''гоняется во времени" бессознательного как символический кошмар.

Анима и Анимус – это представление о себе как о мужчине или женщине, Анима /у мужчин/ имеет обычно феминическое, а Анимус /у женщин/ - маскулинистическое содержание. По Юнгу, каждый мужчина, в глубине своей души, в своем бессознательном – женщина, а каждая женщина – мужчина.

Каждый мужчина несет в себе вечный образ женщины – не той или иной определенный женщины, но образ женщины как таковой. Этот образ отпечаток или "архетип" всего родового опыта женственности, сокровищницы всех впечатлений, когда-либо производившихся женщинами. Поскольку это образ бессознателен, он всегда также бессознательно проецируется на любую женщину, он является одним из главных оснований привлечения и "отталкивания". Анима и Анимус – наиболее древние архетипы, они ориентированы своим острием к глубокому бессознательному, так же как Персона к внешней среде, и оказывают большое влияние на поведение индивидуума.

Позитивные качества Анимы: Покровительство, Забота, Красота. Негативные: поглощение, пожирание, мистическая ведьминская натура / мать-разрушительница; Медуза Горгона/. Мужчина боится в себе разрушительной – негативной Анимы с чертами коварства и обмана.

Когда мальчик инициирован мужским обществом, он определяется в мужской среде, но он боится вновь быть захваченным матерью. Если он возвратится к матери, то он будет отторгнут мужской средой.

Анима имеет четыре формы проявления:

1. Первая ступень ее развития – образ Евы – природное, стихийное начало, неспособность к рефлексии, моральным размышлениям, стремление только к чувствам, переживаниям. Эта ступень дает природное, биологическое начало способность к деторождению.

2. Вторая ступень – это Елена Прекрасная, Елена Троянская, олицетворяющая красоту и эротическую привлекательность, страстную романтическую любовь. Такая любовь слепа и не думает о последствиях, она способна на жертвенность и не лишена духовности. Но союз с Еленой как мы знаем, не принес счастья ни Менелаю, ни Парису. Сюда же можно отнести образы Изольды, Джульетты и т.д.

3. Третья ступень соответствует Деве Марии, плодотворящей любви, поднимающей эрос до высот духовности. Воплощенная в женщине одновременно Мать и Дева - заботливая, любящая, прекрасная, духовно богатая.

4. Наконец четвертая ступень – это София, премудрость Божия. Образ Мудрости, идущий от гностиков, прекрасно описан в православии.

Анимус у женщин тяготеет к сфере разума и убеждений, формирует мнения, участвует в принятии важных решений и, в определенной степени, структурирует весь ее жизненный путь. Влияние Анимуса сказывается в сфере ценностей и идеалов, в установках, связанных с воспитанием детей. Типичная сфера его власти – профессиональная карьера женщины.

Подобно Аниме, Анимус также характеризуется четырьмя ступенями развития:

1. На первой ступени он воплощает красоту, физическую мощь мужчины, значимость тела и силы /супермены/.

2. На второй ступени к внешней стороне добавляется духовное содержание и перед нами романтический герой, подобный Байрону, благородный разбойник, сыщик, отважный путешественник.

3. Третья стадия соответствует социально успешному, часто богатому и удачливому в делах мужчине, такой Анимус проецируется на видных общественных деятелей, бизнесменов, писателей и проповедников.

4. Последняя, четвертая стадия представлена Фигурой мудрого учителя, советчика, духовного руководителя.

Анииа и Анимус в сновидениях представлены фигурами противоположного пола сновидцу. Поскольку генетически эти архетипы тесно связаны с отцом и матерью ребенка, то в сновидениях могут принимать родительские образы.

Духовно зрелый мужчина имеет развитую Аниму и обладает тонкостью, чуткостью, обонянием, творчеством и созиданием. Неразвитая Анима у незрелой личности - капризна, мнительна, грубо эротизирована и деструктивна.

Психологически зрелая женщина имеет развитый Анимус, который играет роль мудрого советчика и помощника, дарующего уверенность в собственных силах.

Неразвитый Анимус у женщины выражается в злом, разрушительном влиянии.

Самость – архетип целостности личности. "Самость означает всю личность. Вся личность человека не поддается описанию, потому что его бессознательное не может быть описано". По Юнгу "сознательное и бессознательное не обязательно противостоят друг другу, они дополняют друг друга до целостности, которая и есть Самость".

Самость объединяет сознательное и бессознательное, она является центром целостности "Я" как Эго-центр сознания.

В сновидениях Самость может проявляется в виде определенных знаков, которые может распознавать любой человек; это некий символ, к которому человек чувствует трепетное отношение.

Архетип Самости, представляющий собой психическую целостность и полноту, соответствует образам, символизирующим процесс развития и трансформации – как путь /Дао/, Золотой Цветок, Божественный Младенец, Бог /Христос, Митра, Будда, Брахма/ и олицетворяет гармонию, вечность, святость и красоту.




III. АРХЕТИПИЧЕСКИЕ СИМВОЛЫ ИНДИВИДУАЦИИ В ПРОЦЕССЕ ПСИХОТЕРАПИИ
Способность человека к самопознанию и саморазвитию, слиянию его сознательного и бессознательного Юнг назвал процессом индивидуации. "Индивидуация означает становление единым, однородным существом, и поскольку "индивидуальность" – это наша наиболее внутренняя, постоянная и ни с чем не сопоставимая уникальность, то индивидуация также подразумевает становление собой"/40/.

1. Первый этап индивидуации – осознание Тени. Если мы признаем ее реальность, то можем освободится от ее влияния. Кроме того, осознание личного бессознательного – путь ликвидации неврозов.

Начальная стадия процесса индивидуации наполнена ощущением скуки, пустоты и бесцельности, происходящего, чувством неудовлетворенности жизнью и собственной деятельностью. Это состояние может проявляться в разных периодах жизни, обычно впервые болезненно и остро человек ощущает его в юности.

Метафорическим образом такой неудовлетворенности в сновидении является старость, бессилие, болезнь, нищета. Такое состояние может возникнуть в связи с психологической травмой, его типичным признаком является болезненная реакция на внешние малозначительные неудачи. Необходимо познакомиться со своим бессознательным и, в первую очередь, с неприятными и негативными свойствами личности, к которым человек старается не приглядываться. Это и будет архетип Тени, осознание которого является первым этапом процесса индивидуации. Тень, как низшая часть личности, представляет собой совокупность всего, чем человек не хочет быть, она воплощает несовместимое с сознательно избранной установкой.

"Тень – это скрытая, подавленная, низшая и обремененная виной часть личности, корнями своими уходящая в

животный мир – мир наших предков и таким образом вмещающая целый исторический пласт бессознательного" /39/.

Архетип Тени проявляется в примитивных инстинктах и демонстрирует все то, чего человек боится, но страстно желает, все, относящееся к звериному началу – жестокое, низменное, коварное, деструктивное, антисоциальное. Эти бессознательные соединения объединяются в автономную личность, своего рода "анти-Я" /субличности/, компенсаторно дополняющие Эго.

Юнг считает, что формирование Тени начинается в раннем детстве, когда ребенок сталкивается с тем, что отец и мать ругают и наказывают его за желания и поступки. Слабое Эго еще не способно разобраться в сложной, запутанной сети представлений о добре и зле, оно предпочитает вытеснить и забыть все, что взрослые называют и считают нехорошим. Таким образом, отторгнутыми оказываются целые аспекты личности, ее душевной жизни. Отщепляясь, они становятся автономными, обрастают эмоциями и чувствами, приобретают определенный энергетический потенциал и, в конце концов, складываются в мощное анти-Я, антипод Эго. Эта Тень до поры до времени "сидит в засаде" и ждет удобного момента, чтобы вторгнуться в сознание и отобрать у Эго частицу власти над поведением и поступками личности, а то и захватить эту власть целиком /психоз/.

«Осознание Тени – сложная и мучительная задача. Обычно все негативное проецируется на других, на внешний мир. Если человек в состоянии увидеть собственную Тень и вынести это знание о ней, задача хотя и в незначительной части, решена: уловлено по крайней мере личное бессознательное. Тень является жизненной частью личностного существования, она в той или иной форме может переживаться. Устранять ее безболезненно – с помощью доказательств либо разъяснений – невозможно. Подойти к переживанию Тени необычайно трудно, т.к. на первом плане оказывается уже не человек в его цельности. Тень напоминает о его беспомощности и бессилии» /40/.

Признание своей Тени и интеграция ее в целостную систему индивидуальной психики необходима для психического здоровья. Если негативное качество или желание осознано, его можно преодолеть, избавиться от него. Но вытесняемые свойства становятся тем сильнее, чем больше человек стремится их подавить. Типичное отношение к своей Тени – попытка спроецировать ее качества на других людей Именно так формируется "образ врага", расовые и национальные предрассудки .

Частичная идентификация с теневым, бессознательным чревата раздвоением личности, психозами.

В сновидениях архетип Тени изображается с помощью темных, мрачных /темнокожих/, уродливых фигур, одного пола со сновидцем. Персонаж Тени наделяется негативными свойствами и качествами, совершает мерзкие поступки От его фигуры веет иррациональными ужасом. Тень может выглядеть могущественной, жестокой, обладать сверхъестественными способностями. Архетип Тени, как феномен коллективного бессознательного, вторгаясь в сознание индивида, порождает негативные проекции и проективные идентификации, следствием которых могут быть разрушительные психические конфликты, деструктивные действия, психосоматические нарушения. Наряду с отрицательными сторонами и функциями Тень содержит ценности и информацию, в которых нуждается сознание, но в такой форме, что их трудно интегрировать и включить в свою жизнь. Поэтому в юнгианском анализе принято не уничтожать Тень, искореняя любые возможности ее присутствия в системе психики, а достигать с нею соглашения. Станет ли Тень нашим врагом или другом, зависит только от нас самих. Тень – это не обязательно противник или соперник, это такое же человеческое существо, как и сознательное Я, с которым последнее должно сосуществовать, поскольку нуждается в нем. Тень делается враждебной лишь тогда, когда она игнорируется или отрицается. В сновидениях индивидуация Тени, ее признание представлено разнообразной архетипической символикой /драконы, насильники, монстры-трупы, отвратительные пауки – свидетельство нежелания видеть в себе злое, разрушительное начало/.

Чем более развита позитивная сознательная установка, тем благопристойнее и приличнее поведение человека, тем строже он следует коллективным нравственным и моральным нормам, тем большей компенсации требуют дремлющие в нем первобытные разрушительные инстинкты. Сон разума порождает чудовищ.

Осознание Тени и ее интеграция требуют величайшей осторожности и силы духа. Этот мощный архетип обладает колоссальной психической энергией и может стать источником сильнейших аффектов. Устранится от их воздействия невозможно – они способны стереть Это в порошок, непоправимо разрушить психическое равновесие личности.

Впервые встреча с Тенью в процессе индивидуации происходит в возрасте, когда человек обычно не обладает ни необходимой мудростью, ни силой духа. Помощником в этом случае может стать доверие к своему бессознательному, которое направляет человека /сны, видения, "двойные сигналы"/ на верный путь. Потеря связи с бессознательным, с Тенью, игнорирование ее требований грозит бедой, необходима интеграция теневой стороны бессознательного – осознание его. В итоге человек должен решить, что сделать из Тени: врага или друга, а успешная индивидуация возможна не через конфликт, а путем договора.



2. Второй этап индивидуации – это анализ Персоны. Персона выполняет запретные функции, но в то же время она является маской, скрывающей Самость. Внешнее проявление личности /имя, должность, титул, персональная машина и т.д./ еще не является ее сущностью.

"Анализируя Персону мы срываем маску и обнаруживаем, что-то, что называем индивидуальным, на самом деле является коллективным"/30/. Чем ярче выражен архетип Персоны в бессознательной основе личности, тем могучее иллюзия личности относительно масштаба собственной индивидуальности. Противоречия между интересами Персоны и задачами индивидуации ведут к тому, что Самость и Персона часто предстают двумя равно возможными /и одинаково привлекательными/ направлениями жизненного пути.

Персона есть проявление или свойство личности, противоположное ее подлинности. Юнг писал: "Мы не очень погрешим против правды, сказав: Персона – это то, чем человек в действительности не является, но в то же время чем он сам, ровно как и другие, себя считает" /39/. Влияние этого архетипа приводит к различным искажениям процесса индивидуации, в частности, к психической инфляции, суть которой заключена в непомерном расширении, раздутости личности вследствие ассимиляции бессознательного содержания и идентификации с ним. Психологическим эффектом инфляции может быть либо мания величия, либо чувство неполноценности, в зависимости от того, в каком направлении происходит активизация отношения к внешнему объекту: в активном, при котором коллективный аспект расширяет сферу своего действия, или в реактивном, когда расширяется сфера претерпевания.

Процесс инфляции, как удаление от Самости, есть движение в направлении, обратном индивидуации. Оно сопровождается диссоциацией психических содержаний, нарастанием расщепления в системе личности, антагонизмом сознательной и бессознательной установок. Могут появляться гипертрофированные последствия переоценки родительских влияний или служебных успехов, рисуя картины необъяснимых социальных катастроф, ужасающих в противоположность реальной стабильности социального статуса и престижа сновидца. В сновидениях Персона является через элементы внешнего облика, ее проявление представляет собой одежда, украшения, интерьеры, учебные заведения, офисы, кинотеатры и т.п.

Человек с развитой Персоной, которая изолирует его от Самости, может видеть себя во сне голым, в разорванной одежде, измазанным грязью, бессознательное, которое стремиться ограничить чрезмерную власть Персоны, создает сновидения на тему безусловного подчинения, в котором сновидец будет действовать как полицейский, дрессировщик, строгий педагог, солдат, охранник, раб. Наставляя на путь индивидуации, бессознательное посылает мотив снов, построенный на фальши, изображение в виде сценического действа, посещение парикмахерской, театра, мистерий и т.д.

В процессе индивидуации необходимо не только осознать искажающее влияние Персоны, но и преодолеть его. Это подобно крушению сознательной установки, по Юнгу "... гибель мира в миниатюре, в результате чего все снова возвращается в начальный хаос. Чувствуешь себя брошенным на произвол судьбы, дезориентированным кораблем без кормила, брошенным на волю стихий" /40/. Эта потеря равновесия оправдана, если инстинктивная деятельность бессознательного устанавливает новое равновесие, а сознание в состоянии ассимилировать /понять и переработать/ произведенные бессознательным содержанием. Но часто личность выбирает для себя наименьшее сопротивление и падает обратно в коллективное бессознательное, которое берет на себя руководство психической жизнью. В этом случае происходит либо регрессивное восстановление Персоны, при котором человек находит для себя новую социальную роль, более мизерную и ничтожную, чем раньте, либо идентифицируется с коллективной психикой, (инфляция в чистом виде), когда личность мнит себя носителем тайного знания, божественной мудрости, владельцем сокровища или обладателем непобедимого оружия, т.е. преувеличивает свою важность, ценность, значимость и демонстрирует неадекватное поведение в социальной сфере.



Каталог: content -> files -> upload -> 130
130 -> Ролло Мэй Смысл тревоги Перевод с английского М. И. Завалова и А. И. Сибуриной Москва Независимая фирма «Класс» 2001
130 -> В работы Биона: Группы, познание, психозы, мышление, трансформация, психоаналитическая практика / Пер с англ. М.: «Когито-Центр», 2007. 158 с.
130 -> Психоанализ и психоаналитическая терапия
130 -> Книга является выражением признательности ныне покойной Мелани Кляйн, перед которой я в долгу
130 -> Книга амеpиканского психоаналитика Робеpта босhаkа "В миpе сновидений"
130 -> Теория психического развития л. В. Топорова Глава параноидно-шйзоидная позиция
130 -> Т. И. Пухова Символическая игра и общее развитие от двух до трех лет
130 -> А. В. Безруких, О. М. Пилявина в тридевятом Царстве
130 -> Роберт Алекс Джонсон Сновидения и фантазии. Анализ и использование Бессознательное и его язык 1 Осознание бессознательного
130 -> Гиппенрейтер Ю. Б. Неосознаваемые процессы


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница